ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дэлберт посмотрел на часы:

— Получается, у нас всего три часа. Поторопись, а?

— Так я даже не знаю, куда ехать.

— Начнем со вчерашнего заведения. Может, его там кто-нибудь знает.

Зажегся зеленый, и Муки направил громадную машину по бульвару Лас-Вегас на юг.

— Слышь, Дэлберт?

— Чего?

— Может, мы сначала чего-нибудь перекусим? А то я голодный.

— Да ты, мать твою, всегда голодный.

— Я так долго ждал тебя у выхода из больницы. И за все это время я не отходил ни позавтракать, ни пообедать, все тебя боялся пропустить.

— Ничего, еще пару часиков потерпишь.

— Ну не знаю. Если надо будет этого парня лупить, мне надо поесть. Чтобы это, сил набраться.

В ответ Дэлберт только вздохнул.

Глава 9

Хай Вернон повесил трубку и встал из-за своего роскошного стола. Он выглянул из окна в три стекла и посмотрел туда, где раскинувшаяся на многие километры пестрая пустыня упиралась в голые коричневые скалы, над которым сияло голубое небо. «Там, видно, жара под сорок, а то и выше, — подумал он. — Не понимаю, как это можно выносить».

Здесь, в стоящем на отшибе двухэтажном доме, в котором он жил вместе с Нормом, всегда поддерживалась идеальная температура — двадцать градусов — и днем и ночью, и зимой и летом. У братьев Вернонов была возможность приобретать лучшие из лучших модели кондиционеров по оптовым ценам; кроме того, изоляция у этого кирпичного дома была не хуже, чем у холодильника. Уж они-то знали толк в «климат-контроле».

Хай зацепился острым носком своих ковбойских туфель за ножку стола и чуть не растянулся во весь рост, но вовремя поймал равновесие и удержался на ногах. Он выпрямился, одернул пиджак, и подумал: «Надо быть осторожней. Вечно со мной случается что-нибудь эдакое. Так и бедро сломать недолго».

Последнее время Хай много думал о том, что он уже пожилой человек: до их с Нормом шестидесятилетия оставались считанные недели. Для большинства людей шестьдесят еще не старость, но только не для Хая. Каждый скрип и хруст суставов, любая боль непонятного происхождения напоминали ему о том, что он стареет.

А уж то дерьмо, что затевал сейчас Норм, было для него совсем не по возрасту. Пока Хай созванивался с кем нужно, Норм, этот сорвиголова, сидел в соседней комнате — кабинете с точно такой же обстановкой. Эти два одинаковых кабинета с рабочими столами красного дерева и встроенными книжными полками были единственной роскошью, которую они позволили себе, когда строили этот дом километрах в пятидесяти к югу от Вегаса на месте, где и раньше располагалось жилище семейства Вернонов. Со старых времен остались пара сараев с провисшей крышей и ветхий амбар. Сам дом был большим и очень простым, и внутри и снаружи. Уюта в нем было, как в охотничьем лагере. Местечко только для мужчин. Хай не мог и припомнить, когда последний раз здесь была женщина, — помнил, что давно, как минимум, несколько месяцев назад. И это было еще одним свидетельством того, что братья Верноны старели.

Норм сидел за столом. Он снял пиджак, закатал рукава рубашки, но при этом оставался в шляпе (он сдвинул ее на затылок так, что поля повторяли рисунок бровей). На столе были разложены ружья, пистолеты, разного рода шомполы, стояли баночки со смазкой. Хай сильно сомневался, что чистка была так уж необходима — Норм всегда поддерживал оружие в идеальном состоянии, — но спору нет, подготовка — такая штука, что всегда лучше перестараться. Скоро им придется пострелять, уж это без вариантов.

Хай сразу узнал свой старый помповый дробовик «Ремингтон». Там же лежала и винтовка Норма, «Винчестер», а также три револьвера и грозного вида черный «Глок».

Норм, похоже, уже заканчивал, и Хай подумал, что надо бы изобрести для него еще какое-нибудь дело, да побыстрее. У Норма всегда был переизбыток энергии, а уж сейчас, из-за убийства Макса, он просто кипел. Они оба тяжело переживали смерть брата, но у Норма скорбь выражалась в самой настоящей ярости. Хай понимал, что сейчас, пока они не готовы, эту ярость надо направлять в какое-то мирное русло.

