ЛитМир - Электронная Библиотека

Раньше я думала, что без его любви жизнь моя рухнет, что без нее я просто не смогу быть самой собой, но теперь твердо знала, что тачасть жизни, которую я провела в ожидании, которую считала безвозвратно потерянной, – это тоже моя жизнь, это тоже мое богатство. Я научилась верить самой себе, а значит, научусь доверять и другим.

Я все приносила и приносила камни и, набрав их достаточно много, принялась выкладывать причудливое ожерелье вокруг его могилы. Устроив отцу это простое надгробие, я почувствовала себя внутренне чистой, легкой и свободной – впервые за столько лет ожидания и страданий.

Да, Адмирал был далеко не самым лучшим отцом, но я простила ему это, я поняла: он сделал для меня все, что мог. И даже если я никогда не узнаю, любил ли он меня, это уже не имеет значения: все равно до конца моих дней я буду любить его.

Поняв это, я почувствовала, как огромная тяжесть рухнула с моих плеч и блаженное чувство свободы легким теплым облачком опустилось на меня, согревая душу. Помечая могилу отца скромным узором из камней, я почувствовала себя достаточно сильной, чтобы навеки сохранить любовь.

Неспешно я положила на могилу последний камень и вспомнила эту же могилу, но безвестную, ничем не обозначенную – там, в будущем; тогда меня посетило видение моего отца. Могла ли я знать тогда, что буду присутствовать на похоронах отца в прошлом – и с нежностью сооружать на его могиле узор из камней?

Я простила его, и светлые слезы хлынули из моих глаз на свежевырытую землю; я захватила горстку этой земли, земли Арканзаса; струйки песка потекли у меня между пальцев. Отца уже не вернешь – мне и так невероятно повезло, что удалось хоть на мгновение увидеть его, – но можно, пока еще не поздно, разобраться с другой частью моего прошлого.

Я имела в виду то, что произошло между мной и Шиа.

Он был профессиональным игроком, добывая этим средства к существованию. Род своих занятий он не сумел скрыть от меня. Правду эту я впервые увидела в его глазах в тот момент, когда из укрытия мы наблюдали за полицией. Никогда не забуду его пристальный, затравленный взгляд, когда ему показалось, что я могу выдать его.

«Маленькая девочка» тогда страшно испугалась этого взгляда, но другая часть меня – та, что все это время оставалась взрослой, – знала, что я для Шиа много больше, чем просто алиби, что этот человек не сможет причинить мне вреда.

Настала пора маленькой девочке подрасти.

Отряхнув сухие листья с юбки, я встала, чтобы идти, и в этот момент поняла, что там, в будущем, стоя возле этой могилы, я была подобна любимым фиалкам моей матери, которые настолько нежны, что не терпят даже прямых солнечных лучей. Теперь, встав во весь рост, я бросила печальный взгляд на могилу и подняла руку к виску, посылая последний привет Адмиралу.

– До свидания, папа. Я всегда буду любить тебя.

* * *

Несколько часов спустя я сидела в приемной полицейского участка, сжимая между колен пакет с пожитками моего отца. Знакомая тень упала на пол передо мной, и я с удивлением подняла глаза.

– Вы доверяете мне, красавица?

Шиа склонился надо мной, его плечи, вся его поза выдавали большое напряжение. Исчезла непроницаемая маска профессионального картежника; его сощуренные глаза горели гневом.

– Я хочу попытаться выручить вас.

– Почему, черт побери, вы торчите здесь? – спросил он, пропустив мои слова мимо ушей. – Меня только что освободили, потому что один парень, шестерка Вилли, наделал в штаны и указал на Делателя Вдов как на убийцу Биггса. Дружки Вилли в полиции мигом сдали его. Крысы бегут с корабля...

Он свирепо посмотрел на меня, очевидно полагая, что я тоже принадлежу к этим самым крысам. В его голосе звучала неприкрытая боль. Она стальным обручем сдавила мне горло. Резко повернувшись, он шагнул к двери.

– Шиа, выслушайте меня! – закричала я, бросившись к нему. – Вчера погиб мой отец, а накануне я подслушала ваш разговор с Вилли. Мой мир рухнул. Чувство было такое, будто все, кому я верила, на кого надеялась, предали меня. Я позже узнала, что Кэпс лгал, что вы приходили не затем, чтобы убить меня, но тогда при вас был пистолет...

