ЛитМир - Электронная Библиотека

Это был – насколько такое возможно для эххифа – привлекательный мужчина, с широкими плечами и тонкой талией, впалыми щеками и ясными серыми глазами. Рхиоу прочла на его лице дружелюбие, хотя, конечно, всегда опасно приписывать людям кошачьи качества. Его быстрое появление здесь, даже несмотря на нефункционирующие ворота, Рхиоу не удивило: региональный советник при исполнении служебных обязанностей мог пользоваться не только общедоступными средствами перемещения.

– Дай стихо, Харл, – сказала Рхиоу, удобно устраиваясь под столом. Она говорила не по-айлурински: общаясь с коллегами, она могла пользоваться Речью, что было предпочтительнее – богатый профессиональный словарь делал менее вероятным взаимное непонимание.

– Дай, – ответил Харл, делая вид, что продолжает читать газету. – Рхиоу, из-за чего весь этот шум?

– Сборка ворот, которую мы произвели вчера, пошла насмарку, – ответила Рхиоу. – Сааш сейчас разбирается в технических деталях: скоро мы будем знать больше. Однако нам удалось закрыть ворота, прежде чем прибыл местный поезд из Северного Уайт-Плейнс.

Харл отложил газету и потянулся к чашке капуччино.

– Обычно вашей команде не приходится делать одну и ту же работу дважды. Наверное, какие-то обстоятельства мне неизвестны?

– Что касается работы команды, то тут все в порядке, – ответила Рхиоу. – Но меня беспокоит то, в каком состоянии мы нашли ворота, Харл. По всем признакам, кто-то воспользовался ими без должных предосторожностей. И тем не менее в записях ничего нет – ни прохода насквозь, ни даже приведения их в действие, – а это странно. То ли воротами никто не пользовался, и неисправность имеет какую-то другую причину… – Рхиоу передернуло: раскапывать эту мышиную норку у нее не было никакого желания, – то ли кто-то, перемешавшийся с каким-то поручением, потом стер все записи. Не слишком этично с его стороны!

Харл невесело усмехнулся.

– Это еще мягко сказано! – Несколько секунд он молчал, и Рхиоу пожалела, что не может прочесть по его лицу, о чем он думает. Эххифы могли быть скрытными даже при наличии умения понимать выражения их лиц. Региональный советник, один из двух людей, на которых лежала ответственность за действия всех магов в Большом Нью-Йорке, наверняка знал много такого, о чем Рхиоу даже не догадывалась. Впрочем, были и такие вещи, о которых, по мнению Рхиоу, вполне можно было строить предположения.

Интересно, не возникло ли у Харла того же опасения, что и у нее? Хотя предполагалось, что все маги служат Вечным Силам, иногда… иногда кто-то из них менял хозяина. Ведь была же в конце концов Сила, которая совершенно разошлась во мнениях с остальными давным-давно, когда вселенная была еще молода. В результате она, конечно, лишилась части своего могущества, но не всего; Одинокая Сила все еще существовала. Рхиоу знала: для некоторых сотрудничество с Одинокой Силой казалось очень привлекательным; однако уж слишком это было опасно. Ведь именно Одинокая Сила изобрела смерть и выпустила ее в мир… таков был ее последний вызывающий жест, прежде чем она отвернулась от не оценившего ее мироздания. Одинокая Сила с равной вероятностью могла уничтожить как своих врагов, так и своих прислужников.

Харл взглянул на кошку.

– Ты думаешь об отступниках.

– По-моему, и тебе следовало бы о них подумать, Харл, – ответила Рхиоу, – ведь то, что нам сейчас известно, наводит именно на такую мысль.

Он сложил первый лист газеты и отодвинул в сторону.

– Прямых свидетельств нет. Как ты думаешь, возможно ли случайно стереть записи, включая ворота или проходя через них?

– По крайней мере не с первой попытки, – протянула Рхиоу. – Ведь считается, что ворота так устроены, чтобы подобного не случилось. Однако с Сааш это нужно будет обсудить. Если кто и может придумать, как заставить ворота ошибиться, так только она. Попозже я сама отправлюсь на Нижнюю Сторону и проверю, все ли в порядке с заклинаниями высшего уровня: вдруг структуры других ворот приводят к неисправности северных.

– Что ж, если хочешь… Я этого от тебя не требую.

