ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Звони, как что-нибудь обнаружишь. Помогу с проверкой.

Джо повесил трубку и снова закурил. Он делал все на автомате. Мысли его были сейчас далеко: он думал о Бенни Барроузе, ростовщике, которого грохнули дома, в Чикаго.

«Не надо было вовсе связываться с этим маленьким засранцем, — думал Джо. — Это была моя первая ошибка. Стоило попытаться выпутаться из долгов с помощью Бенни, и вот к чему это привело. Застрял в этой дыре, посреди этой гребаной пустыни. Температура на улице чуть ли не как на Солнце. А она тем временем может быть где угодно, может, даже убивает кого-то еще».

А он, Джо, не может сделать ровным счетом ничего, чтобы ее остановить.

Глава 5

Детективы полиции Лас-Вегаса Сьюзан Пайн и Гарольд Кэмпбелл поднимались на лифте в пентхаус, в апартаменты главы комплекса «Тропическая Бухта». Они стояли, прислонившись к противоположным стенкам лифта. Сьюзан уже узнала своего напарника настолько, чтобы понять: с ним рядом становиться не следует. От Гарольда вечно несло сигаретами, да еще воняло чем-то таким изо рта. То ли зубы гнили, то ли с кишечником были какие-то проблемы, то ли еще что. На самом деле даже проехаться с ним в одном лифте было для Сьюзан испытанием.

— До чего меня это бесит, — сказала она, — вызывают, как на ковер к начальнику. Если ему так приспичило нас увидеть, мог бы и сам спуститься к месту происшествия, правда?

Гарольд пожал узкими плечиками. Он вообще был немногословным человеком — и это Сьюзан тоже в нем раздражало. Когда неделю назад ее повысили — перевели в «убойный» отдел — и дали ей в напарники пожилого детектива, она ожидала, что многому от него научится, постигнет секреты успеха в расследовании убийств. Но не тут-то было! Гарольд оказался прямо-таки мертвым грузом: он просто таскался за ней следом и предпочитал оставаться в стороне, когда она задавала вопросы, искала улики. Через пару месяцев ему исполнялось шестьдесят пять, и его должны были в принудительном порядке отправить на покой, так что он, похоже, старался и рта лишний раз не открыть, чтобы, не дай бог, пенсию не урезали. Не так, между прочим, и глупо — учитывая эту вонь изо рта.

Сьюзан начала нервно грызть ногти. Она дергалась из-за того, что пришлось покинуть, пусть даже ненадолго, место преступления. Это был ее первый выезд на убийство, и хотелось со всей дотошностью проследить за тем, как специалисты из лаборатории будут обследовать номер Макса Вернона. Может, стоило остаться, а Гарольда отправить наверх одного?

— Ты когда-нибудь видел этого Стэли? — спросила она.

Гарольд отрицательно помотал головой. Резкий свет ламп в кабине лифта отражался в его волнистых набриолиненных волосах и делал еще заметнее мешки под глазами. В этом свете видны были даже мелкие седые щетинки у него на подбородке.

— По телевизору видел — выступал, много шуму наделал.

— Ну ясно, такой шишке не по статусу спускаться да смотреть, где там кого убили, так что ли?

Гарольд опять пожал плечами. Он потянулся к нагрудному карману, нащупал пачку сигарет. «Пусть только попробует закурить, — подумала Сьюзан, — и я пристрелю его на месте».

Лифт мягко остановился, двери открылись. Сьюзан и Гарольд вошли в огромную комнату, размером с половину баскетбольной площадки. Она была обставлена плетеной мебелью, декорирована бронзовыми статуэтками и пальмами в кадках. Пол был застлан роскошным ковром цвета «зелени», а на одной из стен красовались настоящие шкуры зебры и тигра. Короче, гибрид офиса крупной корпорации и охотничьего домика. Две стены были целиком из стекла — за ними не виднелось ничего, кроме ярко голубого неба.

Мэл Лумис, шеф охраны заведения, стоял у самых дверей лифта, весь такой серьезный и неприступный. Сьюзан было очень любопытно, неужто он тут стоял все это время, с того момента, как вызвал их наверх, посмотреть запись с камер безопасности у номера убитого.

— Отлично, вы уже здесь, — сказал он.

От него до сих пор так и пыхало гневом. Сьюзан, еще когда он был внизу, заметила, что Лумис воспринял это убийство как личное оскорбление — никто не смеет убивать в его гостинице. По тому, как плотно он сжал челюсти и как углубились складки на его широком лице, Сьюзан поняла, что эта мысль его по-прежнему гложет.

