ЛитМир - Электронная Библиотека

– Никому не позволено оскорблять меня. Даже дамам.

– Ей так сказали, – кто-то завопил над моим ухом. Я не видела говорившего, а ощутила лишь его горячее дыхание, пропитанное парами рома. Шум в зале нарастал и напоминал теперь, скорее, истерику; толпа, предчувствуя потасовку, стеной сомкнулась вокруг меня. Эти люди жаждали боя, им было наплевать, где он состоится: на ринге или за его пределами.

Мои колени дрожали; казалось, еще немного – и я упаду в обморок. Не может быть, чтобы они не сжалились над женщиной, не сумевшей разобраться в букмекерских кличках... Я посмотрела на приближавшихся ко мне мужчин бородатые и бритые, лохматые и лысые, все они были почти невменяемы, все были одинаково возбуждены адреналином и алкоголем, бурлящими в их крови, – и надежда на благородство этой публики мгновенно растаяла. Эти люди живут по принципу: кто сильней, тот и прав.

– А-ап... – я вздохнула, успокаивая сердцебиение, и выпалила первое, что пришло мне в голову: – Говорят, что вы лучший букмекер в городе. Вы, возможно, и не знаете об этом, но люди очень высокого мнения о вас. Мне о многих рассказывали, но только с вами я хочу делать бизнес.

Я просто фонтанировала словами. К моему удивлению, я, кажется, произвела впечатление тем, что говорила на арканзасском наречии. Янки, с которыми мне приходилось общаться раньше, презирали меня за это; но теперь я оказалась в окружении конфедератов, и недостаток стал достоинством. Я вложила в лапу Вэлли заветную десятидолларовую бумажку.

– Поставьте на левшу. Надеюсь, мы увидимся после поединка.

Кулак букмекера намертво сцапал мои деньги, что я приняла как хороший знак. Я повернулась, чтобы уйти, обеспокоенная лишь тем, чтобы как можно скорее сбежать от этого троглодита.

– Не так быстро, – рявкнул он.

– Я что-то забыла? – В ожидании расправы у меня остановилось дыхание.

– Я не имею дело с незнакомыми.

– Я Мэгги... Таггарт, – сказала в надежде, что где-то в его поросячьих мозгах отложилась моя девичья фамилия, известная в этих местах.

– Из тех Таггартов, что в графстве Гар-ланд?

Я кивнула и улыбнулась.

– Я не заключаю сделок с Таггартами, – зарычал он. – Им слишком везет, просто дьявольски везет. – Он схватил меня за руку, шлепком вложил в нее купюру, потом начал медленно отворачиваться, но его косой глаз некоторое время еще смотрел на меня. Толпа окружавших нас подонков расступилась, позволяя ему пройти.

Я стояла, покачиваясь, а люди вокруг, разочарованные, стали понемногу расходиться. Я не могла понять, кого Косой имел в виду. Джозефина, помнится, как-то упоминала, чтоза несколько лет до Депрессии ее родители жили где-то здесь на ферме. Возможно, кто-то из них был везунчиком. Мысль о том, что у меня здесь, в Хот-Спрингс двадцатых годов есть родственники, успокаивала. Я могла надеяться на помощь с их стороны.

Не зная, что мне делать дальше, я стояла, зажав деньги в руке, пока чья-то железная властная рука не обвилась вокруг моего запястья.

– Если вы действительно не приемлете азартные игры, вы, без сомнения, избрали самый оригинальный способ доказать это.

Я едва не закричала, лишь в самый последний момент сообразив, что за руку меня схватил не Скайлз и не Косой Вомак, а Шиа Янгер. От его прикосновения сердце мое предательски застучало; немного придя в себя, я поняла, что передо мной настоящий игрок, который никогда не откажется от своей страсти. Его рубашка, как обычно, сверкала ослепительной белизной; в черной фетровой шляпе и пиджаке он смотрелся потрясающе, и дыхание мое, и без того весь вечер не отличавшееся ритмичностью, в этот момент почти совсем остановилось.

Из-за этой черной шляпы или по другой причине, но у меня возникло ощущение, что я уже встречалась с ним прежде в другом времени и месте.

Меня тянуло к нему – знание того, каким образом он зарабатывает на жизнь, никак не повлияло на мои чувства, – но я старалась постоянно напоминать себе, что он, быть может, столь же опасен для меня, как какой-нибудь сомнительный коммивояжер или букмекер. А может быть, и опаснее, если принять во внимание его необыкновенное обаяние и мужественность: синяки на лице делали этого грубияна еще привлекательнее.