– Я понимаю. Мне просто нужно удостовериться, что сегодняшние неприятности не связаны с нарушением структуры.

– Хорошо. Но будь там осторожна.

– Конечно, советник.

– Еще что-нибудь можешь мне сообщить?

Рхиоу чихнула; она все еще ощущала мерзкий запах крыс, которыми пропахла платформа, да и сама она тоже.

– На путях было много крыс. Очень много, Харл.

Харл поднял брови.

– Ранняя весна в сочетании с неожиданно теплой погодой? – предположил он. – Так пишут в газетах. Какое-то отклонение в обычных темпах размножения…

Рхиоу прижала усы назад: это был знак отрицания.

– Очень много крыс по сравнению со вчерашним днем. Судя по запаху, скорее даже с сегодняшним рассветом. И еще одно: на путях мы нашли пострадавшего детеныша.

– Кошачьего? Человеческого?

– Кошачьего. По нашим меркам такого же возраста, как девятилетний ребенок. Думаю, на него напали крысы: он весь искусан. Им сейчас занимаются Сааш и Урруах. После лечения он должен поправиться.

– Прекрасно. – Харл снова взялся за газету. – Как себя ведут остальные ворота?

– Никаких признаков неполадок.

– Как ты считаешь, не следует ли мне послать экстренное сообщение еще до того, как вы все выясните?

Рхиоу задумалась.

На Гранд-Сентрал располагались еще трое ворот, и если их закрыть, вся тяжесть перемещений через пространство ляжет на Пенсильванский вокзал. Там не было для этого необходимого оборудования – двое ворот Пенсильванского вокзала были рассчитаны в основном на обслуживание в пределах планеты – и одни из них пришлось бы в спешном порядке основательно перенастраивать. Йафх, Хваа и Фхисс, смотрители Пенсильванского отделения, не поблагодарили бы Рхиоу.

Однако дело не в их чувствах, а в безопасности… С другой стороны, и оси, и структура струн всех ворот Гранд-Сентрал, кроме северных, издали выглядели нормально, да и доклад Сааш это подтверждал.

– Я сразу же все еще раз проверю, – сказала Рхиоу. – Сааш говорит, что ворота рядом с Тридцать второй и Сто шестнадцатой улицами, а также Лексингтон-авеню исправны и готовы к использованию, а их записи в порядке. Думаю, что ее быстрая оценка не менее точна, чем моя более подробная. Если я что-нибудь обнаружу, когда окажусь на Нижней Стороне, я сразу дам тебе знать. На основании же имеющихся сейчас данных я посоветовала бы ничего с северными воротами пока не предпринимать.

Харл кивнул.

– Я воспользуюсь воротами рядом со Сто шестнадцатой и заодно проверю их.

– Не позволяй никому себя видеть. По воскресеньям нижние уровни не работают.

Харл слегка улыбнулся.

– Существует больше способов стать невидимым, чем только сделать «шаг вбок», – сказал он. – Что ж, поговорим завтра утром. – Харл сделал глоток капуччино и, прищурившись, взглянул на Рхиоу. – Рхи, что это на тебе? Ты выглядишь ужасно!

Теперь уже улыбнулась Рхиоу.

– Издержки профессии. Я же говорила: крыс было очень много… На данный момент они на мне толщиной примерно в восьмую часть дюйма. Ты в эти выходные дежуришь один?

Харл кивнул.

– Том в Женеве на встрече советников со всех континентов, вернется в среду. Сейчас на мне все Восточное побережье.

– Не очень для тебя это весело – не с кем разделить работу.

Харл взболтал кофе в чашке.

– Приходится пить много этой гадости. Я становлюсь нервным, но только так можно выжить.

Рхиоу встала и встряхнулась – лучше от этого, впрочем, не стало.

– Что ж, передай Тому мои лучшие пожелания, когда его увидишь. Желаю удачи, советник… и будь осторожен с кофеином.

– Дай стихо, Рхиоу, – ответил Харл. – Оставайся на связи. И будь осторожна с крысами.

– Один – один, – сказала Рхиоу и стала спускаться по лестнице.

Когда Рхиоу вернулась на платформу, оказалось, что Сааш и Урруах перешли в дальний ее конец, к стене. Между ними лежал котенок, свернувшийся в тугой комок. Он был уже не таким грязным: Сааш вылизывала его и не прекратила своего занятия, когда подошла Рхиоу.

11
{"b":"503","o":1}