ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сэл хотел было что-то возразить, но Лумис поднял бровь, и Сэл сразу вспомнил, что лучше не выступать.

— Мне наплевать, кто заказчик, — продолжал Лумис, — это не мой вопрос. Моя задача — разобраться с убийцей. И все. Но вот братья Макса, это совсем другое дело. Не удивлюсь, если прямо сейчас они мчатся сюда со всех ног. Они, я тебе скажу, просто в бешенстве. Я бы на твоем месте прямо сейчас начинал подыскивать себе другое занятие.

Сказав это, Лумис вышел.

Сэл с минуту сидел не двигаясь, думал. Лумис был прав. Если уж болван вроде него с такой легкостью вышел на его, Сэла, контору, то близнецам Вернонам это и подавно не составит особого труда — они же со всем Вегасом повязаны.

— Вот дерьмо, — сказал он вслух. Потом он опять вспомнил о Лили и о том, что она с ним сделает, когда узнает, что он ее сдал. Дважды дерьмо.

Той рукой, которая не пострадала, он стал набирать номер Лили. Раздались четыре гудка, а потом безличный механический голос попросил его оставить сообщение. Сэл медлил. Ну и что ему сказать? Он повесил трубку и нажал кнопку внутренней связи.

— Велма, а ну-ка, пойди сюда.

Она открыла дверь, прислонилась к дверному косяку и уставилась на шефа, причмокивая жвачкой.

— Чего?

— Ты тут кое-кого запросто впустила в мой кабинет, так?

— Ну так. А что мне было делать. Пуститься вдогонку? Это за эдаким верзилой?

Сэл уже открыл рот, чтобы наорать на нее, но не стал. С ней сейчас ссориться нельзя. Она ему нужна.

— По-моему, эта сволочь мне руку сломала. Отвезешь меня в больницу?

Велма пожала плечами и щелкнула жвачкой.

— Конечно. Вам прямо сейчас?

— Нет, твою мать, на следующей неделе. Буду тут сидеть с раздробленной рукой и ждать, пока ты соблаговолишь меня отвезти.

— Ладно вам, не парьтесь. Я пошла за ключами.

Сэл аккуратно дотронулся до исцарапанной руки, которая опухала прямо на глазах. Он пытался определить, целы ли тонкие косточки под мощным слоем жира. Он оглядел свой стол, заметил остатки печенья и потянулся было к нему, но передумал.

Первый раз в жизни у Сэла Вентури пропал аппетит.

Глава 14

Хай Вернон покачал головой: он наблюдал за тем, как Норм складывает в полотняный мешок всякую всячину, и пытался понять, что же у братца на уме. Всю жизнь Хаю приходилось слышать истории о близнецах, которые иногда заканчивают друг за друга фразу, читают мысли. Но его собственный опыт показывал, что все эти байки — чушь собачья. Он жил бок о бок с Нормом вот уже шестидесятый год и по большей части даже близко не догадывался, что творится у брата в голове.

— Зачем нам все это, а Норм?

— Увидишь.

— Вот такой ты у нас загадочный, черт тебя подери. Ну ладно, скажи хоть, скоро ты будешь готов?

— Уже. Поехали.

Норм держал сумку на вытянутой руке, подальше от себя, будто там были гремучие змеи. На самом деле в мешке лежали какие-то инструменты, перчатки и тугой моток колючей проволоки. Из кармана его плаща торчал здоровый револьвер. Хай надел заплечную кобуру, чтобы было куда положить уродливый черный «Глок». Корпус пистолета был таким огромным, что пиджак топорщился, и Хай нервно потянул за лацканы, пытаясь это как-то исправить. Затем он направился следом за Нормой на пыльный двор.

— Возьмем твою машину, — сказал Норм. — У меня сейчас мозги другим забиты, не смогу вести.

Хай открыл свою машину — «линкольн-континенталь», выпущенный двадцать лет тому назад, и дернул вверх защелку, чтобы открыть Норму пассажирскую дверь. Он знал, что брат считает его сумасшедшим за то, что он запирает машину, — вокруг-то на многие километры ни души — но он просто безумно эту машину любил. Большая, черная, с квадратным бампером — настоящий сухопутный корабль. Не то что нынешние модели, все такие зализанные и гладкие, похожие, скорее, на поганые японские. Вот его машина выглядела действительно солидно.

