ЛитМир - Электронная Библиотека

Урруах начал смеяться. Сааш бросила на него уничтожающий взгляд и процедила:

– Ну как же, ужасно забавно! Видел бы ты, как покатывался со смеху этот маленький ссвиас![20] Надеюсь дожить до того момента, когда он так же посмеется над тобой!

Рхиоу спрятала улыбку.

– Кто знает, может быть, такой шанс тебе и выпадет. Тебе удалось выспаться?

– Немного поспала. А ты?

– Я выспалась чудесно и видела странные сны.

– После путешествия на Нижнюю Сторону это неудивительно. – Сааш настолько успокоилась, что принялась, как обычно, чесаться. – Ты только вспомни прошлый раз…

– Ну да. – Вспоминать Рхиоу совсем не хотелось. – Я только не уверена, что заметила там все, что следовало: нужно будет вечером поговорить с Эхефом.

– Насчет ворот?

– Не только. – Рхиоу дернула ухом в сторону входа в гараж. – Обстоятельства, при которых нам пришлось заняться малышом… Строго говоря, в них ничего такого уж необычного нет, но никогда не помешает узнать мнение незаинтересованного лица.

Сааш дернула хвостом, выразив этим жестом насмешливое согласие.

– Узнать его, конечно, будет интересно. Пойдемте, – продолжала она, – посмотрим, не поймал ли Абад Арху.

Они подождали, пока в движении машин наметился перерыв, проскользнули в ворота и двинулись между рядами припаркованных автомобилей, миновав Абада, который с растерянным видом заглядывал под машины в переднем ряду; в руках у него была банка с порошком от блох. Сааш посмотрела на нее с глубоким отвращением.

Арху они нашли под автомобилем в самой глубине гаража; котенок хихикал, следя, как ноги Абада перемещаются вдоль прохода. Арху поднял глаза при появлении остальных кошек. Теперь на его мордочке не была написана паника, как в предыдущий раз, когда его видела Рхиоу, но враждебная ухмылка котенка не слишком ей понравилась.

– Что ж, желаю тебе удачи в охоте, Арху, – вежливо сказала она, – хотя, похоже, удача и так тебе сопутствует… если, конечно, ты смотришь на свое занятие как на охоту, а не просто игру с мышкой.

– Может сойти и за игру, – после короткого молчания ответил Арху. – Этих эххифов так легко дурачить!

– Ты не такую песенку запел бы, если бы не мог делать «шаг вбок», – проворчал Урруах.

– Но я же могу! Я маг.

Рхиоу ответила ему легкой ехидной улыбкой.

– Это мы маги, – сказала она. – Ты всего лишь стажер, проходящий испытание.

– Но я уже могу совершать чудеса! – возразил Арху. – Прошлой ночью я прошел сквозь закрытую дверь. И я умею делать «шаг вбок»! – Он поднялся и продемонстрировал им это: прошелся туда-сюда под металлической эстакадой, ловко пробираясь сквозь переплетение струн, потом несколько раз быстро сменил видимость и невидимость, так что стало казаться, будто он проходит за невидимыми вертикальными жалюзи. Котенок казался невероятно самодовольным, каким бывает лишь новоиспеченный маг, впервые ощутивший силу, пульсирующую под шкуркой.

– Не такое уж плохое начало, – признала Сааш.

– Ты шутишь! – фыркнул Урруах. – Это один из простейших видов магии. Такое умеют делать даже некоторые кошки, магами вовсе не являющиеся. Не нужно льстить ему, Сааш, а то он подумает, будто и в самом деле что-то собой представляет. – Урруах лениво ухмыльнулся. – А впрочем, пусть думает: тогда он сунется в воду, не зная броду, и скорее погибнет. У нас будет одним поводом для беспокойства меньше.

Рхиоу повернулась и отвесила Урруаху оплеуху лапой с выпущенными когтями, хотя и не сильную, чтобы не покалечить. Урруах припал к земле и прижал уши.

Когда я захочу узнать твое мнение о его талантах, – мысленно сказала она, – я тебя о том спрошу, мистер Не-в-силах-отобрать-мышь-у-собаки. – Вслух она произнесла:

– Ты не хуже меня знаешь, что клятва мага требует защиты любой жизни, даже той, которая тебя раздражает. Так что заткни себе рот хвостом.

Урруах бросил на Рхиоу свирепый взгляд, потом отвернулся. Рхиоу обратилась к Арху:

– Расскажи мне для начала вот что. Что тебе известно о магах? Я не имею в виду то, о чем тебе успела сообщить Сааш, – и так ясно, что ей мало что удалось вложить в твою тупую голову.