– Вы уже успели закатитьздесь скандал. Хотите еще? – Он возвышался надо мной, словно тисками сжав мою руку; волнующаяся вокруг толпа все время наталкивала на меня его массивное тело, и он, кажется, не слишком сопротивлялся этому. Его близость волновала меня, но я все-таки помнила, что мне нужно поскорее сделать ставку, ведь вот-вот должен был начаться бой.

– Отпустите меня! – крикнула я, пытаясь высвободить руку.

– Ничего удивительного, что я встретил вас здесь, красавица. Для искательницы приключений, жаждущей быть похищенной торговцами белыми рабами, лучшего места просто не существует.

– П-похищенной? О чем вы говорите?

– И если торговцы живым товаром не захватят вас, то лишь потому, что в этом зале для них достаточно других приманок. Будьте внимательны. – Он отошел и потом, остановившись несколько позади меня, добавил: – Если один из этих грязных фермеров утянет вас на свои холмы, вы света Божьего уже никогда не увидите.

Я посмотрела по сторонам и встретилась с пятью парами голодных тоскливых глаз; мерзавцы уставились на меня, пуская слюни, словно я была поросенком, которого осталось только насадить на вертел и зажарить. Один из этих людей, больше похожий на покрытогопаразитами буйвола, даже провел замызганным рукавом по нижней губе. Я вздрогнула и отвела взгляд.

– Идемте отсюда, я провожу вас.

– Нет, подождите, – сказала я упрямо. – Я не могу никуда идти, не сделав ставку. Я нуждаюсь в деньгах.

– А потом, на выигранные деньги, вы купите порошок? – Он снова сжал мне руку. – Перестали бы вы водить меня за нос, красавица, и рассказали бы правду. Ведь для восстановления вашего пошатнувшегося здоровья этот порошок уже не нужен. Я хочу знать, что происходит. Должно быть, это очень важно для вас, раз вы пришли сюда ночью, рискуя своей головой.

– Я не могу объяснить сейчас, но после обязательно, я обещаю. – В это время толпа оглушительно взревела, но поскольку Шиа продолжал пристально смотреть на меня, я, как бы избавляясь от его близости, гипнотизирующей меня, выдернула руку.

– Посмотрите, появились боксеры, – вскрикнула я. – Я должна торопиться.

Глаза Шиа сверкнули недобрым огнем; в тот момент мне показалось, что прежнее понимание между нами не вернется никогда. Может, когда-нибудь, потом мне представится возможность объяснить, и этот жесткий взгляд наконец смягчится...

– Насколько я понимаю, вы не отказываетесь от своей затеи? – Я отрицательно покачала головой, и тогда Шиа взял у меня деньги. – Я сделаю ставку для вас, но будьте все время в поле зрения. – Он направился в конец зала; я, покрепче завязав свой шарф, последовала за ним, стараясь держаться как можно ближе. Диктор уже представлял зрителям боксеров.

Шиа встал в небольшую очередь, его нахмуренные брови кричали мне: «не высовывайся!» Надеясь, что он вовремя успеет сделать ставку, я в волнении смотрела на ринг, где уже начиналось действо, как вдруг заметила среди зрителей высокого мужчину с огненно-рыжими волосами. Во всей его фигуре было что-то очень знакомое, близкое мне. Со спины он был просто двойник того парня, которого я видела на страусиных бегах. Когда он оглянулся, я попыталась заглянуть ему в глаза, но лицо его было загорожено множеством шляп, что в большинстве своем носили окружавшие его мужчины, и единственным, что я успела увидеть до того, как он отвернулся и стал протискиваться через толпу, был его профиль.

Заинтригованная, я стала пробираться за ним, стараясь получше рассмотреть этого человека: мне хотелось убедиться, что совпадение цвета его и моих волос всего лишь случайность.

Когда рыжий выскользнул наружу через боковую дверь, я бросила взгляд в сторону Шиа, который добрался уже до окошечка кассы. Я знала, что очень плохо, даже жестоко с моей стороны не повиноваться ему, но успокаивала себя тем, что всего на одну минуту выскочу на улицу за этим человеком. Я вернусь раньше, чем Шиа успеет заметить мое отсутствие.

39
{"b":"5031","o":1}