ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда раздался звонок в дверь, он уже заправлял рубашку. Он мельком глянул в зеркало, пригладил свои мохнатые брови и подошел к окну, которое выходило во двор. Там стоял белый «шевроле-каприс» — на вид полицейская тачка, только без опознавательных знаков. Он слышал, как Норм открывает дверь. Вот дерьмо.

Хай спустился в гостиную. Норм уже был там, разговаривал с теми самыми двумя детективами, которых они встретили накануне в офисе у Кена Стэли. Молодая женщина была одета в строгий коричневый костюм, на плече сумочка. Второй полицейский, тот, что постарше, с волнистыми седыми волосами и физиономией, как у ищейки, скромненько стоял у двери, предоставляя напарнице задавать вопросы.

— Добрый день. Кто это к нам пожаловал? — проговорил Хай, как только оказался у подножья лестницы.

Женщина предъявила значок и представилась как детектив Сьюзан Пайн. Имени ее напарника Хай не расслышал. Он обратился к женщине:

— Я вас помню. Мы с вами вчера виделись. Как продвигается расследование?

— Продвигается, — ответила она, — но за это время произошло еще два убийства.

Хай глянул на Норма. Было не ясно, то ли брат сказал, что уже слышал о смерти Тедди и Марлы, то ли нет. Может, об этом уже написали в газете, которую он читал за завтраком. Хай медлил, но тут Норм пришел ему на выручку.

— Мужайся, Хай, — проговорил он, — девушка только что сообщила мне, что убили Марлу.

Хай старательно притворился, будто поражен этой новостью. Он вообще-то не знал, способен ли кто-нибудь, а уж тем более женщина, правильно истолковать его мимику. За его густыми бровями и усами да еще очками с толстыми стеклами и лица-то было практически не видно. Эта маскировка не раз выручала его на деловых встречах, но вот в общении с женщинами... Бедняжки, похоже, никогда не могли понять, что у него на уме.

— Боже мой, — сказал он, — что же произошло?

— Ее кто-то застрелил, — ответил Норм. — Ее и Тедди Валентайна тоже.

— Тедди? Того парня из «Кактусового Ранчо»?

— Именно его. Менеджера казино.

— Какой ужас! — Хай старался говорить эмоционально и боялся, что несколько переигрывает. Но эту девчушку, детектива, он, кажется, убедил, что потрясен. Ее темные глаза выражали сочувствие, даже морщинки появились.

— Мне жаль, что я приношу вам такую дурную весть, — сказала она. — Я просто подумала, что нам непременно нужно поговорить с вами сегодня же.

— Семье Марлы уже сообщили? — Очень трогательно, молодчина Хай.

— Да, еще вчера вечером. Но было уже поздно, и мы решили, что лучше расскажем вам обо всем утром, при личной встрече.

— Сердечно вам признательны, — отозвался Норм. — Поверить не могу, что Марлы больше нет. Она была такая молодая, такая жизнерадостная.

— Я всегда беспокоился за эту девушку, — вступил Хай. — Она ведь, знаете, в ранней молодости работала на сцене. Потому-то ее всегда привлекала ночная жизнь.

— И потом, она была значительно моложе Макса, — подхватил его брат. — Это ведь тоже приводит иногда к неприятностям.

Детектив Пайн пристально посмотрела на Хая, будто заподозрила, что они над ней потешаются. Может, она и более толковая, чем показалось на первый взгляд. Маленькая, шустрая худышка — она относилась как раз к тому типу нервных женщин, которых Хай всегда старался избегать. Говорит низким голосом, смотрит прямо в глаза. Пожалуй, стоит по-настоящему следить за собой, когда с ней говоришь, а за Нормом тем более.

— В любом случае, спасибо, что специально заехали к нам, в эту глушь, — сказал он. — Надо бы позвонить в похоронное бюро. Может, мы сможем чем-то помочь.

Детектив не произнесла ни слова.

— Для нас это ужасный шок.

Она так и смотрела на него, не отрываясь. Хай почувствовал, как что-то ухнуло у него в животе. Чего она хочет, а? Если ей надо было просто рассказать им о том, что случилось, она могла бы позвонить им по телефону. Ее напарник молча стоял у стены, внимательно изучая собственные ногти.

— Мне очень неприятно, но я не могу не спросить: где вы были вчера, после того, как ушли из офиса Стэли?

Хай почувствовал, что Норм взглянул на него.

— Мы отправились в похоронное бюро, — сказал Хай, — договорились предварительно по поводу организации похорон Макса, потом вернулись сюда.