И что это было за лицо. Сьюзан чуть не прыснула, когда впервые его увидела. Он выглядел точь-в-точь как Керли Хоуард, тот толстяк из сериала «Три комика»[7]. Он был их с братом любимцем в далеком детстве, когда они жили в Барстоу и часами просиживали у телевизора, пока мать вкалывала на двух работах. Лумис даже стригся так же — совсем коротко, как Керли. Он что же, не понимает, что выглядит как один из трех комиков? Или он нарочно пытается на него походить? И если да, то зачем, черт побери, ему это надо?

— Мистер Стэли готов вас принять, — сказал Лумис, и они с Гарольдом направились вслед за этим здоровяком вглубь комнаты, где за стеклянным столом сидел Кен Стэли, собственной персоной, и разговаривал по телефону.

Сьюзан сразу узнала его по седым волосам и загорелому лицу с квадратной челюстью. Именно таким он выглядел на фотографиях. Богатый ублюдок регулярно светился на страницах «Лас-Вегас Сан джорнал»: его фотографировали на всяких там благотворительных приемах и балах. «Тропическая Бухта» с гостиничным корпусом на три тысячи номеров открылась около года тому назад с большой помпой. И с тех пор Стэли стал буквально вездесущим, вроде Большого Брата[8].

Стэли повесил трубку и жестом пригласил Сьюзан и Гарольда занять два кресла напротив своего стола. На нем была облегающая шелковая рубашка густого красно-коричневого цвета и уйма побрякушек. «Для мужчины это, пожалуй, слишком», — подумала Сьюзан. Лумис замер у стола Стэли, чуть ли не по стойке смирно. Он был в темно-синих форменных брюках с такими отутюженными стрелками, что, казалось, о них можно порезаться.

Сьюзан представилась сама и представила Гарольда. Он тем временем сидел тихо-тихо и сосредоточенно дергал за ниточку, вытянувшуюся из его пиджака в мелкую клеточку. Сьюзан с трудом удержалась, чтобы не ущипнуть его.

— Спасибо, что поднялись, — проговорил Стэли. — Я знаю, вы очень заняты.

— Да, это так, — отозвалась Сьюзан. — И мы здесь исключительно потому, что нам нужна эта пленка.

Стэли осветил их улыбкой в сто ватт и сказал:

— Я как раз ее сам просматривал. Вот, она уже перемотана на нужное место.

Он взял с рабочего стола пульт и направил его на телевизор, стоявший на специальной стойке справа, метрах в трех от него. Телевизор ожил, и на экране возникло слегка смазанное изображение длинного коридора.

На экране появились мужчина и женщина. Они шли по коридору спиной к камере. Парочка дошла до двери, мужчина замешкался, пытаясь открыть дверь карточным ключом, — Сьюзан наклонилась вперед, чтобы получше рассмотреть.

Мужчину она узнала, — правда, было слегка жутковато видеть Макса Вернона живым и невредимым, разгуливающим по коридору. Женщина выглядела вызывающе, ни дать ни взять проститутка. Тонна косметики, пышная прическа, красное платье размера на два меньше, чем следует. Она была явно достаточно высокой и без каблуков — на каблуках же смотрелась сантиметров на восемь выше этого Вернона. Сама Сьюзан была невысокого роста и тощая как палка — она едва-едва проходила в полицию по физическим данным. Так что от одного взгляда на высоких, сексуальных женщин со сногсшибательными фигурами ей хотелось сплюнуть.

— Она довольно крупная, — прокомментировал Лумис, — чтобы так задушить, много сил надо.

Про себя Сьюзан подумала, что он прав, но вслух ничего не сказала. Она, не отрываясь, вглядывалась в экран, пытаясь впитать каждое мгновение на пленке, где была запечатлена эта женщина.

Рыжая бестия улыбнулась Вернону, когда входила в комнату. И получилось так, что она улыбалась будто специально на камеру. Вернон вошел вслед за ней. Дверь закрылась.

вернуться

7

«Три комика» — комедийный сериал из 200 короткометражных фильмов; шел по телевидению в США в 1934 — 1958 гг. Пережил второй пик популярности в 70-е гг.

вернуться

8

Большой Брат — вездесущий глава тоталитарного государства из книги Оруэлла «1984».

6
{"b":"5029","o":1}