ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

Порох

Выйдя из банка, бандит наткнулся на Джея Кресса, карточного игрока. Тот явно его поджидал.

– Привет, Ларри, – произес он, протягивая руку. – Не представляешь, как я рад тебя видеть.

– Почему же? Цена твоей радости уж никак не меньше полуторы тысячи долларов. Не так ли?

– Что было, то быльем поросло. Я не злопамятный. Как твои дела?

Джей Кресс с момента их последней встречи нисколько не постарел. Его худое, иссушенное ветрами лицо было неподвластно времени. Когда он улыбался, на его щеках появлялись все те же глубокие впадины, а под глазами, как и раньше, залегали морщины.

– Да помаленьку, – взяв кобылу под уздцы, ответил Ларри.

Фортуна повернула к хозяину красивую голову и от прилива нежных чувств слегка куснула его за плечо.

– Если снова захочешь сыграть в карты, я с удовольствием составлю тебе компанию.

Ларри Линмаус отвернулся от лошади и внимательно посмотрел на Кресса.

– Джей, похоже, ты не успокоишься, пока не вернешь свои деньги? Ну что ж, такой шанс я тебе предоставлю. Только никаких карт. Давай бросим монетку.

– Как пожелаешь, Ларри. Давай загадывай!

– Орел.

Монета взлетела вверх и, повращавшись в воздухе, упала на ладонь Кресса. Решка!

– Я выпишу тебе чек, – совсем не расстроившись, сказал Линмаус. – Мы вместе пройдем в банк, и ты его там обналичишь.

– О! – удивился картежник. – Так ты разбогател, друг?

– Не очень, но денег хватит, чтобы с тобой рассчитаться.

– Ну-ну, Ларри! Эти полторы тысячи меня не устроят. Давай сыграем еще раз. Ставку удвоим. Жутко хочется рискнуть. Пусть у меня будут или три тысячи, или ничего.

Линмаус рассмеялся:

– И не рассчитывай! Играть я больше не буду.

– Ну, Ларри. Ставка-то три тысячи. Монета же не карты – с ней не смухлюешь. Так что играем по-честному. Теперь загадаю я, а монету подбросишь ты. Ну, давай, вспомни старые времена!

– Ну хорошо. Только последний раз.

Монета, взлетев вверх, блеснула в лучах яркого солнца и упала на ладонь Линмауса. Ларри опять проиграл. На этот раз он нахмурился. Проигрыш казался ему огромным. Те деньги, которые лежали на его банковском счете, он предполагал потратить совсем на другие цели – на свадьбу и первые годы супружеской жизни.

– Расстроился? – услышал он голос картежника. – Уверяю тебя, деньги мне твои не нужны. Просто я вошел в азарт. Тут как-то в Эль-Пасо мне довелось сразиться в карты с одним сосунком. Так он тот день на всю жизнь запомнит. – Джей засмеялся, а потом добавил: – Ну что? Удвоим ставку?

– Черт подери! – пробормотал Линмаус. – Пусть я буду круглым дураком, но рискну. Не может быть такого, чтобы и в третий раз тебе повезло. С такой суммой на кону ты потеряешь весь свой выигрыш.

– Ну давай, Ларри! Я же говорил тебе, что деньги меня не интересуют. Мне хочется, чтобы ты отыгрался. Ну, продолжим?

Не сумев себя остановить, Ларри выкрикнул:

– Орел! – и снова проиграл.

Перед ним вдруг все закачалось и поплыло. Он смотрел на монету и не верил своим глазам. Чуть меньше половины его сбережений вмиг улетучилось! Как же он теперь обеспечит своей невесте ту жизнь, к которой она привыкла?

– Ну хорошо, Ларри. Если хочешь, могу дать тебе последний шанс. Но учти, проиграл ты уже много. Похоже, удача от тебя отвернулась.

– Нет, я все же должен отыграться! Теперь моя очередь, – быстро возразил Линмаус, подбрасывая вверх монету.

Когда Ларри увидел, что выпало на этот раз, его охватило отчаяние. Не прошло и минуты, как двадцать четыре тысячи из его двадцати восьми испарились! Теперь оставшихся денег могло хватить лишь на то, чтобы угостить гостей, которые придут на его свадьбу. А на что же ему и Кейт жить дальше?

И тут в его голове одна за другой промелькнули две мысли, и обе преступные.

Первая из них заставила Ларри бросить взгляд на банк «Фест-нэшнл», стоявший через улицу, а вторая – на Джея Кресса. Глаза Линмауса, смотревшего на профессионального картежника, были холодны, как клинок кинжала. Однако Джей опасности для себя во взгляде бандита не заметил.