— Приехали и сразу сели за телефон, — добавил Норм. — Надо было сделать несколько деловых звонков. Макс ведь играл не последнюю роль в нашем бизнесе. Ему будет трудно найти замену.

Сьюзан Пайн, казалось, совершенно не слышала Норма. Она продолжала сверлить глазами Хая.

— А позднее, ближе к вечеру? — поинтересовалась она. — Скажем, часика в четыре, или около того?

— Мы были здесь, — сказал Хай, — а что?

У Сьюзан слегка порозовели щеки, но она упрямо продолжала атаку.

— Дело в том, что вы вполне можете стать подозреваемыми по этому делу. Вы были, естественно, сильно расстроены смертью брата. А у миссис Вер-нон и Тедди Валентайна был вроде как роман.

— Да неужели? — воскликнул Хай — Черт меня подери! Я ничего об этом не знал. А ты, Норм?

— Нет. А знал бы, что они спутались за спиной у брата, конечно, расстроился бы.

Щеки Сьюзан запылали еще сильней.

— Мы не на все сто процентов уверены, что правильно истолковали ситуацию, но ее застрелили в доме Тедди; на ней была только комбинация.

— Вот сукин сын, — проговорил Хай. — Простите за грубость, но их связь и вправду более чем очевидна.

Детектив опять посмотрела на него долгим, испытующим взглядом, но Хай ничего больше не сказал.

— Есть ли кто-нибудь, кто мог бы подтвердить, что вы находились именно здесь? — спросила она.

Хай сделал вид, что задумался.

— Нет, пожалуй, никто. Мы с Нормом были здесь одни. Соседей у нас, сами видите, нет.

Пока он говорил, Сьюзан порылась в сумочке. Она достала маленький блокнотик и что-то записала. Это Хаю уже совсем не понравилось.

— Послушайте, юная леди, — сказал он, — вы собираетесь нас арестовать, так что ли? Я к тому говорю, что это было бы большой ошибкой. У нас в Вегасе очень много хороших знакомых.

— Об этом я наслышана, — сухо отреагировала она. Ни на минуту не подняв головы, она продолжала что-то записывать.

— Знаете, Лас-Вегаса просто не было бы как такового, если бы не мы, Верноны, — сказал Хай. — Наш отец ставил первые кондиционеры в здешних домах и казино. До того, как это случилось, Лас-Вегас годился только на то, чтобы коров на водопой водить.

— Хм-м-м. — Сьюзан явно думала о чем-то другом. Хай отдал бы все на свете, лишь бы узнать, о чем это она думает, да только он был не большой знаток женских душ.

Сьюзан тем временем перелистнула страничку блокнота и спросила:

— У вас есть девятимиллиметровый пистолет?

Хай взглянул на Норма. Тот смотрел на детектива холодным взглядом. «Вот черт. Надеюсь он ничего не выкинет!» — подумал Хай.

— У нас много всякого оружия, — сказал Норм. — А как иначе, в такой-то глуши.

— Вы пользовались какими-то из них в последнее время?

— Не-а.

Сьюзан Пайн посмотрела сначала на одного брата, потом на другого.

— Могу я на них взглянуть?

Норм покраснел.

— Да какого черта...

— Спокойно, Норм — сказал Хай. — Ну что ты сразу ощетинился. Она ведь просто выполняет свою работу.

— Так вы покажете мне оружие?

Хай ухмыльнулся:

— Это вряд ли. Появилось желание пошарить в нашем доме, прошу-пожалуйста, получите ордер на обыск.

— Вам есть что скрывать?

— Вовсе нет. Но существуют правила. Хотите открыть на нас охоту, действуйте, как положено. А потом приходите — мы уж вас встретим. С адвокатом, разумеется.

Детектив с минуту смотрела на него испытующе, потом закрыла блокнот и сунула его обратно в сумку.

— Ладно. Будь по-вашему.

Она развернулась и кивнула напарнику — тот открыл ей дверь. В комнату тут же ворвался обжигающий ветер.

— Мэ-эм, — окликнул ее Хай, — надеюсь, вы не собираетесь терять слишком много времени на то, чтобы гонятся за Нормом и мной. Это вам ничего не даст. Вы лучше ищите ту, которая убила нашего младшего брата.

21
{"b":"5029","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Апельсинки. Честная история одного взросления
Майя
Игра в сумерках
Наследники стали
Гончие псы
День Нордейла
Метро 2033: Логово
Заряжен на 100 %. Энергия. Здоровье. Спорт