ЛитМир - Электронная Библиотека

— К черту все это. С меня довольно!

Хлопнув дверью, я вышел в коридор и тут услышал, как по мозаичному полу позади меня застучали каблучки.

— Николс!

Она схватила мою руку. Я сделал пару шагов и остановился.

— Это мои деньги! — чуть не кричала она. — Я боюсь!

— Ты нагло врешь! Ты что, думаешь, можно поверить такому дешевому обману?!

— Тогда представь, что это просто сделка, давай договоримся... Плачу тебе за работу.

— Я хочу уехать.

Мы стояли возле двери какого-то номера, из которого высунулась чья-то голова и недовольный мужской голос проворчал:

— Не будете ли вы так любезны не шуметь?

Мы вернулись в свой номер. Я встал у двери, внимательно глядя на чемодан, лежащий на ночном столике. Она взяла бутылку. Я снова бросил взгляд на чемодан — шарф, которым он был перевязан, ярко краснел в полумраке. Он был цвета крови.

«Девушка, похоже, на грани истерики, — подумал я. — Наверно, сейчас в ее прелестной головке теснятся мысли, с которыми она никак не может совладать». Вивьен поставила бутылку на письменный стол. Потом подошла к кровати, на которой лежала стопка чистого белья, сняла покрывало, постелила простыню и сказала:

— Я замерзла, Николс.

Я сел на стул и посмотрел на бутылку. Затем отпил из нее добрый глоток и закрыл глаза. Посидев так с минуту, открыл глаза и взглянул на девушку. Теперь она неподвижно стояла посреди комнаты, сложив руки на груди. Вивьен явно находилась в замешательстве. Ее весьма соблазнительное платье из тафты плотно облегало стройное тело. На прелестном лице с правильно очерченным подбородком, большим мягким ртом и темными глазами застыло испуганное выражение.

— Сейчас ты мне все расскажешь, — приказал я резко. — Кто преследовал твою машину? Что в конце концов случилось?

— Будет лучше, если я немного выпью.

Она отпила из бутылки глоток, я тем временем запер дверь и снял пиджак. Потом присел на край кровати и уставился в пол. «Сейчас она снова начнет врать», — подумал я. Девушка взяла меня за локоть:

— Итак, Ноэль был моим другом. Если хочешь, можешь называть это так. Я знаю его около трех лет. Каждые два месяца, вплоть до этой поездки, он развозил деньги.

— Кому?

— Людям... Тем, на кого работал.

— Как понятно ты все объяснила! И что же это за люди?

— Я говорю серьезно, — она сжала пальцы, затем снова потянулась за бутылкой и жадно глотнула виски.

Она не смотрела в мою сторону, лицо ее помрачнело, похоже, ей не давала покоя какая-то навязчивая мысль. Казалось, она размышляла: «Пройдет ли на сей раз моя ложь?» Внезапно глаза ее прояснились, Вивьен как-то вся подобралась, и я подумал, что сейчас она скажет правду. Она даже побледнела. Или мне это почудилось? Она снова заговорила:

— Значит так... Ноэль работал на синдикат. Он был кем-то вроде агента. — Вивьен сделала паузу. — Боже мой! — воскликнула вдруг она. — Что же теперь будет!

— Продолжай.

— Я ездила вместе с ним. Нам поручали частые поездки на Юг, где синдикату принадлежат игорные дома, понимаешь? Это дело контролировалось с особой тщательностью. Например, один игорный дом находится в Балтиморе, а другой — в Атланте. Работа Ноэля заключалась в том, чтобы каждые два месяца совершать поездку за причитающимися синдикату деньгами. Кроме того, он возил чеки, документы, всевозможные счета и прочее в том же духе. Иногда он вез только часть выручки, другой раз все деньги. Так продолжалось до тех пор, пока он не решил испытать судьбу.

Она подробно рассказала мне об этих поездках, и я постепенно разобрался, что к чему. Я понял, что зря впутался в это дело. Оно мне нисколько не нравилось. Вивьен между тем продолжала:

— Мы с Ноэлем начали подумывать, как бы присвоить эти деньги. Можно было бы, конечно, скрыться с ними во время одной из поездок, но за Ноэлем всякий раз бдительно следили. Причем абсолютно незаметно... Послушай, Николс, я еще ни разу в жизни не попадала в подобный переплет. Единственное, что мне остается, — скрыться от них.

— Понимаю.