– Вот так невезуха, старина! – сочувственно произнес он. – Может, попробуем еще? Если, конечно, хочешь…

– Да пошел ты! – со злостью воскликнул Ларри. Затем вынул чековую книжку, выданную ему мистером Оливером, и проставил на листке такую огромную сумму, которую никогда еще не писал. Вырвав из книжки заполненный чек, протянул его Крессу: – Вот, Джей, мой чек на двадцать четыре тысячи. Иди и получи по нему деньги. Я пойду с тобой, а потом – катись с глаз долой!

Взяв чек, Кресс помахал им, чтобы подсохли чернила, и сочувственно посмотрел на Ларри.

– Для любого потерять столько денег равносильно катастрофе, – произнес он. – Во всяком случае, столько проигрывать ты не собирался. Слушай, Линмаус, мы должны вместе выпить и обо всем потолковать.

– О чем тут говорить? Дело сделано, и баста!

– Ну-у, Ларри. Понимаешь, у меня созрела одна идея. Так ты выпьешь со мной?

– Нет, – процедил сквозь зубы парень. Но тут до него дошло, что, проиграв, он ведет себя не совсем достойно, и ему стало стыдно. – Хорошо, согласен. Но только по одной. Ну надо же, веду себя как побитый мальчишка!

– Что ты, Ларри! Все нормально, – заверил его Джей Кресс и широко развел руки. – Любой проигравший двадцать четыре тысячи повел бы себя гораздо хуже. Слушай, у меня к тебе предложение. Если примешь его, то и чек твой обналичивать не придется. Идея отличная! Она только что пришла мне в голову!

– Какое-нибудь крутое дельце? Но я с этим тоже порвал! – воскликнул перевоспитавшийся бандит. – И мне хотелось бы… – Не закончив фразы, Ларри направился через улицу, а его Фортуна, словно верный пес, зашагала за ним.

Джей Кресс поспешил следом. Дойдя до двери салуна, в которую вошел ее хозяин, лошадь смиренно остановилась.

Присев с Линмаусом у барной стойки, Джей заказал выпивку – себе покрепче, а Ларри – небольшую кружку пива.

– Нет-нет, Джей, даже пива не буду, – угрюмо произнес Ларри. – Я же на лошади. Правда, ехать мне недалеко, но все равно – не хочу, чтобы от меня даже пахло. Ну что, Кресс, какое у тебя ко мне предложение?

– Значит, сразу быка за рога? – спросил Кресс. – Отлично. Я всегда считал тебя человеком дела и очень рад, что ты таким и оказался. Никогда ничего, кроме удачи, я тебе не желал.

– Да хватит об этом! – недовольно отмахнулся парень. – Мне не до этого. Вот выслушаю твое предложение и слиняю.

– Ну не парень, а прямо порох – чуть что, сразу взрывается. Ты, Ларри, таким никогда не был. Наверняка здесь замешана женщина. Иначе свой проигрыш ты воспринял бы с улыбкой.

– Ты прав, – согласился Линмаус, – это из-за женщины. Извини, что разозлился, но те деньги я собирался потратить на женитьбу. Теперь тебе все известно, и больше об этом ни слова.

– Собрался жениться? И мне хотелось бы того же. Жениться, осесть где-нибудь и жить как все нормальные люди. – Кресс произнес эти слова, прокаркав их как ворон.

У Ларри запершило в горле.

– Мою женитьбу обсуждать не собираюсь, – предупредил он.

– Хорошо, Ларри. Тогда поговорим обо мне. Я тоже подумывал о том, чтобы найти себе жену. Для нормального мужика это вполне естественно. Я даже денег на женитьбу накопил. Какими только способами я их не добывал! А твои мне совсем не нужны. Я даже подумываю, а не порвать ли мне твой чек.

Сказав это, Кресс вынул из кармана банковский документ на получение двадцати четырех тысяч долларов. Он уже собрался его разорвать, но тут Ларри мертвой хваткой схватил картежника за запястье.

– Не делай этого, – грозно приказал он. – Ни в чьей милости я не нуждаюсь. Хоть и повел себя как обиженный ребенок, но сострадания ни от кого не потерплю. Понял?

Поведение Джея Кресса, про которого Линмаус знал, что он не только не способен проявить великодушие, но даже и простого доброго чувства ни к кому испытать не может, было странным. Прожженный пройдоха Кресс вел себя так, словно деньги, добытые им в честной игре, его совсем не волновали!

5
{"b":"5019","o":1}