ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джо встретился с ним взглядом и выдал:

— О, а я тебя знаю. Ты Призрак Оперы, да?

В ответ Дэлберт оскалился, обнажив остренькие зубы, и направил на Джо пистолет.

Джо тут же захлопнул дверь и отскочил в сторону. Нет, дверь была, конечно, очень прочная — чем он не преминул воспользоваться — но не бронированная же.

Никаких звуков выстрелов не последовало.

Джо скользнул к окну, выглянул из-за занавески: Дэлберт склонился над Муки, беспомощно шлепая губами. Он оглянулся по сторонам, проверил, нет ли кого-нибудь на парковке; потом опять склонился над упавшим приятелем. В этот самый момент Джо шагнул к двери и распахнул ее настежь.

Оружие Дэлберта даже не было направлено в его сторону — он по-прежнему стоял над Муки. Джо заехал ему по уху кулаком коротким, но сильным ударом справа. Это было болезненно для его распухшей руки, но уж точно куда болезненней для Дэлберта. Его шикарная шевелюра качнулась, едва не переломив тонкую шейку, и он как подкошенный свалился прямо Муки на грудь. Тот все еще держался за ушибленный пах и не успел подхватить друга. В следующий момент они стукнулись лбами но Дэлберт, очевидно, уже этого не чувствовал. Он был без сознания.

Джо ухмыльнулся. Ничего, зато потом еще как почувствует. У него и так нос уже по всему лицу размазан. А теперь, к тому моменту как он очнется, многострадальный нос разнесет аж до ушей.

Муки весь скорчился от боли, но вылезти из-под Дэлберта он не мог — для этого надо было оторвать руки от причинного места, которому так досталось, что было уже не до чего.

Джо подобрал два пистолета, сунул их в дорожную сумку и перешагнул через горе-противников.

— Удачного вам дня, ребята.

С этими словами он направился в сторону административного здания, стоявшего впритык к жилому корпусу мотеля. Джо толкнул стеклянную дверь, звякнул колокольчик Тощая как палка темнокожая женщина-администратор пристально и подозрительно смотрела на него, пока он шел к стойке. Она заглянула ему за плечо — не идет ли кто-нибудь следом. Интересно, слышала ли она всю эту возню на улице.

Она подняла на Джо глаза, и он увидел в этих глазах такое облегчение, что Джо невольно подумал, уж не знала ли она о том, что его поджидают Дэлберт и Муки. Может, это она донесла им, что Джо вернулся и прошел в свою комнату. Не исключено, но она вроде не расстроилась, увидев его целым и невредимым. Да хрен с ним, наплевать. Сейчас главное добраться до аэропорта, а для этого надо смыться до того, как картежники успеют прийти в себя.

— Я выезжаю, — сказал Джо.

Глава 24

Марти Холгуин был из тех, кто просто обожает, когда в кармане побрякивает мелочь — что-то вроде напоминания, что ты «при деньгах». Ну а Лили эта слабость была даже на руку: когда Марти приближался, слышно было за версту.

Вот и сейчас звон монет был все слышней и слышней — это Марти шел в направлении парковки при магазине ковров города Альбукерке. Наконец он появился в поле зрения Лили и сел в свой шикарный «мерседес» — она уже не раз видела его за рулем этой тачки. Пока он садился в машину и уезжал, Лили наблюдала за ним из своей «миаты», мерно урчавшей в дальнем углу стоянки.

Она уже многое узнала об этом Марти Холгуине. У него был красивый дом у самого подножья гор Сандиа. Ночью отсюда открывался потрясающий вид на долину, в которой располагался Альбукерке: городские огни сияли, как россыпь бриллиантов. Машина у него была тоже ничего себе. Костюмы он носил с накладными плечами, похоже от Армани. Он был темноволосый, сухощавый, довольно привлекательный, с фирменной широченной улыбкой профессионального торговца.

Лили постоянно мысленно сравнивала его с теми, кого она встречала в детстве в маленьких городках и поселках на Юге страны. Неряшливые кривозубые мужики в рабочих комбинезонах. Сморщенные старики с бронзовым загаром, которые курили целыми днями и напивались по субботам. Молодые деревенские парни в бейсболках и майках, гонявшие по округе на машинах с форсированными двигателями. Никто из тех, кто окружал ее, пока она росла, не смог бы подняться и выбиться в люди так, как Марти. Никто и не подумал бы пытаться.

