ЛитМир - Электронная Библиотека

— Николс, я боюсь! — прошептала Вивьен.

Я мельком взглянул на нее и вышел. Бедная Вивьен! Она боится даже собственной тени. Наверное, думает, что ОНИ перекрыли все аэропорты, ведь там везде их люди. Но ОНИ даже не знают, что она здесь. ИМ это и в голову не придет. Более того, ИМ вообще неизвестно о ее существовании, ведь ИХ интересовал Тис. А сейчас ИХ, разумеется, беспокоят пропавшие деньги. Но все же, кто ОНИ такие? Она ведь и вправду до смерти напугана, в этом я ни на секунду не сомневался.

Хорошо, попытаюсь ей помочь, и назначу свою цену, хотя все это будет стоить мне нескольких лет жизни.

Я собирался поставить «шевроле» в гараж и натолкнулся на Бесс.

— Я позвонила врачу, — сказала она.

— Что?

— По поводу твоего пальца. Завтра в два. Спросила, нельзя ли пораньше, но у него уже все расписано.

Бесс вошла в мотель и скрылась в спальне.

Утром, сколько я ни старался, никак не мог подойти к коттеджу Вивьен. Когда, наконец, я ее встретил, то понял, в каком состоянии она находится. На ней по-прежнему были белые шорты и черный свитер. Нам удалось только обменяться взглядами. С утра предстояло много работы по дому, но из-за нервного напряжения я ничего не мог делать. А работы хватало. У двадцатого коттеджа облупилась на двери краска. Я заблаговременно смешал краски, добиваясь нежно-голубого оттенка, но, начав красить, увидел, что цвет оказался слишком темным. Черт возьми! Почему все валится из рук?

— Можешь заодно покрасить и другие двери, — сказала Бесс. — Рано или поздно, это все равно необходимо сделать.

А тут еще Вивьен мечется по коттеджу, обезумев от страха! Всякий раз, когда я поворачивался в сторону шестого номера, видел, как она выглядывает из-за шторы и смотрит на меня.

Рой, сделай то, Рой, сделай это, надо подровнять траву на газоне, у гаража в двух местах протекает крыша, нужно подстричь ветки у сливовых деревьев, листья у пальм завяли и поблекли. В нескольких местах не горят лампочки в фонтане. В пятом коттедже засорилась труба. Мистер Хэйг говорит, что в ванной из крана не течет вода. Я без конца бегал туда-сюда, а когда взглянул на часы, было уже полвторого.

— Как это вас угораздило, мистер Николс? — спросил врач, внимательно разглядывая мой мизинец.

— Прищемил дверцей автомобиля.

Врач, довольно молодой человек с могучими плечами регбиста, смотрел на палец сквозь огромные очки в черепаховой оправе. Потом пристально взглянул на меня, и я понял, что он не верит ни единому моему слову.

— Придется вправить кость, потом подождем, пока пройдет воспаление. Кстати, неплохо бы сделать снимок.

— Как скажете. Послушайте, надеюсь, это скоро заживет?

— От подобной опухоли добра не жди. Не нравится она мне, — ответил врач.

— Ну, что ж, делайте, как считаете нужным.

— Сначала вправим кость.

— Начинайте.

Мне показалось, что я умираю — боль была адской. Наконец, кость встала на место, но палец по-прежнему походил на сардельку.

— Благодарю вас, доктор, — простонал я, вытирая испарину.

— Ну вот и хорошо, мистер Николс, — улыбнулся врач. — И впредь будьте осторожней с дверцами машин, — и он пристально посмотрел на меня.

Клиника находилась в одном здании с супермаркетом. Я направился к «шевроле», подумав, что будь у меня хоть ничтожная часть тех денег, что в чемодане, я мог бы назначать свидания с девушками типа Вивьен, когда пожелаю. Я сел в машину и завел мотор.

Ярко светило жаркое южное солнце.

Я оглянулся и посмотрел на шоссе. И тут меня словно обухом по голове ударили. Нет! Не может быть! Но я не ошибся! Невозможно забыть это лицо. По тротуару, прихрамывая, приближался Ноэль Тис.

Глава 7

Я замер от неожиданности, нога застыла на педали акселератора, а рука на тормозе. Мотор ревел и урчал, поскольку машина не трогалась с места.

Тис, в легком летнем костюме, шел по направлению к моей машине, довольно сильно хромая. Левая рука у него висела на перевязи. Половина лица, включая глаз, была забинтована.

