ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут запищал мобильный. От неожиданности Лили вздрогнула. Этот номер был только у Сэла. Наверняка он звонит, чтобы попробовать помириться. Может, стоит с ним поговорить, убедить, что все в порядке и она не в обиде. Тогда и найти и убить его будет легче.

— Алло?

— Это Джо Райли. Мы познакомились в кофейне, помнишь?

Вот проклятье! Лили не стала отвечать сразу. В голове тут же всплыли вопросы: Откуда у него этот телефон? От Сэла. Зачем он звонит? Может, по просьбе все того же Сэла. Откуда он звонит? Да какая, к черту, разница.

— На чай официантке не забыл оставить? — проговорила она.

— Мне, между прочим, и по твоему счету платить пришлось.

— Тебе еще повезло. Обычно свидания со мной подороже обходятся.

— Нисколько не сомневаюсь. И какая у тебя стратегия? Дорогие рестораны? Коктейли да танцульки? Всякое такое?

— Сейчас это все звучит особенно актуально.

— А может, тебе в казино податься, на автоматах поиграть? Пар спустить, так сказать.

— Может, и схожу. — Так-так, похоже, он знает о ней несколько больше, чем она предполагала. Ну, это опять-таки мог быть Сэл. Оторвать бы башку скотине. Об автоматах она, кстати, уже думала, когда проезжала мимо казино «Акома Скай», расположившегося у самой дороги. Но потом она заметила на стоянке кучу дальнобойщицких трейлеров и решила, что здесь она не задержится ни на секунду. Во-первых, надо двигаться, а во-вторых, ей вовсе не хотелось толкаться в одном помещении с этими пивными бочками — водителями трейлеров. Слишком уж это напоминало бы родной Дикси.

А он тем временем будто читал ее мысли.

— У тебя акцент чувствуется. Ты, наверное, родом из какого-нибудь городка на Юге, да?

— Ну да, из всех сразу и каждого в отдельности. Мы часто переезжали — работу искали.

— Мне всегда нравился южный акцент, особенно у женщин. У них он звучит так мягко.

"Отлично, — подумала Лили, — мимо дальнобойщиков — известных романтиков — я проехала, так теперь этот Ромео мне названивает, достает меня в эдакой тьмутаракани и лезет со всякими нежностями. Надо выкинуть чертов телефон.

— Я-то сразу догадалась, что ты из Чикаго, не успел ты и рта раскрыть, — проговорила она, — с Южной стороны[20], угадала?

— Ты смотри, неплохо! Прямо в точку.

— Гласные тягучие, говоришь через нос. Слышали, знаем.

— Ты что, когда-то жила в Чикаго?

А вот интересно, записывает он ее сейчас на диктофон или нет?

— Мне про вашего брата с Южной стороны вся подноготная известна. Дай угадаю: у тебя в семье все полицейские: папашка, дед, пара-тройка братьев...

— Пятеро братьев. И все в полиции.

— Такая дружная семья настоящих католиков. И дядья твои тоже все полицейские. Или пожарные.

— Дядюшка Альфред пошел в пожарные. С ним теперь не разговаривают.

— Ну ты везунчик. Выходит, ты всю жизнь знал, что станешь полицейским.

— В общем да.

— А потом женишься, заведешь штук восемь детишек, поселишься неподалеку от своих стариков, в соседнем квартале. Будешь ходить к мессе. Будешь напиваться. Стареть.

— У-у, какую веселенькую перспективку ты мне рисуешь.

— Так что же стряслось, а мистер Полиция Чикаго? Какого рожна вы гоняетесь за мной по Нью-Мексико?

— Просто однажды крупно не повезло.

— С женой разошелся?

— Сейчас я свободен, если ты к этому клонишь.

— Смешно. Из-за чего она тебя бросила?

— С чего ты взяла, что она меня. Может, наоборот?

— Это вряд ли, малыш. Работа в полиции и семейная жизнь — вещи почти не совместимые.

— Вот так и бывшая моя говорила. Слишком, мол, много соблазнов, когда на службе. И ушла от меня, а я пошел доказывать, как она была права. Стал пить, играть. Буквально купался во всяческих соблазнах.

— А они до добра не доводят.

— Это точно. Вот поэтому-то мне и надо с тобой поговорить. Кое-что выяснить.

— Что выяснить?

— Долгая история.

Возникла неловкая пауза.

— Ты все еще служишь? — спросила она наконец.