Какое-то время ее занимал вопрос: а что, если бы ей на пути попался такой мужчина, как этот Марти, — тогда, когда она была молодой и впечатлительной? Может, все в ее жизни пошло бы по-другому? Кто знает, что было бы, если бы она знала, что бывают такие вот парни, для которых мир полон возможностей.

Марти отправился в дорогу. Лили пристроилась за ним: она то отпускала его подальше, то приближалась, но неуклонно следовала за его «мерседесом», двигавшимся на восток по трассе I-40 в сторону гор. Она не боялась, что Мартин заметит хвост. С чего бы ему вообще подозревать, что за ним идет слежка? Он же не в курсе, что партнер по бизнесу задумал его убрать. Так что он ни за что не заметит, что она приближается.

При всем при этом Лили была отнюдь не в восторге от условий, в которых ей предстояло работать. Дома у Холгуина дорогая система сигнализации, что исключало возможность подстеречь его прямо там. Можно было бы, конечно, придумать, как справиться с сигнализацией, но Лили не хотелось с этим возиться. И уж тем более не хотелось привлекать к этому специалиста. У нее было одно желание: закончить это дело быстро и по-тихому и вернуться домой, к любимому бассейну.

Вслед за Марти она свернула с трассы I-40 на четырехполосный Трэмвей-бульвар. «Мерседес» двигался вместе со всеми в северном направлении, но при этом устроил настоящий слалом: подрезал, перескакивал с одной полосы на другую, так что за ним не легко было поспевать. Но Лили не особо волновалась. Она знала, что он едет домой. Она слышала, как он разговаривал с кем-то в магазине, пока бродила по кишевшему покупателями помещению между рулонами ковров. Холгуин рассказывал какому-то служащему о своих планах провести вечер с возлюбленной. Им предстояло грандиозное событие: бенефис какого-то там оркестра, на который нужно явиться непременно при галстуке. Вот он и ныл, что, мол, придется теперь с работы мчаться домой, переодеваться в смокинг, потом ехать чуть ли не на другой конец города, в квартирный комплекс, где живет его подруга, а потом в центр, в театр с загадочным названием «Кай-Моу», где и будет проходить мероприятие. Парень, похоже, отчаянно скучал, пока работодатель излагал свое расписание на субботний вечер. А Лили уже готова была достать блокнот и все законспектировать.

«Мерседес» тем временем повернул на восток, на улицу, скакавшую по холмам до самого подножья гор. Здесь и стоял дом Марти Холгуина, возвышаясь над всей округой. Лили слегка притормозила, чтобы расстояние между ними увеличилось, но все равно оказалась у самого его дома как раз вовремя и, проезжая, видела, как он торопливо вошел. Дорога петляла дальше. Она проехала еще с сотню метров до широкого участка и быстренько развернулась, чтобы можно было сразу поехать за Марти, когда он направится обратно в город.

Она усиленно боролась с искушением подъехать прямо сейчас к его дому, позвонить в дверь и пальнуть в него из пистолета двадцать пятого калибра, который она держала в бардачке. И все, и покончить с этим.

Но убить вот так, среди бела дня, будет как-то слишком уж дерзко — даже несмотря на то, что соседние дома расположены довольно далеко и окружены карликовыми вечнозелеными кустарниками и чамизом. Она не знала, насколько далеко разнесется звук выстрела из ее маленького пистолета, учитывая, что здесь кругом холмы. И потом, в этот район и обратно ведет одна узкая извилистая дорога. Если кто-то услышит выстрел и позвонит в службу спасения 911, полицейским может повезти, и они поймают ее по дороге в город.

Она посмотрела на запад, туда, где пылали оранжевым светом редкие облачка — их освещало медленно садившееся солнце.

Может, стоит дождаться ночи. В темноте легче скрыться, да и соседи уже заползут под одеяла и, скорее всего, проигнорируют звуки далеких выстрелов. Но она что-то не была уверена, что ей хочется стрелять в него рядом с домом.

24
{"b":"5029","o":1}