A
A
1
2
3
...
52
53
54
...
57

— Валяй!

— С запасом слов у тебя просто беда, дорогуша. Слушай, отведи от меня пистолет, а?

— Следи за дорогой.

Он сбавил скорость, проезжая мимо участка, где шел ремонт дороги. Повсюду стояли без дела желтые машины для земляных работ. Участок огородили оранжевыми конусами, сужавшими проезжую часть до предела.

— Помнишь, я рассказывал тебе, про убийство в Чикаго, которое пытались повесить на меня.

— Господи, ты опять?

— Да выслушай же ты, черт побери! Мне нелегко об этом говорить, так что повторять не буду. И газеты, и агенты отдела Внутренних Расследований были правы. Бенни Барроуза действительно заказал полицейский. Только вот в виновники они записали не того, кого надо было.

— То бишь тебя.

— Вот именно. Но мне удалось встряхнуть Сэла, пока он был еще жив. Он и разузнал, что все это дерьмо организовал другой полицейский.

— Зачем?

— Да по той же причине, по которой стали подозревать меня. Тот, другой, был должен Бенни кругленькую сумму, вот и решил, что это идеальный выход из положения.

— Особенно учитывая, что потом все можно было свалить на тебя.

— И это еще не самое страшное.

— Куда страшнее-то?

— В довершение всех дел оказалось, что все это устроил некто Сэм Килиан, а он был моим напарником.

— Вот черт.

— Я ушел со службы, и он все это время следил за каждым моим шагом. Он в курсе, что я гонялся за тобой.

Она помолчала, потом спросила:

— Думаешь, он уже мчится сюда?

— Вряд ли. Он-то все еще работает в полиции. Он у нас детектив в «убойном». Человек семейный. Не может он просто так взять и сорваться, отправиться неизвестно куда без всяких объяснений.

— Объясненье и придумать можно. Он явно мастер следы запутывать.

— Я никак не сумею доказать, что Сэм меня подставил, — только если ты согласишься поехать со мной в Чикаго.

— Никогда.

— Можно попробовать заключить с тобой что-то вроде сделки. Окружной прокурор как узнает обо всем этом деле, наведет в полиции тень на плетень, и все. Сэма арестуют, передадут дело в суд, а ты выступишь в качестве свидетеля обвинения. Тебе и иммунитет предоставят как свидетелю.

— Иммунитет против обвинений в умышленных убийствах? Это же нереально.

— Конечно, совсем отмазаться тебе вряд ли удастся. Но и тут можно договориться: чтобы приговор был мягкий или чтобы на поруки отпустили надолго. Может, даже включим тебя в программу Защиты свидетелей.

Как жалко, что на ней темные очки. Сейчас можно было бы по глазам прочесть, что она обо всем этом думает.

— Ну и мечтатель же ты!

— Да ладно, все же логично. Такое дело, такой громкий процесс — да прокуратура ради такого на любую сделку пойдет.

— Не убедил.

— Хорошо. А сама-то ты что намерена делать? Кинуться в логово Вернонов и всех перестрелять к чертовой матери?

— Типа того.

— А что потом?

— Брошу это занятие, выйду на пенсию.

— Хорошенькая перспектива. Просидишь остаток жизни на пляже; каждую секунду будешь озираться, ждать нападения из-за угла — на то, чтобы радоваться жизни, ни секунды не останется.

Лили нахмурилась:

— Все у меня будет нормально. Не стоит переживать.

— А что, если я не могу не переживать? — Эта фраза прозвучала как важное признание.

Оба замолчали. Было слышно только, как горячий воздух со свистом врывается в автомобиль через открытые окна. Наконец паузу оборвала Лили:

— Может, тебе станет полегче, если ты мне поможешь?

— Я именно это и пытаюсь сделать.

— Я имею в виду справиться с Вернонами.

— Тебе нужно прикрытие?

— Да нет. Надо, чтобы кто-то их отвлек.

— И этот «кто-то» буду я.

— Если захочешь.

— Если я кого-нибудь из них убью, буду считаться твоим соучастником.

— Кто знает, может, я и не стану их убивать. Тебя-то я не убила. Пока.

У Джо перед глазами тут же всплыла картинка: вот он стоит на коленях со связанными руками и смотрит на Лили снизу вверх. "Она ведь вполне могла меня пристрелить. Или полоснуть ножом по горлу. А она вместо этого вырубила Дэлберта и Муки и помогла мне уйти.

