ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поскорее бы они убирались, — заметила Бесс.

— Уедут, можешь не сомневаться.

— Рой, как ты думаешь, кто эта женщина? Ну, убитая... Кстати, я ничего ночью не слышала. Может, ты?..

— Нет.

Я встал и пошел в кухню вымыть руки. Вытерев их полотенцем для посуды, достал из сушилки чистый стакан, наполнил его водой и залпом выпил. Вода была теплая и отдавала хлоркой.

— Что ты скажешь полиции, Рой? — спросила Бесс.

— Что я могу сказать?

Бесс стояла на пороге кухни. Я посмотрел на нее, и вдруг у меня возникло желание все ей рассказать. Но я тут же отбросил эту нелепую мысль.

— Ты залил в кухне весь пол, Рой, — заметила Бесс.

Я со злостью схватил стакан и запустил им в стену. Тот со звоном разлетелся на куски.

Бесс даже не пошевелилась, только спокойно спросила:

— Дорогой, что с тобой творится?

— Ничего! Ничего. Мне очень жаль, что это случилось. Что вообще случаются подобные вещи, — добавил я.

Глава 13

Мы долго молчали. Как, оказывается, мало нужно, чтобы между двумя близкими людьми возникло непонимание и чувство неприязни. Мы с Бесс всегда были одним целым. Как это возможно лишь в удачном браке, в нашей семье всегда царили мир и согласие. И вот из-за какого-то нелепого мерзкого происшествия мы так отдалились друг от друга, терзались сомнениями и мучились. Я не мог сейчас объяснить, почему это произошло. Но для себя твердо решил, что не позволю, чтобы так продолжалось и впредь. Нужно покончить с этим раз и навсегда.

— Ладно, Бесс, — сказал я. — С меня уже достаточно. Взять, к примеру, Альберта. Ну, не смог убедить его помочь, и вот приехал и солгал тебе. А он взял да и написал, и все открылось. Ложь никогда не проходит безнаказанно. И еще... Мы должны огромную сумму, а мне пока не удалось найти выход из положения.

Я подошел к Бесс и обнял ее. Поначалу она холодно отнеслась к моим ласкам, но затем, посмотрев в глаза, положила голову мне на грудь. Постепенно напряженность отступала, сменяясь ощущением мира и согласия, как в лучшие времена.

— А теперь еще это, — продолжал я. — Ты можешь понять, как на меня все подействовало. Отвратительно себя чувствую.

— Я боюсь, Рой, — прошептала она.

— Понимаю, есть от чего струхнуть... Да, такое случилось...

— А она была красивой, Рой, — проговорила Бесс.

— Пожалуй, да.

— Каким же надо быть чудовищем, чтобы совершить подобное! И почему она приехала именно к нам? Почему?! Почему?!

Бесс судорожно обняла меня и зарыдала. Я поднял ее на руки и отнес в спальню. Затем прилег рядом и вгляделся в ее заплаканное лицо. И тут же передо мной возникло другое лицо — почерневшее, с вывалившимся языком. Я в испуге закрыл глаза. Мелькнула мысль: «Что же делать? На карту поставлено слишком многое: или я выиграю, или разом потеряю все».

— Да, кстати, Рой, снова приезжал тот человек в ужасной машине, — сказала вдруг Бесс.

— Что? Он приезжал?!

— Да. Сегодня я видела его в третий раз. Надо полагать, он еще появится. Все время крутится неподалеку от мотеля. Хотелось бы мне знать, чего он ищет?

— Не знаю, — задумчиво проговорил я.

— Может, хочет о чем-то договориться?

— Возможно.

— Рой, перестань так отвечать. Как будто ты совсем меня не слушаешь. Ради Бога, Рой!

Я лежал на кровати, уткнувшись лицом в подушку.

— Поскорее бы, что ли, приехала полиция, — пробормотал я. — И чего они так долго?

Они приехали гораздо быстрее, чем я ожидал. Протопали прямо в кабинет, когда Бесс вышла их встретить. Я продолжал лежать на кровати. Сейчас жена расскажет им, что произошло, и они уберутся. А пока лишь грохотали их башмаки. Полицейские ходили по мотелю как стадо слонов. Я отлично слышал их голоса. А голос Закона всегда имеет специфический оттенок. Он напоминает какой-то высокопарный непонятный жаргон, и только изредка его представители переходят к делу. Во всяком случае, мне так казалось. Голоса полицейских были хорошо слышны в спальне, поэтому я затаился, соображая тем временем, что мне говорить. Снова вспомнил чемодан, завязанный красным шарфом, Ноэля Тиса, Вивьен, Радана и все происшедшее в последние дни. Перед глазами возник «линкольн», с шумом мчавшийся по пустынному шоссе. Затем он стремительно падал в овраг... Я вновь очутился в обшарпанном гостиничном номере, сжимал в объятиях Вивьен, целовал ее...