Темперамент был единственным, чем рознились близнецы. Хай не мог вспылить или бурно расстроиться, если что-то шло не так. Норм же сразу начинал вопить, бушевать, топать ногами; хладнокровие брата было тут как раз кстати, помогало управлять гневом. А вот когда наступала пора рубиться с кем-то, Хаю было всегда спокойнее, если рядом стоял Норм. Тогда ему не страшны были никакие враги, будь их хоть шестеро.

Норм оторвался от револьвера, который чистил, и спросил:

— Ну как, новости есть?

— Сделал пару звонков. Никто не слыхал, чтобы Макса кто-нибудь заказал, но у всех есть предположение, кто мог бы это сделать, теоретически. Причем по всем раскладам выходит одно и то же.

Норм глянул на него, прищурившись:

— Тедди Валентайн, да?

— Он самый, единственный и неповторимый. Похоже, все в городе были в курсе, что Марла спит с Тедди у Макса за спиной. Все, кроме нас, так-то.

— Да уж, будь я в курсе, о Тедди Валентайне остались бы уже одни смутные воспоминания.

Хай поднял очки на лоб и задумался.

— Макс, скорее всего, знал об этом. Я хочу сказать, в «Кактусовом Ранчо» об этом известно абсолютно всем, а он буквально дневал и ночевал в этом казино. Так что, получается, ему было начхать, что" женушка трахается с менеджером его заведения?

Норм положил револьвер на стол и откинулся на спинку своего крутящегося стула.

— Ты же знаешь, каким был наш Макс. Возможно, ему было просто некогда обращать на Марлу внимание — шибко старался перепихнуться с каждой официанткой в округе.

— Это его в конце концов и сгубило, — сказал Хай.

— Я ж ему сто раз говорил, учись держать ширинку на замке, так ведь разве он слушал.

— Да и по поводу Марлы ты его предупреждал.

— А то как же! — Норм уже раскраснелся. Хай понял, что братец заводится. — Эта потаскушка маленькая, моложе его в два раза. Девушка из шоу-бизнеса, мать твою так. Да все они готовы ноги раздвигать перед каждым плейбоем, лишь бы пробиться.

Вообще-то Хай знал многих девушек, которые работали в шоу-бизнесе и при этом не спали с каждым встречным и поперечным. Некоторые из них даже были замужем. Но Норма уже все равно понесло — какой смысл спорить о таких мелочах.

— А этот выродок, Тедди Валентайн. Да я с первого взгляда понял: от этого парня жди неприятностей. Все эти его блестящие костюмчики, золотые цепи, волосы нафабренные. Думает, раз он долбаный итальянец, он уже крутой. Все они, итальяшки, такие — каждый корчит из себя мафиози. Кого он тут на понт брать собрался?

Норм действительно раскусил этого Валентайна. Парень пытался изображать из себя гангстера. Это и неплохо для работы в таком месте, как «Кактусовое Ранчо». Легкий налет мафиозности не дает зарываться всяким сосункам. Но Хай лично все проверил и выяснил, что Тедди никакой не гангстер, а обычный уличный бродяга, которого занесло в Вегас.

Норм опять взял в руки револьвер и стал рассматривать пустой барабан. Хромированный бок пистолета сверкал на ярком солнце, вливавшемся в дом. Он начал одну за другой вставлять в барабан крупные пули.

— Я так понимаю, нам надо бы пообщаться с Тедди, — сказал Хай.

Норм ухмыльнулся:

— Да и к скорбящей вдовушке наведаться не помешает.

— Давай-ка сначала побеседуем с Тедди. Может, он сам это все придумал. Может, Марла и ни при чем.

— Вот об этом мы его и спросим, — ответил Норм все с той же ухмылкой. Ухмылка эта не имела никакого отношения к веселью. Эта была звериная реакция — такой зловещий оскал.

— Думаешь, он заговорит? А вдруг начнет играть в благородство, не захочет ее выдавать.

Норм защелкнул барабан. В его глазах мелькнул недобрый огонек.

— Он заговорит.

Глава 10

Лили чувствовала себя разбитой и уставшей после долгой дороги, но, несмотря на это, не поленилась дважды сменить такси по дороге из аэропорта Скай-Харбор в Фениксе к себе домой в Скотсдейл. Она была уверена, что никакого хвоста за ней нет, но, как говорится, береженого Бог бережет.

11
{"b":"5029","o":1}