ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Торопливые шаги все приближались, и вот, когда они были уже совсем близко, Джо выскочил из-за угла, замахнулся и со всей силы — а силы в его девяностокилограммовом теле было немало — нанес удар левой рукой. Кулак вошел прямиком в остренький нос Дэлберта — раздался хлюпающий звук.

Дэлберт вскрикнул, попятился назад. Из носа фонтаном брызнула кровь, и он попытался закрыть лицо руками.

Муки стоял, вытаращив глаза от изумления, огромные руки даже не шевельнулись. Джо шагнул к нему и резко ударил между ног острым носком ботинка — не хуже какого-нибудь футболиста, посылающего мяч через все поле. Удар был такой силы, что Муки аж приподнялся на цыпочки. У него перехватило дыхание, и в следующую минуту он уже повалился на асфальт.

Джо обернулся к Дэлберту — бедняга все еще крутился поблизости, зажав руками лицо, а кровь так и лилась, просачиваясь между пальцев.

— Ну что, еще хочешь?

Дэлберт помотал головой и заскулил как побитая собачка. Теперь он уже стоял, нагнувшись, чтобы кровь капала на тротуар и, не дай бог, не забрызгала белоснежный костюм.

Муки стонал, свернувшись калачиком тут же на тротуаре. «Небось пару дней будет кровью мочиться, — подумал Джо. — А Дэлберту придется раскошелиться на пластическую операцию, чтобы вернуть носу прежний вид».

— Вы бы, ребята, учились достойно проигрывать — здоровее будете, — сказал он напоследок.

Глава 3

Лили сидела в зале игровых автоматов в клубе «Излета Палас», расположенном к югу от Альбукерке. Она завороженно следила за тем, как крутится табло с картинками, а на кнопку жала кулаком, не глядя. Истратила она долларов десять из денег Макса, а выигрывала ровно столько, чтобы продолжать играть, — так прошло уже два часа.

И пора бы остановиться, и позвонить Сэлу, и перекусить где-нибудь, и вообще, приготовиться к отлету. Но она продолжала сидеть и тупо жать на кнопку.

Лили уже приходилось бывать в казино на индейских землях в штате Нью-Мексико, и это заведение было примерно того же уровня. Грязно-серое здание снаружи выглядело новым, а вот внутри везде видны были следы непрекращающегося людского потока: ковер кое-где протерт, несколько автоматов сломаны. Но Лили все равно было здесь уютно. Автоматы ничуть не отличались от тех, что стояли в Вегасе, но здесь, в этом полупустом зале не чувствовалось той фальши и показухи, которая царила во всех заведениях на Стрипе.

После беспокойной ночи в мотеле в Альбукерке она поднялась рано утром (это была пятница), заказала такси и отправилась в ближайшее казино. До рейса оставалось еще несколько часов, и чары игровых автоматов были очень кстати — идеальное лекарство от мыслей о недавнем убийстве.

Одно радовало ее по-настоящему: наконец-то можно было снять парик, в котором так жарко и жутко чешется голова. У Лили была очень короткая, чуть ли не под ноль, стрижка — с такой и плавать удобнее, и парик или шляпу натянуть легче, если нужно замаскироваться. Вот, к примеру, светлый парик сослужил ей отличную службу: она воспользовалась им накануне вечером в аэропорту, чтобы зарегистрироваться на рейс по фальшивым документам. Правда, она все равно рада была избавиться от своего спасителя при первой же возможности.

На ночном рейсе на Альбукерке пассажиров почти не было, и Лили это более чем устраивало. «Чем меньше народу увидит меня в замаскированном виде, — рассуждала она, — тем лучше». Сегодня она улетала домой уже по своим настоящим документам, так что парики и красное платье отправились прямиком в мусорный бак. Теперь ничего больше не связывало ее с Вегасом. Казалось бы, можно расслабиться. Но она чувствовала себя напряженной и уставшей, к тому же что-то кололо в глазах.

И опять она треснула по кнопке, и опять завертелись табло. Через несколько часов она уже будет дома. Чистая одежда, нормальная еда, пара кругов по бассейну — и она почувствует себя обновленной.

Но прежде нужно позвонить Сэлу. Она нажала другую кнопку, и куча четвертаков со звоном высыпалась в лоток. Она выгребла свои монетки, кинула их в пластмассовый стаканчик и вышла в холл, чтобы воспользоваться платным телефоном. Она набрала номер Сэла, и услышала голос секретарши:

— Вентури и партнеры.

— Это Лили, соедините меня с Сэлом.

