ЛитМир - Электронная Библиотека

Джил Брюер

Красный шарф

Глава 1

Было около половины девятого вечера, когда водитель грузовика с прицепом высадил меня в абсолютно незнакомом месте. Дальше нам было не по дороге. Я прибыл из Чикаго на грузовике, груженом мебелью, усталый и невыспавшийся. Во время этого долгого пути я так и не сомкнул глаз. Мой брат Альберт наотрез отказался дать взаймы, и потому я не мог избавиться от мысли, что теперь надо мной и моей женой Бесс нависла угроза потерять мотель, приобретенный нами в Сан-Пите[1].

Трудно было предположить, что родной брат откажет в столь незначительной помощи. «И не надейся!» — изрек он напоследок, что окончательно меня добило. На прощание водитель грузовика сказал, что если я доберусь до Валдосты, а затем на шоссе номер девятнадцать, то оттуда до Флориды рукой подать. Он одарил меня широченной улыбкой и дал остаток ужина, купленного в Наконе.

«Славный парень», — подумал я, укрываясь под огромным дубом и провожая взглядом удаляющийся грузовик, который с грохотом, извергая клубы выхлопного газа, мчался по автостраде.

Погода была отвратительнейшей, шел бесконечный дождь с мокрым снегом. Только этого мне и не хватало. Я взглянул на дорогу, покрытую жидкой грязью и меня передернуло от отвращения и холода — пронизывающий до костей северный ветер проникал сквозь легкое демисезонное пальто. Пришлось придерживать шляпу, чтобы она не улетела. Я съел полплитки шоколада и бутерброд с сыром, а яблоко оставил до лучших времен. По шоссе промчались два автомобиля, окатив меня с ног до головы грязью. Я сплюнул от ярости и выругался, вспомнив к тому же, что у меня не осталось ни единой сигареты: ситуация казалась безвыходной и я совсем пал духом.

И все-таки надо идти дальше — не стоять же на одном месте, когда льет дождь и ноги безнадежно промокли. Преодолев крутой поворот, я через несколько минут оказался на узком деревянном мосту. И тут я увидел сверкающую вывеску:

АЛФ БАР—Б—К[2]

«Свежие сэндвичи»

Голубая неоновая вывеска призрачно светилась среди ветвей деревьев, которые скрипели и раскачивались на ветру. Кроме светящейся вывески, из-за тумана в трех шагах ничего не было видно.

Проверив скудное содержимое своего кармана, в котором была преимущественно мелочь, я направился в сторону вывески в предвкушении чашки горячего кофе и пачки сигарет. Кроме того, я надеялся переждать в тепле дождь. А вдруг там найдется кто-нибудь, кто согласится взять меня в свою машину.

Однако переступив порог и увидев, что это за вертеп, я тут же понял, что нечего и мечтать о доброй душе, которая прихватила бы меня с собой. Если тут и остановится какой-нибудь автомобиль, его пассажиры, без сомнения, будут либо ненормальными, либо оказавшимися еще в более бедственном положении, чем я.

Перед входом в луже грязи возвышалась ржавая заправочная колонка. Входная дверь того и гляди готова была рухнуть, а войдя в бар, я увидел, что и там не лучше — все было в пыли, на полу валялись обрывки бумаги вперемешку с окурками, ветхая дверь была почти сорвана с петель, стены залатаны кусками фанеры и жести. Неприглядное зрелище. Помещение освещалось тусклой, засиженной мухами, лампочкой, висящей над дверью. Трудно было представить, что это заведение когда-либо знавало лучшие времена.

Войдя, я остановился и как следует осмотрелся. В нос мне ударил застарелый запах блюд, которые готовили в заведении Алфа, должно быть, последние десять лет. От одной мысли об этой еде, мне стало не по себе.

— Хо-хо-хо, — проговорил какой-то субъект, сидевший в комнате.

Весь опухший, с сизым от пьянства лицом, он расположился на перевернутом ящике из-под яблок, опершись спиной о пузатую печку. Он тупо смотрел то на меня, то на какого-то человека за стойкой.

— Хо-хо-хо...

— Шел бы ты лучше домой, — сказал долговязый мужчина за стойкой. — Черт побери, Хо-хо! Ты же полторы недели на просыхаешь!

— Хо-хо-хо! — повторил тот.

Я сел за стойку и принялся скатывать хлебные шарики.

