ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И что вы думаете, — продолжил первый парень. — Он серьезно помышляет о браке! Идиот, да и только!

Эля отошла в сторону. Личная жизнь учителей её никогда не волновала. Она молча встала у стены. Вокруг то и дело взрывался фейерверк разговоров. Мимо неё проходили студенты, и до Эли доходили обрывки фраз.

— Нет, ты не понимаешь, — горячо объяснял один из студентов. — Клинтон политик. Его нельзя сбрасывать со счетов только из-за каких-то ничтожных романов!..

— Знаешь, он все-таки пригласил меня на вечеринку после нашей ссоры. Наверное, он меня все еще любит… — послышался голос высокой черноволосой студентки.

— Я не буду давать ему денег, пусть хоть лопнет! Английский я знаю лучше него!..

— Я уеду через месяц. Я уже все экзамены сдал и собеседование тоже. Я уже никогда сюда не вернусь…

Голова кружилась. Эля присела на корточки, и вдруг её охватил страх от того, что среди такого огромного количества людей ей не с кем поговорить, некому рассказать о своих делах. Что это? Скука? Тоска? А может, ей все надоело? Эля потерла веки под очками. Наверно, я просто устала. — думала он Приду домой и кому-нибудь позвоню. Эта мысль немного успокоила её и от этого приятно потеплело внутри.

Философию Эля решила пропустить. Она отправилась бродить по улицам. От университета до центра города были всего две остановки на метро. Эля любила метро. В нем была своя жизнь, со своими правилами, удивительная и загадочная. Казалось, что люди здесь сразу меняются. Эля незаметно наблюдала за людьми, изредка бросавшими на неё быстрые взгляды, людьми и пыталась догадаться, о чём они думают, чем занимаются, сколько им лет.

Домой она пришла позже обычного. Младший брат и мама сидели на кухне и тихо беседовали. Эля подошла к ним только потому, что считала необходимым общаться со своей семьей.

— Привет. — поздоровалась она.

— Как дела? — спросила в ответ ее мать.

— Всё хорошо.

— А в институте?

— Нормально.

— А как вы? — спросила Эля.

— Нормально.

Потрепав волосы брата, Эля ушла в свою комнату. Её вновь обдало этим странным чувством одиночества, тоски и страха. Она начала просматривать свою записную книжку. В ней было около трёхсот номеров телефонов, и велась она уже около шести лет, оставаясь единственным свидетелем приходивших в жизнь и уходивших из памяти Эли людей. Здесь были имена её одноклассников, однокурсников, случайных знакомых, с которыми она где-то отдыхала, ходила на спорт или ещё где-то встречалась. Она натыкалась на имена, написанные неуверенным детским почерком, как слепой котенок, раздумывая, о чём ей говорить с их обладателями. Некоторые из них уехали за границу, некоторых уже нет в живых. Память медленно поползла по именам, как щенок, который в первый раз берет след. Рыскина Ольга. Училась с Элей в одном классе, вот уже четыре года живет в Америке. Степанова Алёна. Убежала из дома, даже не окончив школу. Хотела стать актрисой. Сейчас она живет в Киеве. У неё есть сын. Но карьера актрисы ей так и не удалась. Глаза скользили дальше по именам. Абдуллаев Эмин. Эля невольно улыбнулась, вспомнив весёлого, шумного парня с многочисленными ссадинами, синяками и царапинами на всем теле. Его убили в какой-то пьяной драке два года назад. Эля на минугу закрыла глаза. Из гостиной доносился звук телевизора. Мама смотрела какой-то сериал. Она взглянула еще на несколько имен. Некоторые из них казались ей совершенно незнакомыми. Она забыла, кому они принадлежали. Глаза снова остановились. Асланов Кямран. Когда-то она познакомилась с ним на студенческой вечеринке на первом курсе. Он был душой компании. Прекрасный рассказчик, с великолепным чувством юмора и яркой фантазией. Если Кямран рассказывал про какой-то фильм, то уже не было нужды его смотреть. Он заменял всех актеров. В то время он писал оперу и параллельно снимал фильм. У него были очень большие планы. Они с Элей были неразлучные друзья. Но однажды всё это рухнуло. В тот период когда Кямран увлекся наркотиками. Наверно, при его чувствительности это было вполне оправданно. Он забросил оперу, так и не снял свой фильм. Всё пошло прахом. Эля слышала от друзей, что он лечился, но не докончил курс. Она не разговаривала с ним около четырех месяцев. До этого она часто навещала его и старалась поддерживать связь. Эля отложила блокнот и набрала номер телефона Кямрана. Через пару секунд в трубке раздался гудок, а за ним и второй. После третьего Эля услышала мягкий, совсем не изменившийся голос матери Кямрана.