– Я хочу услышать о том, что ты слышал до того, как повстречал нас.

Арху надулся и промямлил:

– Маги могут делать всякие штуки.

– Что за штуки? Каким образом?

– Добрые чудеса, наверное. Я ни разу не видел… Однако Народ говорит о магах.

– И что же Народ говорит? – вмешался Урруах. Арху с неприязнью посмотрел на него.

– Что они надутые индюки, что считают себя важными персонами потому, что могут делать всякие вещи.

Урруах начал медленно подниматься на ноги, и Рхиоу бросила на него предостерегающий взгляд. Урруах снова опустился на место.

– Может быть, – с ноткой усталости в голосе сказала Арху Рхиоу, – ты также слышал, что маги используют свою силу, чтобы помогать эххифам держать Народ в подчинении. Или что они пытаются всех прочих представителей Народа обратить в своих слуг. И еще кто-нибудь наверняка говорил тебе, что никаких магов на самом деле не существует, что это просто уловка, чтобы добиться власти и привилегий – нечто вроде жульничества в хауисс.

Арху внимательно посмотрел на Рхиоу.

– Угу, все это я слышал.

– И что же, – сказала Рхиоу, усаживаясь, – магия – лишь уловка, как ты думаешь? После того, как ты прошел сквозь закрытую дверь?

Она заметила, что Арху борется с собой. Он отчаянно не хотел признаваться в том, что чего-то не понимает; с другой стороны, не собирался он и показывать, что испытывает к чему-то горячее чувство, особенно в присутствии Урруаха. А ведь ему очень понравилось то, что ему удалось совершить накануне ночью: Рхиоу сразу это поняла, поскольку сама часто испытывала подобное ощущение. Еще она видела, что мысль о возможности научиться большему влечет Арху. Таков был самый эффективный метод Прародительницы для привлечения новых рекрутов, и особенно кошек: пробудить в них любопытство.

Вы не очень-то совестливы, – мысленно сказала Рхиоу Вечным Силам. – Правда, следует признать, что вы и не можете позволить себе быть другими.

– Это в самом деле случилось, – наконец сказал Арху. Он смотрел не на Рхиоу, а на Урруаха, словно ожидая от него подтверждения. Тот прикрыл глаза… словно бы рассеянно, но выражая, несомненно, согласие. – Я почувствовал. Все было на самом деле.

– Урруах прав, знаешь ли, – проговорила Рхиоу. – Даже незнакомые с магией кошки иногда проходят сквозь стену… правда, только в чрезвычайных ситуациях; если ты не маг, то совершить это по собственному желанию не можешь. А вот ты такому научишься… если, конечно, останешься в живых во время испытания.

– Что бы мне ни предстояло, я справлюсь, – горячо сказал Арху. – Я умею выживать.

Сааш встряхнулась всем телом, снова уселась и принялась чесаться.

– Вот здорово, – тихо сказала она. – За магию берется такое множество умеющих выживать… Только они по большей части погибают.

Рхиоу подобрала под себя лапки; такую позу Хуха иногда называла «мясной каравай». Так она могла смотреть прямо в глаза котенку.

– Ты говоришь, что слышал голос, который сказал «Ну-ка, хватит ли у тебя смелости?» Мы все слышали этот голос. Он обращается ко всем потенциальным магам и предлагает им пройти испытание. Такова своего рода проба: выясняется, есть ли у тебя нужные качества. Если их нет, ты погибнешь; если есть – по окончании испытания ты станешь магом.

– Сколько времени занимает испытание?

– Иногда часы, – ответил Урруах, – иногда – месяцы. Ты узнаешь, только когда все кончится. Ты или почувствуешь в себе огромную силу, которой не было мгновение назад, или едва успеешь умыться перед тем, как тебе понадобится следующая жизнь.

– А для чего дается сила? – жадно поинтересовался Арху. – Можно ее использовать для всего, что захочешь?

– В определенных пределах, – ответила Сааш. – Ты сможешь жить в воде или в воздухе, бывать в других мирах, разговаривать с другими живыми существами и даже иногда с мертвыми предметами, посещать места, куда Народу – не магам – путь заказан.

вернуться

20

Свиасс (айлурин.) – оскорбление: сукин сын, подонок, недоносок и т. д. – Примеч. авт.

21
{"b":"503","o":1}