ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сад бабочек
Она
Мисс Страна. Чудовище и красавица
13 минут
День Нордейла
Украйна. А была ли Украина?
День полнолуния (сборник)
Резервация
Купец
Содержание  
A
A

– Лебедь! – ахнула Марта,

– Куда прёшь? Черти тебя несут! Все дорожки испортишь. Поезжай лугом! – раздался крик.

Нас догонял заспанный лакей, натягивая на бегу зелёную куртку. Он схватил нашего Гектора под уздцы и повернул его на луг. Мы пошли по траве. Роса холодила нам ноги.

На крыльце замка встрёпанные слуги без жилетов скоблили мраморную лестницу.

Мы миновали рощицу. Миновали фонтан.

– Здесь, – сказал лакей, указывая на павильон с четырьмя колоннами. – Ставьте здесь ваш театр. А если ваши ребята выпачкают ступеньки или цветы порвут, будет им порка на конюшне!

Он ушёл.

Мы выпрягли Гектора и пустили его пастись. Солнце только всходило. Было свежо. Паскуале жался от холода, стучал зубами, а мне ужасно захотелось есть. Фрау Эльза, зелёно-бледная от бессонной ночи, дала каждому из нас по печеному яйцу. Мы запили его водой из бассейна, где плавали красные рыбки. И тут на Марту вдруг напала икота. А за ней стал икать и Паскуале. Я помирал со смеху, глядя на них.

– Я не знаю… ик! – говорила Марта, – отчего это… ик!

– Надо… ик! выпить… ик! воды… ик! – отвечал Паскуале.

Они пили воду горстями из бассейна, мейстер Вальтер тряс их за плечи и даже перевернул каждого в воздухе вверх ногами. Ничто не помогало!

– Ик! – чуть не плакала Марта. – Как же я… ик! буду говорить за… ик! Геновеву?

– Но, Вальтер, детям надо выпить горячего! – озабоченно сказала фрау Эльза.

– Ребята, собирайте сучья и шишки! – Мейстер Вальтер вынул огниво.

Едва дым от костра голубой струйкой потянулся вверх, как опять прибежал лакей в зелёной куртке.

– Ты что? Очумел? Костёр в парке раскладывать? Что здесь – цыганский табор, по-твоему? – Он затаптывал костёр, злобно глядя на нас маленькими глазами, и ругался: – Навязались тоже… цыганские хари… чтоб вас!

По дорожке к павильону шёл ещё один лакей, тот, который приходил в кабачок. Мейстер Вальтер покраснел.

– Никто не навязывался. А нам нужно горячее. Мы всю ночь шли, дети озябли… – отрывисто сказал он.

Лакей прыснул:

– Слыхал? Горячего им подавай! Господа какие нашлись! Может быть, ещё воду для бритья подать в серебряном тазу?

– А, да это его величество мейстер фон Бродяга с помойной ямы! – загорланил подошедший лакей. – Здравствуйте, ваше голоштанное величество, над блохами король, над вшами пастух! Лакеи захохотали.

– Молчи, барская обезьяна! Давно ли ты в кабачке, как овечий хвост, дрожал? – Тут мейстер Вальтер загнул такое крепкое словцо, что парень оторопел, а другой покатился с хохоту.

– Э, да что мне с барской челядью ругаться, – в сердцах сказал мейстер Вальтер. – Иозеф, Пауль, запрягайте, едем отсюда прочь.

– Но, Вальтер!.. – простонала фрау Эльза. Марта и Паскуале сразу перестали икать. Я бросился запрягать Гектора.

– Ах, мейн готт! Да что же это? Куда вы уезжаете? – раздался женский крик.

По дорожке к нам бежала какая-то толстуха в белом чепце, звеня ключами. Мейстер Вальтер угрюмо прилаживал постромки.

– Нам нечего здесь делать!

– А что скажут фрау баронесса и маленькая Шарлотта? Нельзя, нельзя уезжать! – Толстуха схватила Гектора под уздцы своей пухлой рукой.

– Михель, Эрик, это ваши штуки? Вон отсюда, бездельники! Почему скамейки ещё не принесены? Живо, за работу! – Толстуха прогнала лакеев и завертелась перед фрау Эльзой. – Голубушка, да уговорите вашего мужа! Охота ему обижаться на этих лодырей? Да они у меня пикнуть больше не посмеют! Разве можно оставить маленькую баронессу и всех маленьких господ без представления? Скажите, что вам нужно, – я всё достану.

Толстуха, звеня ключами, побежала в кухню. Через минуту судомойка принесла нам кувшин горячего молока и корзину с колбасой и хлебом.

