ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот тот, кого ты выбрал, — произнес Хэйман. — Теперь забирай его. Пора шевелиться, Манхэттенец. Все уже на местах. Обожди, пока караульный обойдет по кругу, а тогда двигай!

Глава 40

Джексон принялся растирать и массировать пальцы правой руки, сгибать их и разгибать. По его телу пробежал холодок, когда он подумал о том, как много этой ночью будет зависеть от искусства и ловкости его рук.

Дело не в деньгах. Их он уже заполучил, отобрав награбленное у Хэймана, вора и негодяя, каких еще свет не видывал. Целью Джесси было вправить мозги Джеку Такеру, навсегда отбить у него охоту к «вольной» жизни и общению с преступниками.

Он намеревался увезти Такера на ранчо его отца. А если ему это удастся, то каково будет изумление на лице старого ранчеро? Какими глазами посмотрит на Джексона Мэри?

Джесси перевел дух. Его нервы разыгрались до такой степени, что понадобилось немалое усилие воли, чтобы полностью взять себя в руки.

Между тем караульный уже вынырнул из-за западного угла здания и шел вдоль фасада, приближаясь к двери. Здесь он задержался, вынул трубку и стал набивать ее табаком. А когда раскурил и продолжил обход, то в свете керосиновой лампы можно было разглядеть, как за его плечами стелется струйка табачного дыма.

Это был крупный малый, с честным волевым лицом, насколько можно было рассмотреть при таком плохом освещении.

В тот момент, когда он скрылся из виду, завернув за следующий угол банка, Джексон дотронулся до руки Такера и направился на противоположную сторону улицы. Джек последовал за ним. Они держались в тени, отбрасываемой высоким зданием магазина. Достигнув противоположного тротуара, Джесси свернул ко входу в банк и укрылся в глубокой выемке его дверного проема.

Такер стоял за его спиной почти вплотную, так что Джексон слышал шумное прерывистое дыхание юноши. Мальчишка был напуган, однако изо всех сил старался не подавать виду. Мельком отметив это и взяв на заметку, Джесси принялся открывать дверной замок отмычкой. Много времени на это у него не ушло. Вскоре дверь открылась, и они ступили вовнутрь здания.

На слабо освещенном полу раскачивались их тени. Пол был освещен только потому, что лучи мощной керосиновой лампы с веранды отеля поблескивали на металлической отделке интерьера и зеркалах, а также отражались от белых стен.

Неожиданно, потянув за собой Такера, Джексон бросился на пол. Снаружи к фасаду здания приближался караульный. Дойдя до двери, он остановился и постоял около нее некоторое время, заложив руки за спину и покачиваясь взад и вперед, как маятник. Затем начал насвистывать мелодию. Джесси сразу вспомнил мелодию, а затем и слова популярной песни, которую не раз слышал на ранчо в исполнении собравшихся в кружок пастухов. Он знал ее от начала до конца:

В штат Колорадо я не ногою,

Там ночи все напролет

Режется в карты и хлещет спиртное

В притонах отъявленный сброд.

Красотке Монтане — мой пылкий привет,

Но ты — для бездельников рай.

А в штате Вайоминг вопрос и ответ

Расслышишь сквозь кольтов лай!

Кроме азартного покера, штат Канзас,

Чем ты порадуешь нас?

Есть, где развернуться, в штате Невада,

Пусть там хорошо, но туда мне не надо!

Я б в штат Аризона попасть не хотел:

Апач там крадется, невидимый глазу.

А в штате Нью-Мексико от вонзившихся стрел

Станешь похожим на дикобраза!

Нет, там, где гризли выворачивает с корнями пни,

Где старатели золото ищут,

Куда китайцы просачиваются, как муравьи,

Там я построю себе жилище!

Где злобный тарантул ползет на меня,

А свирепый койот, оскалив зубы, рычит,

Откуда в набег на наши поля

Выходят полки саранчи!

И там среди диких суровых гор,

Рискуя сломать себе шею,

Буду золото мыть до тех пор,

Пока не разбогатею!

После того как караульный старательно отсвистел все куплеты баллады «Вперед не Запад», он протянул руку и машинально подергал ручку входной двери.