Я не знал, что делать. Похоже, подозрения Вивьен начинали сбываться. Тис прошел совсем рядом с «шевроле», но не узнал меня — солнечные лучи отражались в стекле. Я снова нажал на газ; Тис поднял голову, но опять ничего не заметил и, похрамывая, пошел вверх по улице. Вид у него был удрученный. Я наблюдал, как он перешел улицу, остановился на углу, поправил повязку на руке, затем внимательно и как бы удивление оглядел ее, после чего подтянул бинт, закрывавший его левый глаз. Поверх бинта была надета шляпа-панама, и время от времени Тису приходилось поправлять ее, чтобы она не сползала на лицо.

Надо срочно сообщить Вивьен! Ведь так недалеко до беды! Я был уверен, что она вряд ли обрадуется тому, что Ноэль Тис остался жив и теперь наверняка разыскивает ее.

— Ну как, помог врач с пальцем? — спросила Бесс.

— Разумеется.

Я развернулся, поставил «шевроле» в гараж, прикидывая, как бы мне незаметно для Бесс пробраться в коттедж к Вивьен, но жена ожидала меня возле гаража.

— Просто великолепно! — заметила она, рассмотрев мой палец.

— Врач его вправил. Ты не представляешь, как это больно.

— Бедненький! — пожалела меня Бесс.

Я взглянул на ее стройную фигурку в купальнике. Бесс работала в саду и вся намокла из-за включенного разбрызгивателя. На меня жена поглядывала с подозрением. Она машинально вытерла рукой лицо, и не нем осталась грязная полоска глины. Мы молча посмотрели друг на друга, и я направился в мотель. Необходимо срочно повидаться с Вивьен. Ведь Ноэль знал мое имя и фамилию и легко найдет меня, справившись по адресной книге. Я же назвался, когда мы ехали в «линкольне».

— Куда ты? — услышал я голос Бесс.

— В мотель. Чертов палец! Никогда бы не подумал, что мизинец способен так болеть.

Бесс подошла ко мне.

— Рой...

По ее тону я почувствовал — что-то не так.

— Тебе письмо, — сказала она.

— Да?

— Оно в кухне на столе.

— Спасибо.

Я зашел в кухню и с силой захлопнул за собой дверь. Вокруг царила мертвая тишина, казалось, мотель необитаем. Не было слышно ни малейшего звука. Меня не оставляла мысль о Вивьен. Я осмотрелся и увидел письмо. На абсолютно пустом столе белел лишь конверт. Я понял, почему у Бесс было такое выражение лица. Письмо от Альберта... Оно было вскрыто...

Начав читать, я и не заметил, как Бесс вошла в кухню. Письмо было короткое и любезное, в общем, в стиле моего сволочного братца. Оно объясняло все.

— Какого черта ты мне соврал? — спросила Бесс.

— А что мне оставалось делать?

— Мог просто сказать, что Альберт тебе отказал. Я и не собиралась вскрывать письмо. Думала, все в порядке, и в письме перевод.

Альберт писал, что очень сожалеет, извинялся, что не может мне помочь. Одно и то же, черт побери!

— Рой!

— Что?

— Объяснись же. Почему ты сказал, что Альберт выслал деньги?

Я застыл с открытым ртом, потому что в окно было видно, как по газону медленно идет Вивьен. Она остановилась возле пальмы, оторвала листок и стала его покусывать.

— Может, принести бинокль? — ехидно спросила Бесс.

— Не говори глупости!

— Ну, и как ты все объяснишь?

Надо, чтобы Вивьен немедленно убралась к себе. Бог мой, а если вдруг появится Тис? Вивьен ведь не знает, что он жив. Она весь день ждет, чтобы я что-то предпринял, а мне даже словом с ней не удается переброситься. Я повернулся к Бесс.

— Да, я тебе солгал. Не мог сказать, что этот подонок отказал. Я же просил его о таком ничтожном одолжении! Просто бесстыдство! Ты даже не представляешь, какое это унижение. И это мой родной брат!

— Ты не должен так говорить, Рой.

— К чертовой матери все! Да, да, это правда! У нас нет денег и я не знаю, что делать!

— Прежде всего, — спокойно сказала Бесс, — нам не следует строить воздушных замков... Ну да ладно. А кто же тебе дал одежду, Рой? Альберт?

— Да. Ты что, сомневаешься? Ради Бога, Бесс...

13
{"b":"5028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Русская зима
Потерянный город Обезьяньего бога
Тетрадь кенгуру
Список желаний Бумера
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
Я люблю дракона