Она стала ждать, пока Сэл возьмет трубку, и рассеяно слушала автоматически включившуюся мелодию — похоже на битловскую «Естэдэй» в исполнении оркестра Мантовани[6]. «Между прочим, мог бы и получше что-нибудь для клиентов подобрать, — подумала Лили, — деньги-то лопатой гребет. Вот скупердяй!»

— Лили! — раздался в трубке радостный вопль Сэла (такая у него была манера здороваться с Лили по телефону, будто со старинной подругой). — Ну как все прошло?

— Просто идеально. Можешь переводить деньги.

— Конечно, Лили. Как обычно, телеграфным переводом? Адрес тот же?

— Ну да, а что, есть сложности?

— Ровным счетом никаких. Я как раз положил деньги клиента в банк, буквально вчера.

Вчера. Битлы тоже пели про «вчера». А она вчера была в другом городе, под другим именем. А она вчера уничтожила чувака по имени Макс Вернон. Как там, в песне? — «теперь все кажется таким далеким», вроде так. А вот у нее все так и стоит перед глазами.

— Слушай, Лили, а ты где? Нам бы с тобой о следующей работке поговорить.

Лили огляделась по сторонам. Верзила-охранник, индеец по происхождению, издали к ней приглядывался.

— Потом поговорим, Сэл. Сейчас я тороплюсь на самолет.

— Мобильный-то у тебя с собой?

— Нет, дома. Я доберусь туда уже через пару часов. Если хочешь, звони, но новые заказы меня сейчас не интересуют.

— Да работенка-то плевая, Лили, ей-богу.

Лили представила себе Сэла, как он сидит сейчас такой толстый за своим засыпанным крошками столом, на лысине поблескивают капельки пота, очки сползли на середину длинного носа. Маленькая пронырливая крыса, он сейчас что угодно напоет, лишь бы подцепить ее да уговорить на новый заказ. Будет хныкать, обхаживать. Сейчас Лили никак не могла этого вынести. Она вздохнула. Беда в том, что с ее профессией на общение с приятными людьми надеяться не приходится.

— У меня монетки заканчиваются. Перезвони мне позже.

Она тут же повесила трубку, пока он не успел ничего возразить. Затем вернулась в зал, обменяла монетки на банкноты и вышла на улицу. Ни о каких других работах она и слышать не хотела. Что-то ни одна из последних не показалась ей такой уж пустяковой.

В последние месяцы она все чаще подумывала о том, чтобы отойти от дел. Денег она скопила достаточно — вполне хватит на несколько лет. Пошла бы в университет, выучилась чему-нибудь, стала бы человеком. Ведь начинать сначала никогда не поздно.

Но все дело в том, что никакому другому специалисту не готовы были платить так много, не требуя при этом слишком значительных усилий, — только наемному убийце. А Лили была специалистом высокого класса — осторожная, методичная, бесстрастная. Она никогда не оставляла следов. Вот уже десять лет она была киллершей, и за все это время ее ни разу не арестовали. Не просто не арестовали, а даже не заподозрили, и уж тем более не допрашивали. Она делала свою работу, потом смывалась ко всем чертям из города, заметая следы. Летела сначала куда-нибудь подальше, и только потом домой. «Может, мне просто везет», — думала она временами. Но человеку же не может вечно везти.

Она иногда пробовала представить себя служащей, с рабочим днем с девяти до пяти, вроде тренера по плаванью или какого-нибудь смотрителя в музее. Может, она даже смогла бы работать в охране казино, как этот здоровяк-индеец. Но у нее же не было никаких дипломов, а без них никуда — только на самую низкую должность. Да у нее, черт возьми, даже резюме нет. Не рассказывать же, в самом деле, потенциальному работодателю, чем она занималась все это время после окончания школы.

Придется тогда выдумывать себе целую жизнь. Новые документы, вымышленные работодатели, фальшивые адреса. Это было вполне реально: она знала нужных людей, которые могли бы сделать так, чтобы она стала другой личностью, — только плати. Но что будет дальше? Постоянно жить в страхе? Каждую минуту ждать разоблачения? И главное, все это ради того, чтобы получить возможность всю оставшуюся жизнь спрашивать: «Картошечки на гарнир не желаете?»

вернуться

6

Эстрадный струнный оркестр под руководством Аннуцио Паоло Мантовани, работавший в жанре «музыка настроения» и знаменитый своим «каскадным звучанием»; был особенно популярен в пятидесятые годы двадцатого века.

4
{"b":"5029","o":1}