— Рой!

Бесс зашла в спальню, приблизилась к краю кровати, на которой я лежал, и села, положив руку мне на спину. Что она сейчас думает обо мне? Во всяком случае, теперь глупо уклоняться от разговора и прятать голову в песок, подобно страусу.

— Дом полон полицейских, — сказала Бесс. — Один из них хочет с тобой поговорить. Он сказал, что сейчас будет здесь.

— Ну и прекрасно, — пробурчал я.

— Скоро они увезут труп, — добавила жена. Потом немного помолчав, продолжила: — Мне кажется, гораздо лучше тебе самому выйти к ним, показаться. А то что они подумают? Один из них говорит...

— Ну, слушаю! — резко перебил я.

— Не надо так со мной разговаривать, — обиженно произнесла Бесс и мягко провела пальцами по моей спине. Я поднял голову, посмотрел на нее и улыбнулся, поняв, что моя милая жена душой и сердцем со мною и готова поддержать в этой ужасной ситуации. А для меня — это самое главное. Наплевать на все остальное, — важно, что Бесс понимает и любит меня!

Я приподнялся и сел.

— Спасибо тебе, малышка.

Бесс взяла мою руку и нежно погладила.

— Что ты им скажешь? — спросила Бесс.

Я взволнованно посмотрел ей в глаза. Затем, пробормотав что-то невнятное, направился в ванную. Возвратившись, увидел жену все еще сидящей на кровати.

— Наверное, они уже унесли труп, — проговорила она. — Кстати, я им сказала, что мы вместе его обнаружили.

— Но, Бесс... ведь это не так, — ошеломленный, возразил я.

— Во всяком случае, я им сказала так.

— Бесс, какая ты у меня умница...

— Между прочим, с тех пор, как приехала полиция, та ужасная машина больше не появлялась, — заметила Бесс.

Я внимательно посмотрел на нее, встал, опустил голову, прошел в кабинет и сел за письменный стол, весь дрожа от нервного напряжения. Я сидел и думал, что Бесс, должно быть, интуитивно чувствовала мою тревогу. Это и неудивительно: ведь со стороны мое поведение выглядело довольно странно. Постараюсь кое-как справиться со своей ролью, но поверят ли мне полицейские?

Услышав шаги в вестибюле, я поднял голову, встал из-за стола, вышел на середину кабинета, сложив на груди руки, и стал ждать. Наконец появилась Бесс:

— Рой, к тебе идет полиция.

— Отлично. Все будет хорошо, не волнуйся, дорогая.

— Тс-с... Офицер уже здесь, — предупредила она.

Я постарался взять себя в руки, Бесс, подняв брови, печально смотрела на меня. Клянусь Господом, я не знал, что мне говорить полиции! По сути дела, я не совершил ничего преступного, однако меня не покидало чувство какой-то неуверенности, ведь совесть моя была нечиста. Но я не нарушал закон! Еще меня успокаивало то, что жена верит мне и ни в чем не подозревает. Пока ей не в чем меня упрекнуть. Пока...

В дверь кабинета постучали.

Бесс подбежала к двери, чуть не споткнувшись об уголок ковра, и открыла ее.

— Входите.

— Миссис Николс, — услышал я тихий голос, почти шепот. — Ради Бога, извините, что снова беспокою вас. Мистер Николс проснулся?

Вон оно что! Для них я спал! Милая Бесс...

— Да, сэр, — Бесс немного посторонилась, пропуская в кабинет тщедушного человечка в штатском. Его костюм состоял из темно-коричневых брюк, пиджака песочного цвета и белоснежной рубашки с ярким галстуком, заколотым серебряной булавкой в виде шпаги. Расстегнутый пиджак позволял увидеть с левой стороны кожаную кобуру с револьвером.

— Мы можем немного поговорить? — спросил он меня.

— Разумеется.

Его круглое лицо блестело от пота, напоминая пончик, только снятый со сковородки. Сквозь узкие щелочки на меня пристально смотрели колючие карие глаза. Мешки под ними делали лицо похожим на морду бульдога. Вот с этим человеком мне и придется разговаривать. Поймав себя на мысли, что слишком внимательно его рассматриваю, я отвел глаза. Наверное, я, смотрел на него так потому, что слишком долго ожидал этой встречи. И вот теперь мне предстоит рассказать все, начиная с того, как я сел в «линкольн» и кончая убийством Вивьен... А пока я внимательно разглядывал его темно-коричневую шляпу...

21
{"b":"5028","o":1}