— Это же ничьи деньги, пойми, их пропажа не нанесет вреда какому-то определенному человеку. Даже не знаю, как тебе объяснить... Это не воровство. Это... — она замолчала.

Вивьен сделала еще глоток. Выглядела она скверно. Нельзя сказать, чтоб она была пьяна, но лицо ее исказилось от страха, а руки тряслись от холода и нервного озноба. Она пила глоток за глотком. Я тоже отхлебнул виски, и оно приятно растеклось у меня в желудке. Несмотря на это, я с каждой минутой чувствовал себя все более угнетенном и подавленным. Из головы никак не выходила Бесс, которая, должно быть, воображает уже невесть что. Куда я запропастился так надолго? Ведь мы уже пять суток с ней не виделись, утром пойдет шестой день. А все этот мерзавец Альберт!

Вивьен дрожала от холода. Снова послышался ее тихий голос:

— И Ноэль решил рискнуть. Ему удалось, не знаю уж как, усыпить их бдительность, втереться в доверие. Оставалось только, улучив момент, присвоить деньги и вместе скрыться в какой-нибудь другой стране. Ноэль решил не ехать ни в Балтимор, ни в Атланту, а направился прямо. И это, как видишь, оказалось его последним путешествием. Он еще в Балдосте заметил, что нас засекли, помнишь? Тогда мы двинулись на побережье, в сторону Нового Орлеана, но кто-то выследил нашу машину. Ноэль хотел вернуться, но, вероятно, понял, что уже поздно. Теперь тебе ясно? Он уже на смог бы им объяснить, почему поехал другой дорогой. А как объяснить твое присутствие в машине? Тогда Ноэль решил бежать, но впал в панику, вот все и кончилось несчастьем. Теперь у нас нет ни малейшей возможности вернуть деньги. Послушай, Николс, нам нельзя медлить! Над нами нависла смертельная опасность. Слишком поздно ехать к ним в Тампу. Тем более, что я должна явиться с Ноэлем. А он мертв. Тебя же они не знают. Единственное, что нам остается — скрыться.

Она запнулась, сверкнула своими огромными глазами и продолжила:

— Я должна бежать. Ты, наверное, все еще ничего не понял. Но меня сейчас уже разыскивают. Ведь на кон поставлены огромные деньги. Просто так они от меня не отвяжутся. Боже мой, они, вероятно, уже обнаружили разбитую машину! Это, конечно, на какое-то время их задержит. Но они все равно попытаются меня найти! Уж что-что, а искать они умеют! Они меня убьют! Господи!

Может, в ее сбивчивом рассказе что-то и было ложью, но я почувствовал, что на сей раз она в основном сказала правду. И теперь раздумывал, как мне поступить.

— Это я виновата! — снова заговорила она. — Ноэль хотел вернуться, а я его отговорила. Когда мы приехали в ту дыру, где встретили тебя, мы уже спорили по этому поводу. Я решила: если пригласить тебя в машину... это заставит его умолкнуть. И мы направились в сторону Нового Орлеана.

Она замолчала. Я сделал добрый глоток из бутылки, ткнул пальцем в чемодан и спросил:

— Там много денег?

— Много?! Там их столько, что ты себе и представить не можешь. О Господи! У этих людей свои понятия о чести. Своя жуткая этика. Они никогда не прощают подобные вещи. Их бизнес, как и всякий другой подобного рода, позволяет им... Знаешь, что они делают с человеком, предавшим их? — внезапно закричала она. — А что они сделают с предавшей их женщиной?! — Теперь ее лицо приобрело желтовато-бледный оттенок. Она кинула на меня безумный взгляд. — Но сейчас деньги у меня и я найду способ их сберечь, — неожиданно твердо заявила Вивьен. — Нам понадобилось два с половиной года, чтобы решиться на это.

— Неужели ты не понимаешь, что влипла?! — заорал я.

Она схватилась руками за голову, потом закрыла лицо.

Я мельком взглянул на нее, и вдруг до меня неожиданно дошло, почему я с ней остался. Конечно же, из-за денег! Давно ведь мог плюнуть на все и уйти. Но остался. Мы с Бесс страшно нуждались в деньгах. А сейчас до них рукой подать, стоило только дотянуться до ночного столика, на котором лежал злополучный чемодан.

Вивьен, конечно, спятила. Это безумие думать, будто ей удастся скрыться с такими деньгами. Она рассказала мне все, потому что ей больше некому довериться. Про себя я уже принял решение помочь ей. И происхождение этих денег уже не имело никакого значения.

7
{"b":"5028","o":1}