В тот же миг зашевелился и молодой Такер. Он выхватил кольт. Его рука судорожно взметнулась с оружием, целясь в спину караульного, хорошо видимую через стеклянную панель двери.

Джексон перехватил его запястье и рывком пригнул руку Джека вниз. Его охватила такая ярость, что он и сам не мог бы вспомнить все те бессвязные проклятья, какие свистящим шепотом обрушил в ухо своего компаньона, распростертого рядом с ним на полу. Но Такер, ошалев от того, что услышал, даже не сделал попытки высвободить свою руку.

А караульный, как бы почувствовав, на каком волоске висит его жизнь, внезапно оставил дверь в покое, даже не повернув до конца ручку замка, и отошел от нее поспешным шагом.

— Он заметил нас, — выдохнул Такер.

— Нет, если только у него не столько глаз, как у мухи, — возразил Джесси. — Пошли!

Он встал и направился к высокой стальной перегородке, верх которой венчала позолоченная накладка с острыми зубьями. За ней виднелся широкий, похожий на нахмуренный лоб, набалдашник огромного сейфа. У двери в перегородке Джексон ненадолго задержался. Вскоре она открылась от магического прикосновения его руки.

— Мой Бог! — пробормотал в изумлении Такер. — Как тебе это удалось?

— Сущий пустяк, — отмахнулся Джексон. — Теперь заходи, нам предстоит разгадать цифровую комбинацию на замке сейфа. Зажги фонарь…

— Он уже горит, — сообщил Джек.

— Хорошо, — кивнул Джексон. — Я хочу осмотреть все комнаты, чтобы потом не отвлекаться. Скоро вернусь!

Он обнаружил, что путь в заднюю часть здания лежит через длинную комнату. Пробираться по ней было трудно, так как ничего не стоило наткнуться на один из многочисленных стульев, стоявших там в беспорядке и в неверном лунном свете и в отблесках уличной керосиновой лампы видимых ничуть не лучше, чем в полной темноте. Но Джесси миновал комнату, даже ни до чего не дотронувшись.

Он добрался до задней двери здания, опустился на колени, и спустя мгновение отмычка сделала свое дело — хорошо смазанные «собачки» замка спрятались в своих гнездах. Джесси попробовал дверь — она легко открылась. Потом вновь ее притворил. Вход с улицы своим помощникам он обеспечил. Теперь были открыты все двери. Через одну из них вскоре ворвутся те, кто представляют для него смертельную опасность! Но Джексону было не привыкать. Он знал, что нынешней ночью на карту поставлена его жизнь, однако ничего не могло поколебать его решения играть до конца.

Он вернулся в помещение, где находился сейф, и там застал молодого Такера неподвижно застывшего в дальнем углу.

— Начал уж думать, что ты, возможно, сюда не вернешься… — упрекнул его Джек и умолк, потому что в это время послышался отдаленный стон, похожий на человеческий.

Это поднялся ветер. Его сильный порыв заставил содрогнуться заднюю дверь и задребезжать стекла в оконных рамах. В этом банке все было сделано на современный лад — полно окон.

Джексон подождал, когда шум, вызванный ветром, утихнет, затем наклонился к замку и, прижав к нему ухо, стал жать, когда успокоятся нервы, а стук сердца в груди станет еле слышимым.

Чтобы этого добиться, у него был старый и многократно уже испытанный на практике трюк, но восхищение, которое Джесси испытывал, пуская его в ход вновь и вновь, ничуть не уменьшилось со временем. Годы не погасили ту радость, которую он ощущал от сознания, какого высокого мастерства добился в искусстве владеть собой.

В самом начале надо было железным напряжением воли запретить себе реагировать на все импульсы, все мысли и желания, кроме одного-единственного — прочитать то, что находится в самом сердце этой хитроумной загадки, воплощенной в металле. Когда Джексон добился того, что в его сознании воцарилась полнейшая тишина, как в могиле, он начал самым нежнейшим образом крутить диск цифры, чтобы наиграть комбинацию. Он воспринимал тончайшие пульсации крови в самых кончиках пальцев. Но даже и такое минимальное постороннее воздействие следовало исключить. Надо было полностью изолироваться от восприятий любых физических импульсов, кроме тех, что поступали из внутренностей замка.

54
{"b":"5016","o":1}