А кто подослал ко мне этих двоих? Сволочные братья Верноны".

— Я согласен. Устроим ловушку — я буду приманкой.

Лицо Лили просветлело, но пистолет она так и не отвела.

— А там посмотрим. Может, решишься поехать в Чикаго, сыграть по моим правилам.

— Я бы на твоем месте на это не рассчитывала. Удастся убрать Вернонов — и с играми будет покончено.

Глава 58

Хай Вернон маялся у себя в кабинете. Он сидел за столом, листал каталог инструментов для работы в саду, которыми он и не собирался пользоваться, и думал о Максе. Ноги он закинул на стол, а шляпу сдвинул на лоб, чтобы заслониться от яркого солнечного света, бившего прямо в окна.

Хай поднял голову и увидел в дверях брата, уже без шляпы. Норм хмурился, и его брови выглядели как две сросшиеся дуги — загибающиеся книзу усы были точно зеркальное отражение этих дуг. Казалось, на физиономии брата кто-то изобразил две идеальные параболы.

— Ну что, от клоунов этих никаких новостей? Пора бы уже.

— Не кипятись, Норм. Может, там какие-то сложности возникли.

— Надо же было отправить на дело таких недоумков. Да они уже спеклись давно, точно. Этот Райли их с кашей съел.

Хай опустил ноги на пол.

— Да, но они, по идее, должны были выиграть за счет внезапности.

— Чушь собачья. Внезапность может что-то дать только в первую пару секунд. Тут решимость нужна, а с этим у наших друзей явно голяк.

На столе у Хая зазвонил телефон.

— Вот видишь, это, наверное, они.

Хай взял трубку.

— Надо было все делать самим! — пробурчал себе под нос Норм.

— Алло?

— Э-э, здрасти, это мистер Вернон? — пробасил кто-то на другом конце провода. Голос напоминал отдаленные раскаты грома.

— Это Хай Вернон. Кто говорит?

— Муки. Друг Дэлберта, помните?

— А, мистер Муки. А мы вот как раз гадаем, куда вы запропастились.

— Мы в больнице. Тут копы кругом.

— Что?! — рявкнул Хай. — Копы кругом, а ты мне звонишь?

— Сейчас-то их рядом нет. Они все Дэлбертом занимаются. Он ранен.

— Правда?

— Ага. В руку. Жить будет.

— Это Райли его подстрелил?

— Не, этого мы связали и собрались было ехать к вам. Но тут вдруг эта баба ворвалась, шмальнула в Дэлберта, а мне по голове заехала.

— Баба, говоришь. — Хай глянул на Норма. Тот уже просто побагровел.

— Все пошло наперекосяк, — проговорил Муки. — Вы уж простите нас, мистер Вернон. Я даже не знаю...

— Да ладно, сынок, не трясись. Глядишь, все еще выправится. По поводу той женщины — ты ее знаешь?

— Первый раз видел. Та еще штучка, кстати. Как пальнет Дэлберту в руку — тот даже пистолет ваш выронил.

— Похоже, ее мы и ищем. Где она сейчас?

— Я когда в себя пришел, они с Райли уже умотали.

— И полиция приехала, да?

— Да. Они нас в больницу отвезли, но мы с Дэлбертом молчим как рыбы.

— Вот и молодцы. Держитесь.

Муки замолчал. Хай собирался уже повесить трубку, но понял, что тот чего-то не договаривает.

— Тут это, еще вот какое дело, — промямлил Муки. — Когда Райли сидел связанный, Дэлберт упоминал ваше имя. Мы-то думали, он от нас не уйдет, типа того, а тут эта, с пистолетом...

— Вот черт, — перебил его Хай, — он что, знает теперь, кто вас послал?

— Возможно.

Хай замолк, пытаясь переварить новую информацию.

— Я так понимаю, мы с вами больше не друзья? — прервал Муки ход его мыслей.

— Ну что ты, конечно друзья! — воскликнул Хай. — Вы же не станете нас выдавать, правда? Вы подождите, пока все утрясется, и звоните. Что-нибудь для вас наверняка найдется.

— Спасибо, мистер Вернон. Вы так добры. Мне очень жаль, что все так...

Хай бросил трубку.

— "Что-нибудь найдется", говоришь? — Норм был в ярости.

— Что-нибудь типа пули. Эти идиоты проговорились. Райли знает, кто их прислал.

53
{"b":"5029","o":1}