ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одна история
Йога между делом
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
Стеклянное сердце
Автомобили и транспорт
Последний вздох памяти
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Ветер над сопками
Проклятие Пражской синагоги

– Похоже на тот рев… – тихо пробормотал он, – там, внизу.

Он боится приближаться к тому месту, где с ним случилось несчастье, – подумала Рхиоу. – Ну, если он собирается работать с нами, придется ему преодолеть свой страх.

– Да, сначала так кажется, – согласилась она. – Но ты сам удивишься, как быстро ко всему привыкнешь. Привыкнешь и к тому, как много тут всего, на что нужно обращать внимание. Пошли.

Арху пристально взглянул на Рхиоу, потом неуверенно перепрыгнул через две ступеньки, подражая Урруаху, обогнал Рхиоу и побежал вниз, с каждым шагом все более уверенный в себе.

Рхиоу двинулась следом. Темноту внизу прорезала полоса света: Урруах уже приоткрыл следующую дверь; из помещения за нею доносились звуки шагов и голоса эххифов.

– Теперь сделай «шаг вбок», – посоветовала Сааш, – и будь внимателен: ходить здесь не так просто, как прятаться под автомобилями в гараже. Эххифы иногда передвигаются очень быстро, особенно если опаздывают на поезд. Если не поостережешься, кто-нибудь о тебя споткнется, а когда на тебя роняют тяжелый чемодан, удовольствия мало.

Арху только презрительно передернул плечами. «Шаг вбок» он сделал мгновенно: Сааш еще не успела сделать и вдоха.

– Не понимаю, почему это мы должны прятаться, – сказал он. – Если вы, как говорите, присматриваете тут за всем, то мы имеем такое же право ходить по вокзалу, как и все остальные.

– По нашему закону это право мы имеем, – ответила Рхиоу, – но у них закон другой. А у магов есть правило: если один из видов может пострадать в результате конфликта двух культур, то более сильный и развитый вид благородно уступает дорогу. Мы – именно такой вид.

– Не следовало бы Народу подобным образом себя вести, – проворчал Арху, когда они осторожно двинулись по пассажу Грейбар, одному из двух широких коридоров, ведущих с Лексингтон-авеню в главный зал. – Я еще мало знаю про хауисс, но даже мне известно: чтобы занять или удержать выгодную позицию, нужно сражаться.

– Ну да, в некоторых самых грубых и примитивных видах Игры, – согласился Урруах. – Но когда в один прекрасный день ты и в самом деле начнешь играть в хауисс, ты обнаружишь, что самые умелые игроки выигрывают, совершая как можно меньше действий. Я знаю одного мастера, который подчинил себе целый квартал на Западных Восьмидесятых улицах, никогда даже не выглядывая из окна: Народ вокруг так хорошо знает его силу, что сдается каждый день, еще не начав Игры.

– Что же это за хауисс! – с отвращением сказал Арху. – Ни крови, ни славы…

– Ни шрамов, – с широкой улыбкой закончил Урруах, пристально глядя на котенка.

Арху отвел глаза и повесил уши.

– В последний раз, когда подсчитывали его потомков, – продолжал Урруах, – оказалось, что по всему Вест-Энду их насчитывается больше двухсот прайдов. Не принимай элегантную игру за признак того, что игрок не пользуется успехом у кошек.

Кошки вышли в главный зал и помедлили возле восточной галереи, глядя на огромное пространство светлого полированного мрамора пола, сияющие медные поручни и светильники, огромное круглое справочное бюро, часы в середине зала. В этот момент здесь было довольно тихо; в зале находилось всего около сотни неторопливо направляющихся в город пассажиров вечерних воскресных поездов. Потом даже звук их шагов был поглощен глубоким низким голосом башенных часов.

Арху нервно взглянул вверх.

– Это всего лишь сообщение о времени, – сказала Сааш. – Девять после полудня.

– А-а, понятно. Только что это за металлические штуки повсюду? И почему стены закрыты мешковиной?

– Здесь идет ремонт, – объяснила Сааш. – Эххифы восстанавливают прежние детали, которые много лет назад были закрашены, и избавляются от всяких вещей, которых не было в изначальном проекте. Все будет выглядеть просто замечательно, когда они закончат. А пока что ремонт означает одно: в ближайшие года два здесь будет еще более шумно.

