1
2
3
...
35
36
37
...
59

— По моему разумению, ты один из тех, кто умеет читать чужие мысли, — высказал толстяк очередную догадку. Теперь его улыбка походила на оскал.

— Да, некоторые люди утверждают, что это у меня получается неплохо, — не стал отпираться Джексон.

— И что же ты прямо сейчас читаешь в моих мозгах? — тут же последовал вопрос.

— Имя, — кратко ответил Джексон.

— Ого! Ладно, тогда чье имя?

— Хэймана.

Рыбак вскочил на ноги.

— Да кто же ты такой, черт возьми? — потребовал он ответа.

— Ваш друг, — загадочно пояснил Джесси. — А точнее, мечтающий им стать.

— И что ты подразумеваешь под этим?

— Да то, что надеюсь познакомиться с вами поближе. А так как мне нравятся думающие люди, я верю — мы станем друзьями.

— Думать чертовски хорошо и полезно, — насмешливо заметил толстяк. — Но заглядывать в чужие черепушки — совсем другое дело. Я к такому не привык и не скажу, что мне это по душе. Ну и кто я по-твоему?

— Хороший стрелок, причем левша и любитель покера, у которого трудно выиграть, — не раздумывая доложил Джексон.

Левая рука мужчины скользнула вовнутрь куртки — да так и осталась там, потому что он с тревожным интересом уставился на револьвер Джексона, сверкнувший в его руке на уровне пояса.

— У думающего человека, — как ни в чем не бывало продолжал Джесси, — вслед за первой пришедшей в голову мыслью на смену приходит другая. И я надеюсь, она уже у вас появилась, приятель?

Толстяк не торопясь извлек руку из своей мешковатой куртки, покачал головой и проговорил:

— Думаю, ты мог бы потягаться с самим дьяволом.

— Нет, — возразил Джексон, — но я хотел бы быть ему полезен, если его имя Хэйман.

Глава 27

В тот же самый миг, когда рука толстяка покинула куртку, исчезло оружие и Джексона. Как только оно скрылось, рыбак вновь дернул рукой, будто желая все повторить сначала, но тут же передумал. На его лице снова появилась улыбка, но на этот раз она скорее походила на ухмылку.

— Ну, а если бы мне предстояло подумать о тебе, незнакомец, то к каким выводам я пришел бы насчет тебя? — поинтересовался он.

— Вы могли бы с полным основанием сказать себе, что встретили молодого человека на серой лошади, у которого ничего нет, кроме массы свободного времени и готовности потратить его на что-нибудь стоящее, — с готовностью ответил Джесси. — Далее, могли бы прийти к безошибочному выводу, что у него пустой бумажник, но он не имеет ни малейшего желания наполнить его, вкалывая в поте лица. Не лишним было бы предположить, что молодой человек обожает короткие пути к тому, что сулит хороший навар, и ненавидит ходить кругом да около или тянуть резину там, где можно достичь того же самого одним наскоком.

Толстяк впервые за все это время искренне и громко рассмеялся.

— Да, ты щенок еще тот! — воскликнул он. — Каким именем прикажешь тебя величать?

— Тут нет тайны. Многие меня называют Манхэттенским Джесси, — отрекомендовался Джексон.

— Значит, Манхэттенец? — заметил толстяк. — Не будь между нами тумана, который ты напустил, и маленького недоразумения, я бы, пожалуй, обменялся с тобой рукопожатием.

— И на том спасибо, — откликнулся Джесси и спросил в свою очередь: — А как вас зовут?

— Некоторые просто Жирным Олухом. Другие -Джо Пузаном. Есть и такие, которые дали мне кличку Джо Ловкач. А в афишках, расклеенных по городу, я значусь как Джозеф Декер. Их отпечатали некоторые мои друзья, которым не терпится представить мне крышу над головой и посадить меня на казенные харчи, не говоря уже о бесплатном содержании за счет налогоплательщиков. Но у меня всегда столько дел, что я просто не могу выкроить времени, чтобы воспользоваться их приглашением.

Джексон, пожалуй, тоже впервые за все время их разговора широко улыбнулся.

— Понимаю тебя, Джо, — сказал он, также переходя на «ты». — И рад, что меня представит Хэйману не какая-то шестерка.

— А кто сказал, что я собираюсь представить тебя Хэйману? — полюбопытствовал толстяк, внезапно став серьезным. — Нет, мальчик, даже и не подумаю!

