1
2
3
...
11
12
13
14

Шериф уставился на бандита, пытаясь понять, что скрывается за его словами.

– Нет, защитить тебя я не смогу, – задумчиво произнес он. – Но вот что посоветовал бы тебе, сынок. Будь осторожен. Иначе в один прекрасный день тебе свернут шею и ни один шериф в мире не сможет помешать этому. Все! – С этими словами Энтони резко развернулся и направился к двери.

– Уже уходите? – негромко протянул Линмаус. – Спасибо, что предупредили. Спокойной ночи, шериф!

Страж порядка на ходу невнятно выругался.

Линмаус легкой походкой догнал его в коридоре.

– Энтони, может, мне вас проводить? А то…

– Да пошел ты! – рыкнул шериф, водружая на голову сомбреро. – Чего мне бояться?

«Наглость этого парня не знает предела», – подумал он.

– Осторожнее на лестнице, шериф! Верхние ступеньки почти сгнили. Не ровен час, подвернете ногу и свалитесь с нее. Вот шуму-то будет!

Бросив на Ларри сердитый взгляд, Энтони быстро добрался до лестницы и бегом спустился вниз.

Вернувшись к себе в номер, Линмаус обнаружил в нем второго посетителя.

Глава 10

Визит Гарри Дея

Новый гость расположился у окна так близко, что вполне мог бы облокотиться на подоконник и выглянуть наружу. Однако с улицы его видно не было. Им оказался мужчина невысокого роста, похожий на рано состарившегося ребенка. У него была большая круглая голова, а за огромными линзами очков – часто моргающие глаза. На мужчине был костюм из серой фланели, серый шелковый галстук и сорочка из мягкой ткани с удивительно узким воротничком. На ногах – элегантные, из тонкой кожи туфли. Судя по их блеску, можно было догадаться, что их хозяин тщательно за ними ухаживает. В одной руке посетитель сжимал пару замшевых перчаток, некогда желтых, но от частых стирок ставших почти белыми. Из нагрудного кармашка пиджака торчал уголок носового платка с тонкой синей полоской.

Увидев Ларри, он махнул ему рукой, в которой держал перчатки.

– Привет, старина!

Линмаус, закрывая за собой дверь, инстинктивно защелкнул замок.

– Конечно же это Гарри Дей, – проговорил он и, окинув взглядом костюм посетителя, оценил его элегантность. – Как же тебе удалось залезть по водосточной трубе и не вымазаться?

– Это мой маленький секрет, – ответил Гарри, и на его лице заиграла мальчишеская улыбка.

– Тогда мне хотелось бы задать тебе еще один вопрос.

– Давай, Ларри!

– Как ты сюда добрался?

– На поезде.

– В спальном вагоне?

– Нет, в багажном отделении.

– И что тебя привело?

– Ищу для своей фирмы партнера.

– Какой фирмы?

– «Гарри и Ларри», названной по имени двух исчезнувших со сцены актеров.

– Я же сказал тебе, что больше этим не занимаюсь.

– Ты не первый из артистов, которые бросают театр и снова в него возвращаются.

– Нет-нет. Я твердо решил начать новую жизнь.

– Но тебя это уже не устраивает.

– С чего это ты взял?

– А это по тебе заметно. По твоему недовольному виду, по тому, как раздуваются твои ноздри. Даже и под микроскопом разглядывать не надо, чтобы понять – для тебя наступили не самые лучшие времена.

– Так ты, пока я разговаривал с шерифом, стоял под окном и подслушивал?

– Из вашего разговора я уловил только несколько слов. Долго висеть на трубе я не смог – руки сильно устали.

Линмаус улыбнулся. Уж что-что, а мускулистостью этот худосочный малый совсем не отличался.

– Ну и что ты об этом думаешь? – поинтересовался Ларри.

– Скажи только, тебе нужна помощь?

– Помощь?

– Видишь ли, Линмаус, я давно не был в этом городке, но кое-что успел услышать. Так что я в курсе твоих дел.

– Ты знаешь о нашей стычке с Джеем Крессом?

– Да, – не колеблясь подтвердил Гарри. – А еще, что для местных жителей ты уже не прежний герой Ларри Линмаус.

– Гарри, и чем же ты можешь мне помочь?

– Ну, могу, к примеру, убрать Кресса.

– Мне этого вовсе не надо.

– Хочешь оставить его себе?

– Да. – Линмаус злобно оскалил зубы. – Тому, кто попытается тронуть Кресса пальцем, не сдобровать!