Шиа спускался по ступенькам, будто и неслышал моих слов. Наконец он проговорил куда-то в пространство:

– Я тогда сразу почуял, в чем дело. Я лез из кожи вон, стараясь найти вас, прежде чем это сделает Вилли. Он все спланировал четко: Кэпс должен был застрелить нас обоих, а потом ваше убийство повесили бы на меня... – Он остановился. – Вы собирались говорить с полицейскими?

Эти его слова восстановили перед моим мысленным взором сцену, когда он сквозь дверь моего жилища холодно рассматривал последствия только что разыгравшейся драмы.

– Вы знали моего отца – я поняла это по мелодии, которую вы всегда напевали. Это очень популярная мелодия, но она появится только через несколько лет. Единственный способ узнать ее – познакомиться с пришельцем из будущего, таким же, как я сама. Вы говорили, что слышали эту песню от одного игрока; этим игроком мог быть только Джесси Таггарт. Потом выяснилось, что мой отец работал на Вилли. Мне казалось вполне вероятным, что раз вы знакомы с Адмиралом, значит, оба могли быть агентами Делателя Вдов. Мне не хотелось верить, что вы приходили убить меня, но... почему вы скрыли, что были знакомы с отцом?

Шиа резко схватил меня за руку и потянул за собой в тень дерева; он внимательно следил за проезжавшим мимо автомобилем.

– Почему вы не сказали мне, что были знакомы с Джесси? – повторила я, стараясь выдернуть руку.

Он еще крепче удерживал меня.

– Мы должны удирать из города, красавица. За рулем этой машины – люди Вилли.

Я быстро повернула голову и успела заметить, как злополучная машина медленно исчезает за углом.

– И куда мы пойдем? – спросила я, чувствуя, как меня охватывает паника.

– Не знаю, но мы должны убираться отсюда, прежде чем эти парни узнают, что меня выпустили из тюрьмы.

Я сидела на нижней полке в нашем купе, мерно стучали колеса вагона.

– Как вы умудрились заполучить отдельное купе?

Шиа отдернул занавеску и стал смотреть на проплывающий за окном пейзаж. Удовлетворенный тем, что нам удалось благополучно выбраться из города, он глубоко вздохнул и позволил себе расслабиться. Наконец он повернулся ко мне и, усмехнувшись, ответил:

– У меня могущественные покровители. В свое время я оказывал кое-какие услуги парням с железной дороги...

– Никогда бы не подумала, – сказала я, покачав толовой. Можно было представить, какого рода услуги это могли быть. – Что я действительно хочу знать, так это о том, как вы познакомились с моим отцом.

– Он постоянно бывал в Чиггер-клаб. Мы сравнивали однажды наши теории карточной игры и обнаружили, что у нас много общего. Я уже как-то говорил вам, что в городе есть человек с волосами точь-в-точь вашего цвета...

Я вспомнила, как четыре дня была без сознания, а Шиа сидел на краешке моей кровати и рассказывал мне разные истории. С тех пор я много раз спрашивала себя, о чем же он рассказывал тогда мне. Об удачливом карточном игроке с такими же волосами, как у меня? Или я все это придумала?

– Если бы я только знала, что вы знакомы с моим отцом, возможно, он был бы сейчас жив... – В отчаянии я уронила голову на руки.

– Мэгги. – Шиа обнял меня и крепко прижал к груди. – Мне в голову не могло прийти, что Джесси Таггарт – ваш отец. Ведь ваша фамилия Вестшайр, и вы говорили мне, что ваш отец еще не родился, что он из будущего.

Я поняла, каким бредом душевнобольного должны были казаться все мои прежние высказывания о том, что мой отец жил здесь, в этом времени. Неудивительно, что Шиа не верил мне. Сердце мое разрывалось от печали.

– Так вы верите мне или нет? – снова спросил он.

– Я очень хотела вам верить.

Он дотронулся до моего подбородка и слегка сжал его пальцами, так что я не могла повернуть голову и была вынуждена смотреть ему прямо в глаза.

63
{"b":"5031","o":1}