Заведение Алфа вызывало у меня тошноту, несомненно, это была самая омерзительная забегаловка из всех, какие я видел. Даже хуже, чем в районе гавани. Кроме дешевой выпивки, здесь можно было получить кофе, напоминающий бурду, и блюдо непонятного происхождения. В глубине стояли сломанный проигрыватель и два громоздких буфета с грязными стеклами. Мраморная стойка вся потрескалась, за ней виднелась электрическая плита в подтеках жира. Потолок был настолько низким, что я почти упирался в него головой; печка дышала нестерпимым жаром.

— Чего желаете? — спросил долговязый из-за стойки. — Меня зовут Алф. Приготовлю барбекю так, что пальчики оближете.

У него было розовое лицо, усыпанное веснушками. Он наклонил голову с редкими светлыми волосами. Белая чистая рубашка, светлые хлопчатобумажные брюки, тщательно отутюженные, придавали ему опрятный вид, что никак не вязалось с этим захламленным помещением.

— Я бы с удовольствием выпил чашку кофе.

— Вы не хотите попробовать барбекю? — изумился Алф.

— Нет, благодарю вас.

Алф огорченно покачал головой. Я повернулся, чтобы получше рассмотреть Хо-хо. Довольно молодой, с грубым лицом, он походил на неотесанного деревенского мужика. Тупой взгляд исподлобья и отвисшая нижняя губа делали его еще более непривлекательным. Спутанные волосы свисали прямо на глаза и, причешись он хоть раз, это явно пошло бы ему на пользу. Он был одет в пыльный комбинезон. «Ну и тип!» — подумал я с отвращением.

Вдруг мне послышалось, что на улице затормозил автомобиль. Хо-хо достал из кармана стеклянную фляжку с виски, отвернул пробку, огляделся украдкой, сделал из нее добрый глоток и снова спрятал. Затем он встал, медленно потянулся, удовлетворенно хлопнул себя по животу, постоял немного, раскачиваясь из стороны в сторону, и снова сел.

— Эх, сукины сыны, — почему-то пробормотал он. — Свиньи...

Алф поставил передо мной чашку кофе и спросил:

— Хотите сигарету? У меня есть любой марки.

Я купил пачку «Кэмел». Из-за двери, сквозь шум мотора, неразборчиво доносились мужской и женский голоса, казалось, о чем-то спорившие.

— Черт бы тебя побрал! — наконец громко сказал мужчина.

Дверь открылась, и вошла девушка. Сделав несколько шагов, она остановилась, вымученно улыбнулась и приблизилась к стойке. Дверь с грохотом захлопнулась.

— Хо-хо-хо! — загрохотал Хо-хо. Потом он присвистнул.

Девушка не обратила не это никакого внимания. Хо-хо разглядывал ее с головы до ног, буквально раздевая глазами, его это, видно, очень забавляло. И тут в помещении появился широкоплечий мужчина.

— Вив, — обратился он к девушке. — Иди, пожалуйста, сюда, не заставляй меня повторять.

Та не отвечала. Она была просто красотка — прелестная, с длинными, стройными ногами и великолепной грудью. Эта женщина была достойна того, чтобы ею любовались. И я смотрел на нее с нескрываемым восхищением. На ее черных волосах и облегающем платье с кружевами, словно крошечные бриллианты, сверкали капельки дождя. Она села на табурет рядом со мной и мельком взглянула на меня огромными темными глазами.

— Ты слышишь меня, Вив? — повторил мужчина.

— Я хочу что-нибудь съесть, Ноэль. Просто умираю с голода.

— Хо-хо-хо! — снова захохотал Хо-хо.

Он сделал еще глоток из своей фляги, закашлялся, поперхнувшись, потом прочистил горло и произнес:

— Эй, приятель, мне показалось, что женщина желает немного барбекю!

Мужчина фыркнул и устроился позади девушки. Он был одет в синюю элегантную тройку с галстуком в зигзагообразную полоску. Серая фетровая шляпа, надвинутая не левую бровь, слегка закрывала его лицо.

— Послушай, Вив, — он осторожно взял ее за правую руку. — Ну, прошу тебя, сделай мне одолжение!

— Не говори об этом! Зверски хочу есть. Я тебе уже сказала.

вернуться

1

Имеется в виду город Сент-Питерсберг, шт. Флорида.

вернуться

2

Игра слов, указывающая на то, что здесь готовят барбекю (барбекю) — кусочки мяса, зажаренные на решетке над углями.

1
{"b":"5028","o":1}