ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Муки что-то такое пробурчал — видно, в знак одобрения.

— Я здесь уже двадцать лет живу, и с годами становится все хуже и хуже. Куча машин, куча гребаных туристов в шортах и с камерами. В казино одни любители. Настоящим профессиональным игрокам и сыграть спокойно негде, разве что в такой вот дыре.

Этот парень уже просто достал Джо.

— Слышь, мы тут зачем собрались, речи толкать или в карты играть?

— У нас, между прочим, свободная страна, насколько я помню. Да и тебя это, вроде, не шибко отвлекает. Вон, выигрываешь.

— Выигрываю, и дальше собираюсь. А если мне вдруг приспичит послушать лекцию об истории города, я пойду и посмотрю канал «Дискавери».

— Ну хватит, мальчики, — вступила Агнес, — это вам не на кухне в подкидного резаться. Играйте серьезно.

Тощий потянулся к своим картам.

— Я просто хочу сказать, что тоскую по тому, старому Лас-Вегасу, только и всего. По тем временам, когда здесь обретались старина Фрэнк, Дино да Сэмми[2]. Тогда-то у города был шик.

"А вот тут наш крикун загнул: молод он больно, чтобы помнить ребят из «Крысиной Стаи», — подумал Джо, но на сей раз цепляться не стал. Было у него дело поважнее — следить за лицом. Он приподнял за краешек лежавшие рубашкой вверх карты: туз пик и туз бубен. Так, две пули в магазине.

— Все тебя ждут, Дэлберт, — проговорил Муки. Голос у него был низкий и глухой, будто проходил через невидимую стену.

Дэлберт поставил пятьдесят баксов, Джо увеличил ставку еще на пятьдесят. Муки нахмурился, пару секунд пристально смотрел на Джо и повторил предыдущую ставку. Дэлберт ставку уравнял; дилер — Агнес — сдала три карты в открытую. Во флоп[3] вошла шестерка, четверка и девятка. Дэлберт поставил еще пятьдесят и выжидательно глянул на Джо. Джо опять увеличил на пятьдесят, но дальше задирать не стал. Ему нужно было, чтобы и Муки и Дэлберт оставались в игре.

Они согласились на увеличенную ставку, и Агнес открыла следующую карту — это оказался валет пик. Джо пригляделся к картам на столе. Так, ни «стрэйт», ни «флэш» не предвидится. Пар на «фул хауз»[4] тоже не видно. Похоже, его ручные ракеты попадут прямо в цель.

И вновь Дэлберт поставил пятьдесят, а Джо снова увеличил на столько же. Противники Джо обменялись взглядами, как бы говоря друг другу: «Черт его знает, какая у него карта».

Но тем не менее выходить из игры они не стали, и Агнес открыла последнюю карту. Это оказался туз червей. Джо бросило в жар. Три туза. Ну, теперь-то этим неудачникам с ним не сравняться.

Он взглянул на стол, оценил, сколько фишек осталось у соперников. У обоих запасы начали истощаться, но у Дэлберта было больше, чем у приятеля — у Муки было всего четыре сотни. Джо взял из своей кучки три стодолларовые фишки и кинул в центр стола.

— Вот, блин, — пробормотал Муки, передернул плечами и подкинул в кучку свои три фишки.

Дэлберт раскраснелся, его маленькие глазки так и метались от Джо к Муки и обратно. Джо был уверен, что Дэлберт поддержит ставку. Было видно, он из тех, кто свято верит, что мир вращается вокруг него и что удача ждет его за ближайшим поворотом. Он будто не замечал опасности и упрямо шел вперед, не оставляя себе путей для отступления.

Три сотенные фишки Дэлберта скользнули по сукну на центр стола. Он открылся. Две шестерки, плюс та, что на столе, итого тройка. Хорошая карта, но не настолько, чтобы выиграть.

— Мои две пары биты, — сказал Муки и отбросил свои карты в сторону. Теперь оба игрока не сводили глаз с Джо, а тот позволил себе улыбнуться и открылся.

— Три пули вам — бах, бах, бах.

Дэлберт застонал. Муки что-то буркнул и поерзал на стуле.

Агнес пододвинула Джо его выигрыш. Он стал собирать свои фишки, попутно пытаясь отвлечь своих противников от проигрыша.

— Слушай, ты ведь так хорошо знаешь Вегас, — обратился он к Дэлберту, — я тут ищу одну свою знакомую, — может, ты ее встречал.

Дэлберт довольно долго сидел молча — уставился в одну точку и чавкал жвачкой. Потом наконец спросил:

— А как ее зовут?

— Думаю, здесь она все равно живет под другим именем. Дай-ка я лучше покажу тебе ее фото.

Он вытащил из внутреннего кармана своего легкого летнего костюма потрепанную фотографию и передал ее Дэлберту, пытаясь прикинуть, через сколько же рук она успела пройти за это время.