— И все потому, что, как сказал мустанг человеку: «Сначала покажи, что у тебя нет лассо, а уж потом подходи»? Но ведь ты же сам видишь — я свой парень в доску, Джо. И надеюсь, замолвишь за меня словечко перед Хэйманом?

— Откуда мне знать, что ты не федеральный агент? — парировал тот.

— Если у тебя какие-то сомнения, значит, ты плохо меня разглядел, — упрекнул собеседника парень. — Посмотри-ка на меня повнимательней, Джо!

Пузан оглядел Джексона и кивнул; его ухмылка расползлась от уха до уха, собрав щеки в складки плотного жира.

— Ты толковый щенок! А что за трюк ты выкинул со своей пушкой? Вновь спрятал ее в рукаве?

— Нет, просто скрыл в ладошке. Вот так просто взял и растворил. Я обычно держу ее там на всякий непредвиденный случай.

— Ну и сколько пулек в столь необычном оружии? — поинтересовался толстяк.

— Во избежание самовыстрела гнездо барабана, которое сейчас под курком, пустое — почему бы не дать дополнительный шанс противнику? Больше пяти пуль у меня в барабане никогда не бывает. Ну, а как насчет тебя?

— Нет, сынок, я не столь доверчив, — сообщил Джо Пузан. — Я не вчера родился. И уже насмотрелся на своем веку молодых глупцов, у которых пули в стволе не держатся. Вот и спросил тебя, чтобы убедиться на всякий случай, не из их ли ты числа?

— Значит, теперь нам ничто не мешает проделать остаток пути по Виллоу-Трайл вместе? — спросил Джексон.

— Всему свое время. Не бери меня за горло, приятель, — осадил его Джо Пузан. — С тобой еще не все ясно до конца. То, как ты выхватываешь пушку, я уже видел, а вот как стреляешь из нее — пока не знаю.

— У этого ястреба, судя по всему, тоже сомнения на сей счет, — небрежно заметил Джесси, показывая на небо.

Толстяк поднял глаза и увидел ястреба, который, широко раскинув крылья, плыл над верхушкой дерева, в пятидесяти ярдах от них. В тот же момент грянул выстрел — и ястреб камнем рухнул на землю. Джо Пузан тут же обернулся к Джексону, но в руке у того уже ничего не было.

— Шик! — воскликнул Джо. — Такой быстрой реакции, как у тебя, сроду не видывал. По моему разумению, ты не нуждаешься в особых представлениях. У тебя такая визитная карточка, что куда там! Сейчас, обожди, заберусь на своего пегого, и мы на пару двинем по Виллоу-Трайл с моей превеликой радостью. — Махнув рукой, он поспешно направился к кустам.

В тот же самый момент, как толстяк скрылся в них, Джексон слетел со спины серого на землю как кошка, одним прыжком перемахнул через прудик, и скользнул за Джо следом.

Однако двигались они по-разному. В то время как Пузан продирался через кусты с треском, Джесси шел так тихо, словно это были не плотные заросли, а густой туман. Внезапно шум впереди него прекратился, и он увидел, что толстяк крадется по уже проделанному проходу в кустарнике обратно, стараясь ступать осторожно. В руке его поблескивала сталь.

На губах Джексона возникла та самая холодная улыбка, которая в прежние времена заставляла трепетать сердца многих мужчин. Он сделал беззвучный шаг и оказался за спиной Джо.

— Охотишься на гризли? — спросил Джексон.

Пузан резко повернулся, и тут же ему в живот плотно уперлось дуло кольта. Он часто заморгал, словно лицо Джексона излучало ослепительный свет.

— Пусть Святой Моисей поразит меня на этом месте! — выдохнул толстяк. — Ты не так зелен, как выглядишь.

— Спрячь пушку, Джо, — предложил Джексон. — Только делай это медленно и осторожно!

— Манхэттенец, я уберу ее туда, откуда вынул, так бережно, словно она высечена из целого алмаза, — пообещал тот и подкрепил свои слова действием.

В тот же миг исчезло и оружие Джексона.

— Я просто хотел выглянуть и осмотреться, все ли тут спокойно, — попытался оправдаться Пузан, к которому уже начал возвращаться прежний цвет лица.

— Конечно, ничего другого у тебя на уме не было, — не замедлил согласиться с ним Джексон. — Считай, что я тебя так и понял. Пожалуй, до этого момента ты вправе был бы сказать, что мы толком еще не узнали друг друга. Ну как, угадал?

36
{"b":"5016","o":1}