– Иногда случается, что из-за строительства работа ворот между мирами нарушается, – заговорила Рхиоу, – и мы поэтому должны присматривать за ними особенно внимательно. Бывает, что приходится переносить портал то ближе к одному пути, то дальше от другого. В последний раз мы делали это с воротами около пути 32: люди устанавливали там вентиляционное оборудование, и нам пришлось передвинуть ворота так, чтобы рабочие не видели, как ими пользуются маги; с другой стороны, приходится следить за тем, чтобы одни ворота не оказались слишком близко к другим, – действие механизма одних может отразиться на других.

– А что тогда случится? – спросил Арху с несколько излишним, на взгляд Рхиоу, интересом.

Урруах чуть ускорил шаг, и Арху внезапно увидел прямо перед собой кота в три раза его больше и тяжелее.

– Что случится, если я запихну твои большие уши внутрь, а потом засуну лапу тебе в горло, чтобы вытащить их когтями изнутри? – задумчиво протянул он. – Я имею в виду – как тебе это понравится?

Кошки продолжали идти по залу, и когда Арху снова заговорил, голос его был тихим и тоненьким:

– Это будет плохо.

– Да. Очень плохо. Точно так же плохо, как если работающие ворота окажутся чересчур близко друг от друга. Если ты окажешься поблизости, когда что-то подобное случится, ощущения будут очень похожи на те, о которых я говорил. Только дело не ограничится ушами – плохо будет всему твоему телу, и длиться мучение будет вечно. Поэтому не кажется ли тебе, что мы, как ответственные маги, должны сделать все от нас зависящее, чтобы предотвратить такое событие?

– Ага… э-э… да.

– Путь 30, команда, – сказала Рхиоу. – Прямо туда, и давайте проверим, что ворота 32 на положенном месте. Сааш, не спуститься ли тебе вниз и не проверить ли записи?

– С удовольствием, Рхи.

Кошки прошли по пустой освещенной длинным рядом люминесцентных ламп платформе. Сюда должен был прибыть лишь в десять тридцать поезд из Довер-Плейнс и Брюстер-Норт. В стороне, на пути 25, стоял маневровый локомотив, тихо пофыркивая и выдыхая дизельные пары в ожидании, когда к нему подгонят и прицепят вагоны; этот состав должен был в одиннадцать десять отбыть в Стамфорд. Арху остановился и посмотрел на него долгим взглядом.

– Боишься? – спросил Урруах, перекрикивая шум. Арху отрицательно дернул хвостом.

– Дело не в этом…

– А в чем? – поинтересовалась Рхиоу.

– Он ревет.

– Да. Как я тебе уже говорила, ты к этому быстро привыкнешь.

– Я не о том. – Арху уселся на асфальт, продолжая смотреть на локомотив. – Он… он знает, что ревет. – Арху повернулся к Урруаху и умоляюще спросил: – Не может же… не может же он быть живым?

– Очень многие маги могут слышать голос вещей, которые считаются неодушевленными, – сказала Рхиоу. – Такой талант встречается довольно часто. Чтобы говорить с предметами и заставлять их слушаться, как сделал Урруах с дверью наверху, нужно практиковаться. Ты скоро выяснишь, есть ли у тебя такой дар.

Арху неожиданно вскочил и встряхнулся всем телом; Рхиоу догадалась, что он пытается скрыть дрожь.

– Все это так странно…

– Подземные коммуникации – странное место, – сказал Урруах, направляясь к краю платформы, откуда Сааш уже спустилась на пути, – и всегда таким было. О туннелях и «нижнем мире» в этих местах рассказывают кучу баек. Скрытые поселения мутантов-эххифов с перепонками на ногах, аллигаторы в канализационных коллекторах…

– Они и в самом деле есть?

– Аллигаторы? Нет, – ответил Урруах. – Вот драконы… – улыбнулся он.

Арху снова остановился и с подозрением посмотрел на кота.

– Драконы! – Он повернулся к Рхиоу. – Он это выдумал, правда?

Было видно, что котенок отчаянно хочет думать именно так.

– Насчет драконов? – переспросила Рхиоу. – Да нет, тут все верно… только не так, как ты можешь подумать. Близость ворот между мирами заставляет случаться странные вещи – такие, которые даже магией не всегда объяснишь. Туннели иногда ведут в места, не имеющие отношения к этому миру. Не стоит бродить там, пока ты все хорошенько не изучишь… да и тогда, пожалуй, тоже.

25
{"b":"503","o":1}