– Кушайте, кушайте! – тараторила толстуха в сбитом набок чепце. – Голубушка, фрау Эльза, да мы с вами землячки! Я тоже из Шварцвальда. Только вот уже одиннадцать лет не была на родине, с тех пор как покойный барон взял меня в кормилицы к маленькой баронессе. А теперь я – ключница, зовут меня тётя Эмма, аа, да! Это ваша дочка? А мальчики тоже ваши? Вот расскажете в деревне, в каком доме меня повидали!

Лакеи приносили скамейки и ставили их рядами перед павильоном.

Напившись молока, мы сложили сцену на крыльце павильона между двух белых колонн и натянули перед сценой нашу зелёную занавеску.

– Это не годится! Это некрасиво! – воскликнула тётя Эмма. – Снимите её, снимите сейчас!

Правда, наша занавеска годилась кое-как для полутёмного балаганчика, но здесь, на свету, возле мраморных колонн, все её заплатки, все линялые пятна так и лезли в глаза.

Тётя Эмма притащила тяжёлую синюю материю с разводами.

– Мальчики, за работу!

Стоя на плечах мейстера Вальтера, я прилаживал эту синюю материю над нашим театром вместо зелёной занавески. Мейстер Вальтер потихоньку поддразнивал Марту.

– А ну, покажи, как ты будешь говорить за… ик! Геновеву.

Тётя Эмма принесла две корзинки с нарезанными хвойными ветками и велела нам плести венки.

– О, я сделаю так, что будет красиво! Здесь венок, там венок, а посредине пустим гирлянду! – говорила тётя Эмма, подпрыгивая перед театром.

Проклятые ветки кололи нам пальцы, пока мы вязали гирлянды, мне хотелось спать, а тётя Эмма трещала:

– Ведь сегодня день рождения маленькой баронессы Шарлотты. Да, да, сегодня ей ровно одиннадцать лет. Я всю ночь убирала цветами комнату с подарками. Ах, какие подарки! Как подумаю, что вот она, моя баронессочка, встанет с постельки и войдёт в эту комнату в своём белом атласном платьице, – ну сущий ангелочек! Прямо плакать хочется! – толстые щёки тети Эммы прыгали от волнения. – Сначала все поедут к обедне, потом будет завтрак (на пятьдесят кувертов), потом – детский праздник в парке и ваше представление, а вечером – фейерверк и танцы. Сам герцог обещал приехать!

Фрау Эльза устало кивала головой и вздыхала:

– Бывают же богатые люди!

– Да, голубушка, уж вам такого праздника не увидеть больше… Долго будете нашим в деревне рассказывать… Ну, всё готово? А где ещё венок? Ах ты соня, соня!

Марта, выронив из рук венок, сладко спала в складках старой зелёной занавески.

– Марта! – фрау Эльза в отчаянии всплеснула руками.

– Оставь девочку, – строго сказал мейстер Вальтер. – Пускай отдохнет. Ведь она водит сегодня Геновеву! – И он прикрыл Марту краем занавески.

Мы опять влезали на плечи мейстера Вальтера, развешивая хвойные гирлянды по синей материи. Театрик стал нарядным. Потом мы вынули кукол и проверили нитки. Паскуале зевал так, что у него хрустели челюсти. Тётя Эмма убежала в замок.

– А ну, ложитесь спать, ребята! – сказал мейстер Вальтер. – ещё успеете вздремнуть, время раннее.

Мы влезли на сцену и уснули как убитые. Меня разбудила болтовня тети Эммы.

– Идите, идите, я проведу вас по галерее, вы увидите комнату с подарками и накрытый стол! Идите, все уехали к обедне!

Заспанная Марта, кутаясь в платок, уже бежала за фрау Эльзой по дорожке. Мы с Паскуале пустились вдогонку. Мейстер Вальтер остался один курить свою трубку на ступеньках павильона.

Мы взошли по боковой каменной лестнице, мимо белых безглазых статуй. Вдоль второго этажа шла крытая галерея, уставленная деревьями в кадках. Дикий виноград вился по решётке вдоль стены.

– Уж вы расскажите нашим в деревне, какую роскошь видели! – твердила тётя Эмма. Ей очень хотелось, чтоб её земляки знали, у каких знатных господ она служит. – Ах, мейн готт! Ребята наследят на полу, какие у них грязные башмаки! Снимите их, снимите сейчас!

Башмаки у нас, правда, были мокрые и грязные. Мы сняли их, взяли в руки и пошли на цыпочках в одних чулках. Круглая дырка, как маленькая луна, засверкала на пятке Марты.

– Вот здесь спальня баронессочки! – говорила тётя Эмма, подводя нас к открытому окну, выходившему на галерею.

Там в занавесках розового тюля блестели витые колонки кровати. Розовый диван, розовый ковер – всё было розовое…

24
{"b":"502","o":1}