— Нет, ушел в отставку.

— Так, значит, ты даже не полицейский. Чего же я с тобой тогда разговариваю?

— А что, по-моему, мы очень приятно беседуем.

"И правда приятно, — подумала Лили, — хотя говорю-то в основном я сама. Где гарантия, что он действительно ушел из полиции. Может, этот звонок — всего лишь попытка меня выследить. Интересно, легко ли засечь человека по мобильному? По крайней мере они могут установить, из какого района идет сигнал, и понять, куда направляюсь.

— Нам пора закругляться, — сказала она.

— Так нечестно. Теперь моя очередь.

— Твоя очередь?

— Ты-то все про меня рассказала, разложила по полочкам, откуда я и всякое такое. Я тоже хочу попробовать.

Она улыбнулась:

— Давай, только быстро.

— Ты родом с Юга страны, в детстве часто переезжала.

— Ну это, положим, я сама тебе сказала минуты две назад.

— Это я разогреваюсь. Мужчины у тебя нет. Ты много ездишь. У тебя мало близких друзей.

— До этого легко додуматься, учитывая, чем я зарабатываю на жизнь.

— Вот этого я не понимаю. Как получилось, что...

— Что такая милая девчушка, как я, стала заниматься таким делом?

— Да.

— Это, как ты говоришь, долгая история. На нее у нас времени точно нет. Мне пора.

— Ладненько, — сказал он радостно, — позвоню тебе попозже.

«Да он что, совсем больной!»

— Не стоит. Сейчас я повешу трубку и выброшу этот телефон в окно.

— Не делай этого. Мы еще не договорили.

Она нажала на кнопочку, и связь прервалась. Лили покрутила аппарат в руках, раздумывая, стоит ли его выкидывать.

«Он ведь может еще пригодиться. Вдруг Сэл будет звонить. Вдруг что-то случится, а под рукой телефона не будет?» — так она уговорила себя, что телефон выбрасывать не стоит, и положила его рядом с собой, на пассажирское сиденье.

Но всю дорогу он так и не давал ей покоя.

Глава 35

В воскресенье в семь утра Джо Райли сдал взятую напрокат машину и поймал попутку, чтобы доехать до международного аэропорта Альбукерке. Он прислонился головой к стеклу и следил за тем, как они приближаются к зданию с надписью «Вылет внутренними рейсами».

Как же он устал, одному Богу известно. Он обегал весь Альбукерке в поисках Сэла, Лумиса и Лили. Он заходил во все мотели рядом с кафе, но никого из троицы там не видели. Он рыскал по улицам города на машине, надеясь наткнуться на Сэла, медленно бредущего по тротуару. Не тут-то было. Он даже съездил к дому Мартина Холгуина: там уже вовсю мигали патрульные машины и сновали сыщики, брошенные на расследование загадочного убийства торговца коврами. Но Лили не стала возвращаться на место преступления.

Наконец он зашел в телефон-автомат и позвонил по номеру, который запомнил. Он был очень удивлен, когда Лили ответила. Он изо всех сил старался проговорить с ней как можно дольше, уловить хоть какой-то намек на то, куда она направляется, но она сохраняла полное самообладание. И что сделал он, Джо? Стал изображать из себя эдакого милашку — можно подумать, хладнокровная убийца растает от легкого флирта.

Но он просто ничего не мог с собой поделать. Он буквально места себе не находил от ее тягучего акцента. Сразу всплывала в голове картинка: ее длинные ноги, пухлые губы. Ее такие умные карие глаза.

Какой у нее живой ум, у этой Лили Марсден. Обвела вокруг пальца в кафе, переиграла в телефонном разговоре. Ни словом не обмолвилась ни о том, где она, ни о планах. Да и обаять ее, похоже, не слишком удалось.

Он хотел было позвонить ей еще разок из аэропорта, но раздумал. Она же сказала, что избавится от телефона. Он представил себе, как посреди пустыни, в песке валяется ее телефончик и звонит, звонит — а вокруг ни души, никто его не слышит. Эта картинка идеально подходила для описания его собственного состояния.

Машина резко затормозила, и Джо открыл глаза. Он был у входа в ту часть аэропорта, откуда летают компанией «Америка Уэст». Расплатившись с водителем, он выбрался из машины и побрел, еле передвигая ноги.

вернуться

20

Трущобный район г. Чикаго, расположенный к югу и востоку от р. Чикаго.

35
{"b":"5029","o":1}