Дэлберт поднес фотографию прямо к своему остренькому носу. Джо прекрасно знал, что он там видит, — сам рассматривал этот снимок миллион раз. Там, на фото, стройная, высокая женщина. Снята она по пояс; на голове копна рыжих волос, наверняка парик. Глаза скрыты темными очками.

— Ну, на такой-то фотке разве что разглядишь! А другой у тебя нет?

— Не-а.

Дэлберт передал снимок другу. Тот мельком взглянул на нее и отдал Джо.

— Нет? — Джо сунул карточку обратно в карман. — Ну ладно, буду дальше искать, может, и подфартит.

С этими словами он встал и начал ссыпать свои фишки на лоток.

— Э, ты куда это собрался? — вскинулся Дэлберт.

— Хватит с меня на сегодня.

— Как это, а ну садись, дай нам отыграться.

— Твой приятель уже пустой. Надо же вам хоть на такси оставить. — Джо произнес это, не глядя на Дэлберта.

Тот вскочил, стул опрокинулся.

— А ты, говнюк, за меня не волнуйся. Ты сядь и дай мне вернуть свои бабки.

Джо посмотрел на Дэлберта немигающим взглядом. Он знал, что этот слабак в конце концов уступит — надо только подождать.

— Успокойся, сынок, — прокаркала Агнес, — нам тут неприятности ни к чему.

Муки за все это время не пошелохнулся, но Джо его взгляд очень не понравился: он смотрел так, словно пытался примериться, прежде чем вмазать кулаком. Джо смахнул со стола последнюю фишку и отступил на шаг от стола.

— Вот это верно, — сказал он, — неприятности нам не нужны. Просто сегодня мне улыбнулась удача. Без обид, ладно?

Дэлберт взглянул на Муки, ища поддержки. Но тот сидел пень пнем.

— Что ж, — Дэлберт поднял руки, показывая, что сдается, — будь по-вашему. Забирай наши деньги и вали.

Джо двинулся через игровой зал к кассе. Он слышал, что Дэлберт продолжает ворчать у него за спиной, но оглядываться не стал. Кассирша буквально спала с открытыми глазами, но пересчитала фишки и выдала Джо около трех кусков наличными. Джо дал ей на чай, отвернулся от окошка и увидел, что к нему направляется Дэлберт. Тощая грудь вперед, вышагивает так важно — ну вылитый петушок-забияка — да еще этот кок дурацкий.

— Слушай, друг, я тут подумал насчет той фотки, что ты нам показывал. Вдруг я эту кралю где увижу. Как тебя найти?

Сейчас, как же, так я и сказал типам вроде вас свой адрес.

— Да я зайду еще как-нибудь. Может, сыграем еще партию-другую в покер.

— Было бы неплохо, — Дэлберт натянуто улыбнулся.

Джо вышел на улицу. Была уже черная ночь. Он закурил «Кэмел». Это же надо, три часа ночи и такая духота. Июль в Лас-Вегасе. Бог ты мой.

Он глубоко затянулся и побрел в направлении переулка, где оставил свой старенький «шевроле». О штрафах за парковку ему, кстати, тоже теперь волноваться не придется — будет расплачиваться денежками этих остолопов.

«Черный Ход в Рай» располагался на краю пыльного пустыря на задворках Стрипа[5]. Это место Джо прозвал про себя ничейной землей. По обеим сторонам улицы были разбросаны какие-то магазинчики с плоскими крышами да дощатые домишки — но на ночь все было наглухо закрыто.

Не успел он пройти и квартала, как услышал шаги у себя за спиной. Кто-то шел уверенной тяжелой походкой, а кто-то семенил, пытаясь не отстать. Джо оглянулся и увидел тех, кого и ожидал, — Муки и Дэлберта. Парочка преследовала его, явно намереваясь вернуть свои деньги.

Джо свернул за угол у закрытого на ночь стальными решетками ломбарда. Он знал, что машина поблизости, в каком-то квартале отсюда, но вполне возможно, что его настигнут прежде, чем он туда добежит. Он остановился, прижался спиной к стене ломбарда и прислушался.

вернуться

2

Имеются в виду Фрэнк Синатра, Дин Мартин и Сэмми Дэвис. В конце сороковых эта компания выступала вместе в Лас-Вегасе, а в шестидесятых годах участвовала в президентской кампании Джона Кеннеди (их еще называли Rat Pack — Крысиная Стая).

вернуться

3

Флоп — три карты, сдающиеся в открытую перед началом следующего тура торговли. Эти карты являются общими и принадлежат всем оставшимся в игре.

вернуться

4

«Стрэйт» — комбинация карт, идущих по старшинству непосредственно одна за другой, не обязательно одной масти. «Флэш» — пять карт одной масти на одной руке. «Фул хауз» (полный дом) — тройка плюс пара.

вернуться

5

Стрип — главная улица Лас-Вегаса.

3
{"b":"5029","o":1}