– Хочешь сказать, что его обидчик будет иметь дело с тобой? Так ты задумал восстановить свою репутацию? Но поверь мне, старина, коль тебе пришлось спасовать перед Крессом, теперь ты это будешь делать всю оставшуюся жизнь!

– Я? – удивился Ларри и презрительно фыркнул.

– Да, ты, – подтвердил Дей. – Не знаю всех обстоятельств вашей ссоры, но, судя по твоему лицу, они были экстраординарными. А если Кресс одержал над тобой верх, то и при следующей вашей встрече сделает то же самое.

– Нет, ты не прав! Я размажу его по стенке, – решительным голосом пообещал Линмаус.

Коротышка сокрушенно покачал головой. Теперь он был серьезен, и мальчишеская улыбка больше не играла на его лице. В этот момент Гарри Дей выглядел на все сорок. Вокруг его глаз появились мелкие морщины. В какой-то миг из моложавого мужчины он превратился в старого, умудренного опытом старца.

– Отныне тебе с ним не совладать, – заметил он. – Поверь, и позволь мне с ним разделаться.

– Ты, Гарри, так самоуверен…

– А что? Меня кулаком или из револьвера не поразить – слишком маленькая мишень. Дай мне разделаться с Крессом, а потом займемся нашим общим делом. Нам будет над чем поработать.

– Я же сказал, что завязал.

– Знаю, но «завязал» – глагол в прошедшем времени. А я говорю тебе о настоящем.

– Нет, никогда.

– И чем же ты, старина, собираешься заняться? Напрочь потерял репутацию, популярность, девушку, на которой собирался жениться.

– Тебе и об этом известно?

– Да. И не только мне. Весь Крукт-Хорн об этом говорит.

– Не сомневаюсь, раз уж и ты знаешь. Теперь семейству Оливер есть что обсудить.

– Да, уж это точно.

– Только все это пустое, – отмахнулся Линмаус, и лицо его побелело от злобы.

– Дело, на которое я хочу тебя уговорить, неординарное, – сообщил коротышка. – Но тебе будет не в диковину. Такими вещами ты уже занимался, и не раз. Банки, Ларри, ты брал не ради денег, а ради собственного удовольствия. Для куражу, скажем так. Объект выбирал, ограбить который труднее всего. Даже не раздумывал, богатый банк или нет.

– А твой богатый? – полюбопытствовал Линмаус.

– Что? Искушение охватило?

– Пока нет, но интересно, смогу ли я ему поддаться.

– Для этого придется совершить увеселительную прогулку в Сан-Луис. Там я приметил небольшой банк, расположенный в красивом старинном здании. Можно заработать неплохие деньги. От двухсот пятидесяти тысяч до миллиона.

– Впечатляющая сумма.

– Конечно. И дело-то пустячное! Делиться нам будет не с кем. На дело пойдем только ты и я. Добыча – пополам. Я даже подозреваю, что нам может обломиться по миллиону на брата. Вот ограбим банк, а потом, если хочешь, можешь с бандитским прошлым завязать и зажить как джентльмен. Ну что, соблазнил я тебя?

– Ничуть.

– Правда?

– Правда, Гарри. Боюсь, тебе никогда не удастся это сделать.

Дей задумался, молча достал цигарку и закурил. От нее оставалась ровно половина, когда он наконец произнес:

– Мне кажется, я все понял.

– Что?

– Почему у тебя такое настроение.

– Ну-ка, расскажи, а то мне самому непонятно.

– Ты налетчик, Линмаус, и не потому, что ленишься работать, а потому, что любишь преступления. Грабеж для тебя – сильно волнующее действие. Тебе нравится рисковать и конфликтовать с законом. Однажды совершив преступление, ты вошел во вкус и стал как наркоман на игле. Только из-за любимой девушки ты и решил покончить со своим прошлым. Но она тебя отвергла, а это многое изменило. Теперь тебя, бандита-романтика, ничто не может сдержать. Или я не прав?

– Не знаю, – буркнул Ларри. – Может, ты и прав. Утвержать не берусь. Но я хочу честно зарабатывать деньги.

– И чем же?

– Сейчас сказать трудно. Сначала надо разобраться с этим мерзавцем Крессом. Убить его? Оказаться вне закона из-за какой-то гадины? Но что бы я ни сделал с ним, мне надо остаться самим собой. Все хотят, чтобы духу моего не было в Крукт-Хорне. Весь городок презирает меня и ненавидит за то, что после ссоры с Крессом, я не опустил головы. Но, что бы ни случилось, я все равно останусь здесь. Поверь мне, я не отступлю!

12
{"b":"5019","o":1}