— Алло.

— Здравствуйте. — сказала Эля чуть дрожащим голосом. — Можно Kямрана?

После короткой паузы голос ответил:

— Одну секунду.

Вскоре Эля услышала холодный, чужой голос Кямрана, сменивший его когда-то веселый и непринуждённый тон.

— Да.

— Привет, Кямран. — тихо сказала Эля — Это Эля.

— Привет, Эля. — спокойно ответил он. — Как дела? Как жизнь? Что делаешь?

— У меня всё хорошо. А у тебя?

— Как всегда, всё нормально. У тебя ко мне дело?

Эта фраза окончательно поставила Элю в тупик. Она думала, что Кямран ей обрадуется, поговорит о жизни, поделится своими идеями. Но сейчас ей было больно сознавать, что она ошиблась.

— Нет. — разочарованно ответила Эля — Я позвонила просто так.

— Да? Спасибо. — вяло ответил он. — А как Мика?

— Мика? — настроение Эли окончательно испортилось. Почему он вдруг вспомнил о нем?! Мика — парень Эли — не появлялся уже больше недели. И она о нем даже забыла. — У него всё хорошо. Спасибо. — соврала Эля.

— Передавай ему привет. — сказал Кямран.

— Угу. — отозвалась Эля. — Обязательно.

— Я его так давно не видел! У вас всё xорошо?

— Да, по-прежнему. — с раздражением ответила Эля.

— Ладно, Эля. Мне нужно уйти. Но ты позвони мне через пару дней, ладно?

Эле хотелось заплакать и крикнуть Кямрану: Что случилось?! Неужели наша дружба ничего не значила?! Но вместо этого она просто сказала:

— Хорошо.

— Пока. — этим Кямран констатировал, что разговор окончен.

Эля в сердцах бросила трубку. Она сердилась на Кямрана, на себя, на общество. Казалось, в этот момент в ней поместилась бы вся ненависть мира. Но больше всего ее разозлило напоминание о Мике. Кретин! — думала Эля о Мике. Настоящий кретин и балда! Зачем я только с ним связалась?!

Когда Эля познакомилась с Микой, она училась в десятом классе, а Мика был уже студентом третьего курса факультета прикладной математики. Эле было с ним очень интересно. В первое время их романа он казался безумно взрослым и умным. Она верила в него, и все время ждала его новых успехов. Мика, так же как и Эля, не любил своего полного имени и, когда кто-то называл его Микаилом, он сердился. «Ну что это за имя — Микаил?! — часто говорил он — Бррр! У меня от него мурашки по коже! Мика — совсем другое дело!». Они никогда не говорили о любви. Микаил считал, что пока они способны существовать вместе, всё будет хорошо. А если один из них решит уйти, то просто сделает это без лишних слов. Эля закончила школу, потом поступила в институт. Появилось больше забот. Мика тоже очень изменился, стал пить. А Эля никак не решалась его оставить. Хотя когда-то он сам говорил, что она вольна уйти, когда пожелает. Но Эле почему-то не хватало мужества. Алкоголь сделал Мику беспомощным. Их отношения превратились в тихую борьбу, когда ни она, ни он не желали примириться с действительностью, с переменами, происшедшими в их чувствах. Первый год их отношений был для Эли романтической игрой в любовь. Ей нравилось открывать для себя мир именно с Микой. Но в институте она встретила много других умных ребят и девочек. Теперь она могла вполне обходиться без него. Кроме того, в первое время Мика умело внушил ей, что он строит Элю как личность, и что без него она — никто. Эля часто приходила к нему в институт и смотрела, как он работает за компьютером. Но со временем она встречалась с Микой всё реже и реже даже не осознавая, что растёт сама. После окончания института Мика долго искал работу, но найти что-то приемлемое не удавалось. Целыми днями он слонялся по городу, но найти работу оказалось делом не легким, даже для толкового математика-программиста. Мика работал то продавцом, то грузчиком, то официантом Брался за любую работу. Эля перестала ходить с ним на вечеринки, гулять с ним. Он чувствовал, что теряет её, что его высокопарные слова о великом на неё больше не действуют. Мика не хотел видеть перед собой взрослую, двадцатилетнюю девушку, не хотел отпускать её от себя. Алкоголь превратил его в замкнутого, раздраженного и ворчливого человека. Эля беспокоилась за него всё больше и больше. Ей едва хотелось его видеть, не то, чтобы о чём-то говорить, как-то влиять на него. Их отношения рушились у них на глазах, медленно превращаясь в комок недосказанности и раздражения. И это продолжалось два года.

2
{"b":"50317","o":1}