Он завел машину, и она с ревом рванула вперед по проселочной дороге — до ближайшего шоссе было километра три. За тяжелым автомобилем змеился столб темной пыли. А потом, бум — машина оказалась на заасфальтированном участке, быстро разогналась до ста тридцати километров в час и полетела в направлении Вегаса.

Уже на подъезде к городу Норм проорал, стараясь перекрыть гудение кондиционера:

— Ты как думаешь, где он сейчас?

— В это время дня? Думаю, дома. Он ведь на работу является часов в восемь или около того.

— А если его там нет?

— Ничего, найдем.

— А потом пойдем навестим Марлу?

— Спрашиваешь! Она сейчас небось дома, да? Безутешную вдову изображает.

Норм осклабился, белые зубы сверкнули из-под усов.

— Глядишь, и двойные похороны устроим. Ее и Макса.

— Она ведь вполне может решить, что жизнь без любимого лишена смысла.

Норм хохотнул.

— Поворот не проспи! — сказал он.

— Да знаю я, черт.

Тедди Валентайн жил в Спэниш-Хилз, новом районе, отстроенном в пустыне к юго-западу от Вегаса. По всему городу красовались желтые рекламные щиты: «Уникальные дома с индивидуальной планировкой». У Тедди дом был, конечно, «индивидуальный», но уж точно не «уникальный» — по крайней мере, на взгляд Хая. Выглядел он как и сотни других дурацких оштукатуренных домов, разбросанных по разным районам в окрестностях Лас-Вегаса: испанская черепица на крышах, ярко-зеленая лужайка размером с половичок да каменистый садик с непременными кактусами и юккой.

Шла вторая половина дня, и большинство местных жителей были на работе. Только ветер гулял по пустынным улицам. Не было видно даже детей и собак (их Хай причислял к одной категории). «Стало быть, никаких ухищрений не потребуется», — подумал он и припарковал свой «линкольн» прямо на дорожке, ведущий к дому Тедди, рядом с его роскошным красным «шевроле-корветом».

— Ты только глянь на эту тачку, — воскликнул Норм, — у парня, видать, член с ноготок, вот и приходится так выпендриваться.

— И правда похоже, что наш друг кое-какие изъяны компенсировать пытается, — откликнулся Хай. — Ладно, сейчас-то мы уж точно узнаем из какого он теста.

Они направились к входной двери. Норм по-прежнему держал свой мешок на вытянутой руке. Хай заметил, что сквозь полотно проглядывают и искрятся на солнце колючки на проволоке.

Норм позвонил в дверь. Подождали, опять позвонили. Наконец дверь распахнулась, и на пороге показался Тедди Валентайн в банном халате с логотипом казино «Кактусовое Ранчо» на груди. Его густые черные волосы были взъерошены, небритые щеки отливали синевой. В глазах у него что-то мелькнуло, едва он увидел в дверях близнецов; потом он глянул через плечо — похоже было, что парень в панике. Но он быстро взял себя в руки, собрался и, изобразив светский тон, произнес:

— А-а, начальство пожаловало. Как жизнь?

Норм втолкнул его в комнату, еще до того, как Тедди сообразил, что мог бы закрыть дверь. Хай зашел в дом вслед за братом, держа руку за полой пиджака, на рукоятке пистолета. Хай не сомневался, что сейчас Тедди не решится ничего предпринять, но этот итальянец был все-таки молодой, высокий, отлично сложенный парень. Хай перешел к стене и оперся о нее. Рука его по-прежнему лежала на револьвере, а сам он, не отрываясь, следил за Тедди.

— Ты, видно, только что с постели.

Тут Тедди, похоже, заметил полотняную сумку. Он пытался говорить, глядя Норму в глаза, но, помимо собственной воли, то и дело нервно косился на сумку.

— Я как-то себя неважно чувствую. Простыл, наверное. Вот думал к работе отлежаться.

Хай вдруг расслышал отдаленные звуки репортажа с футбольного матча. В доме был кто-то еще. Он отступил на шаг от стены и взглянул на брата. Норм тоже это слышал. Хай кивнул и достал «Глок» из кобуры. Норм тем временем достал из кармана револьвер и направил его на Тедди. У того отвисла челюсть. Хай направился в коридор справа от комнаты.

— Э, ребята, — проговорил Тедди, — пистолеты-то вам зачем?

— А ты не догадываешься? — сказал Норм. — Нас Макс к тебе послал.

16
{"b":"5029","o":1}