1
2
3
...
13
14
15
...
89

Девис сглотнул и, глядя мимо меня, ответил:

— Спросите его. Спросите моего адвоката.

Глава 5

Я все понял. Остин был не пешкой, а частью плана. Адвокат был замешан в этой истории. Если игру с подменой решил осуществить влиятельный человек, он обратился к Остину. И Остин прекрасно распорядился, даже привлек сюда того, кому бы я слепо доверился, — Элиота, чтобы тот предварил его появление. Но кто был настоящим клиентом Остина в этом деле? Им мог стать хорошо информированный человек, знающий все ходы и выходы. Возможно, он шантажировал Остина, чтобы тот помог все организовать. Мне не хотелось думать, что Остин по собственному желанию взялся все провернуть. Но я также понимал, что ни Остин, ни, допустим, Крис Девис, никогда не разоблачат повелителя. Мне придется зайти с тыла. Архитектор проекта, подставляя Девиса вместо себя, видимо, ощущал, что земля горит у него под ногами. Расследование подобралось вплотную.

Я решил встретиться со следователями, которые вели дела о похищениях детей. Один из них, который брал у Криса Девиса показания, был недоволен, что ему вновь приходится возвращаться к этому делу.

— Черт! Мы закрываем дело — три дела сразу, — радуемся, что засадили еще одного злодея, приступаем к сотням других неотложных дел, и вдруг — бац! Все напрасно. Что там, черт возьми, происходит в суде?

Его напарника звали Лоу Падилла. Он был старше, и перед пенсией начал толстеть. Но по желанию он еще мог принять грозный вид. Он не поднялся из-за стола и не пожал мне руку, а пробурчал что-то, как будто не был удивлен моему визиту.

Его конура при моем появлении заметно уменьшилась. Я плюхнулся в кресло для посетителей, мои колени уперлись в край стола.

— Думаю, ты слышал, что дело о детском насильнике снова повисло? — сказал я после приветствия. Падилла кивнул на три стопки документов перед ним. В меня вселилась уверенность, что они так и лежали тут.

— У тебя есть другие версии? — спросил я.

— Да так, кое-что. — Должно быть, эти слова тяжело ему дались, потому что он замолчал.

— Ну и?

Он махнул рукой.

— Просто подозрения, понимаете? Обычное дело. Я не хочу никого подставлять, пока сам не разберусь.

Я молчал с минуту, разговор явно не складывался. Мы перебросились взглядами. Он апатично, но неотрывно смотрел на меня. По всей видимости, я его раздражал. Я уставился ему прямо в глаза, стараясь выведать причину. Ему удалось выдержать мой взгляд.

— Есть ли подозрения относительно людей, так сказать, из высших кругов?

— Из высших кругов? — переспросил он, как будто я говорил в пустоту.

— Богатых, или связанных с политикой, или детей влиятельных родителей, что-то в этом роде?

— Я не интересуюсь такой ерундой, — сказал Лоу Падилла.

Черт бы его побрал.

— И почему же? — спросил я. — Ты боишься во что-нибудь вляпаться? Кого ты покрываешь?

— Я просто осторожен, сэр. — Он так произнес «сэр», будто это была кличка его собаки.

— Кто-то заставил Криса Девиса принять на себя удар. Кто-то с деньгами, или облеченный властью, или и то и другое.

— Неплохая версия, — ответил детектив. Он и глазом не моргнул, даже не вспотел под тяжестью моих подозрений.

— Мне, вероятно, стоит заглянуть в документы? — спросил я, протянув к ним руку.

— Располагайтесь поудобнее, — предложил он, и я понял, что это не имеет смысла. Он не записал имени подозреваемого.

Я ожидал, что хотя бы следователи не отлынивают от работы. Не думал, что коррупция проникла во все сферы. Это противоречило моей версии о том, что преступник подставил Криса Девиса из-за того, что полиция его обложила. Возможно, он одновременно подкинул нам Девиса и подкупил полицию. В любом случае это был осторожный человек.

Внезапно я разозлился: Меня дурачили, а здесь сидел человек, пренебрегающий своей работой. Я поднялся.

— Так кого же ты подсунешь на этот раз? — спросил я, уходя.

— Послушайте. — Его голос заставил меня остановиться, в нем было напряжение, но когда я обернулся, он выглядел таким же невозмутимым. — Я никто, — сказал Лоу Падилла, — я десять часов кряду трачу на этот ад, потом отправляюсь домой и ужинаю, затем сижу перед телевизором с банкой пива. У меня нет смокинга. Я не руковожу предприятием. Я ни за кем не шпионю.

Неспроста он оправдывается, значит, его задело.

— Говори все, что знаешь, — сказал я, прикрывая дверь.

— Не впутывайте меня, — ответил он, уставившись куда-то в угол.

— Невозможно, — ответил я. — Ты завязан в этом деле.

Он мотнул головой, будто пытаясь отогнать неприятное. Мы помолчали почти с минуту. Я решил не сдаваться. Падилла словно прочел мои мысли. Его голос снова зазвучал неопределенно, словно дуновение ветра.

— Почему бы вам не спросить у того, кто должен знать? — сказал он. — У осведомленного человека. У кого-то, кто интересуется такими вещами.

— Например?

Он изучающе посмотрел на меня. Затем его лицо снова стало непроницаемым. Я обязан был вытянуть из него имя.

— Спросите Элиота Куинна, — сказал он.

Меня донимали самые противоречивые мысли. Вначале я решил, что Элиот обо всем знал с самого начала. Потом я прикинул, что не стал бы старина Элиот подставлять меня так откровенно. Тем более, не в его правилах покрывать преступника. Я решил обратиться к нему за помощью. Кто лучше него мог знать о закулисных делах в Сан-Антонио, особенно за последние тридцать лет. Падилла просто хитрил, хотел избавиться от меня.

И все же я не мог заставить себя встретиться с Элиотом. Не слишком много пользы от этого, раз я не могу довериться полностью ему. Я тянул со встречей, решив провести свое собственное расследование.

— Это и есть то неординарное, о чем ты намекала? — спросил я.

— Не помню, чтобы я употребила слово «неординарное», — ответила Бекки Ширтхарт.

— Ты понимаешь, что можешь повлиять на свидетеля? Если это выяснится на суде…

— В любом случае он нам сейчас не поможет, — ответила Бекки.

Она была права. Риск минимален.

— Кроме того, — резонно добавила она, — Кевин уже был в зале суда. Что может на него повлиять больше?

Через два дня мы приехали в дом Поллардов. Приятно было чем-то заняться вечером. После встречи с Линдой на благотворительном вечере я решил ей позвонить. Но работа отвлекала.

Мы расположились в гостиной. Бекки сидела рядом с Кевином на диване, а я занял место в стороне, чтобы видеть экран и мальчика. Миссис Поллард осталась стоять. Мы вежливо отклонили ее предложение выпить по чашечке кофе и отведать пирожных, но она была наготове на случай, если мы передумаем.

Бекки позвонила заранее, чтобы убедиться, есть ли у них видеомагнитофон. Она вытащила кассету с черепашками и динозаврами и вставила нашу. Кевин смотрел на экран словно завороженный. Когда Бекки заняла свое место, она объяснила:

— Я получила эту запись на телевидении. Она очень короткая, Кевин. — Ей пришлось окликнуть его, чтобы он оторвался от телевизора. — Помнишь, мы раньше показывали тебе фотографии, и ты указал на мужчину, который трогал тебя? Но позднее ты сказал, что это не он.

Кевин кивнул. Он был очень спокоен, ожидая, когда мы ему скажем, что он сделал не так и какое его ждет наказание. Бекки ободряюще ему улыбнулась, но говорила она как взрослый человек, у которого нет своих детей, все сильно преувеличивая.

— Но иногда фотографии не совсем похожи на людей, — продолжала Бекки. Она улыбнулась и посмотрела на миссис Поллард и на меня. — Надеюсь, я не выгляжу в жизни как на водительском удостоверении.

Мать Кевина вежливо ответила на шутку улыбкой.

— Поэтому мы подумали, что взамен покажем тебе эту запись, где люди двигаются и выглядят более похожими на самих себя. — Включив запись, она предупредила: — Теперь постарайся не нервничать, Кевин. Просто укажи нам того мужчину, который похищал тебя. Который трогал тебя. И если его здесь не окажется, тоже скажи нам об этом.

14
{"b":"5025","o":1}