ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как стать звездой YouTube. Хештег Гермиона: Фейл!
Резервация
Византиец. Ижорский гамбит
Битва за Скандию
Абхорсен
Кофейня на берегу океана
Код да Винчи 10+
Это всё магия!
Хочу женщину в Ницце
A
A

– Для храбрых время не имеет значения, – наставительно заметил Юбер. – Вам бы следовало это знать.

– Если я правильно понял, – продолжал Энрике, – сегодня вы намерены по-настоящему "узнать" ту очаровательную юную особу?

– Намерен, – подтвердил Юбер.

– Желаю вам получить удовольствие.

– Вы очень любезны.

– Если бы у меня была Библия, я бы даже помолился за вас.

– Купите ее и внесите стоимость в список ваших расходов.

– Я об этом подумаю.

Юбер надел кепку, поднял воротник плаща и открыл дверцу.

– Спокойной ночи, – вежливо пожелал он.

– Мерзавец, – прошептал Энрике.

Наполовину вылезший из машины Юбер обернулся.

– Что вы сказали?

– Ничего, абсолютно ничего, – заверил Энрике.

– Да нет, вы что-то сказали, – настаивал Юбер.

– Я говорил, что идет дождь.

– Серьезно?

Юбер вышел и закрыл дверцу, к большому облегчению Энрике. Быстро добежав до дома Бабинсов, Юбер нажал кнопку звонка. Если сведения, полученные Чарлзом Эйзеном, верны, Мойра Бабинс все еще была в Глазго, а Гордон и Пирл остались дома.

Невдалеке стоял крытый грузовик. Юбер подумал, что в нем должны находиться люди Чарлза Эйзена, наблюдающие за домом Бабинсов через отверстия в кузове. Из чистого любопытства он направил светящийся циферблат своих часов на грузовичок. Цифры и стрелки приобрели необычное свечение, и Юбер понял, что агенты флотской службы безопасности располагали инфракрасным объективом, с помощью которого только что сфотографировали его.

Он топтался, стараясь согреть промокшие и замерзшие ноги, потом укрылся в дверной нише от ветра и дождя.

Шло время, а на звонок никто не отвечал. Он снова нажал кнопку и не отпускал ее секунд двадцать. Было слышно дребезжание звонка внутри дома.

Наконец из-за двери послышался голос:

– Кто здесь?

– Простите, что побеспокоил вас, – ответил Юбер умышленно неуверенным голосом, – но вы сказали, что я могу вернуться, когда захочу...

– Кто вы?

– Я был у вас позапрошлой ночью вместе с моим шофером... Помните?

– А! Да...

Послышался шум засовов, и дверь открылась. Было темно.

– Я не включаю свет из-за соседей, – объяснил Гордон.

Юбер вошел. Карлик закрыл дверь и включил свет. Он был в пижаме, волосы всклокочены, глаза припухли от сна. Вид нелюбезный.

– Что вы хотите? – резко спросил он. – Сейчас все-таки не время ходить в гости.

Юберу очень хотелось покраснеть. Он принял смущенный вид и опустил глаза.

– Я... я понял, что... что я... могу приходить в любое время.

– Серьезно? – отозвался Гордон. – Зачем же?

– Ну, это... я... В общем, я... думал, я много думал о вашей сестре и...

В этот момент Гордон был вынужден понять.

– Ладно, – сказал он. – Вам, значит, захотелось вернуться?

– Да, – со стыдом признался Юбер, который в душе сильно веселился.

Гордон раздраженно поскреб макушку.

– Могли бы предупредить заранее, старина. Моя сестра спит, и я не знаю, как она это воспримет...

– Если бы вы были так любезны спросить ее...

– Она наверняка наорет на меня, – заметил Гордон. – У вас есть деньги?

– Разумеется, – быстро ответил Юбер.

– Ладно, подождите минуту.

Гордон ушел, и Юбер услышал, что он поднимается по лестнице. Юбер смирно сидел, сохраняя на лице улыбку, поскольку боялся, что за ним наблюдают. Гордон вернулся довольно быстро с раздосадованным лицом.

– Она недовольна, – объяснил он. – Поставьте себя на ее место...

Юбер догадался, что за этим последует, и пошел на рассчитанный риск.

– Простите, что побеспокоил вас, – пробормотал он. – Я приду в другой раз.

Он неловко встал, уронил кепку, которую держал в руках, и нагнулся за ней.

– Извините меня.

Гордон смотрел на него с едва скрываемым презрением.

– Возможно, есть способ договориться, – сказал он. – Девушки всегда неравнодушны к деньгам...

– Вы думаете, что... Правда?.. Сколько нужно?

– Думаю, хватит двадцати фунтов.

Юбер подумал, что карлик принимает его не только за лопуха, но и за придурка. Однако вслух возмутился:

– Двадцать фунтов! Это много...

– Тогда говорить больше не о чем, – отрезал Гордон, направляясь к двери.

– Секунду! Я... я согласен.

Карлик вернулся.

– Деньги вперед, разумеется.

Он протянул руку. Юбер с лихорадочной быстротой вынул из заднего кармана две пачки пятифунтовых купюр, отделил четыре и протянул их Гордону. Карлик взял деньги и бросил жадный взгляд на пачки, которые Юбер убирал в карман.

– Идите за мной, – сказал он наконец. – Она примет вас в своей спальне.

Юбер заколебался и смущенно проговорил:

– Вы знаете, я женат, имею детей... у меня их пятеро. Я рассчитываю на ваше молчание. Если станет известно, что... Это будет катастрофа. Вы понимаете?

В выпуклых глазах Гордона на мгновение блеснул дьявольский огонек.

– Не бойтесь, – вкрадчиво произнес он. – Мы – само молчание.

Юбер поднялся следом за ним на второй этаж и вошел в открытую дверь спальни Пирл Бабинс. Комната была обставлена в романтическом стиле: обтянутые тканью стены, старинная мебель. Сидя на кровати, подложив под спину подушки, Пирл ждала его. Юбер догадался, что она успела быстро причесаться к его приходу. Она выглядела четырнадцатилетней девочкой, которой можно было бы дать отпущение грехов без всякой исповеди.

– Добрый вечер, – любезно сказала она.

– Добрый вечер, – пробормотал Юбер.

– Ну ладно, я вас оставлю, – бросил Гордон. – Спокойной ночи.

Он вышел и закрыл дверь. Щелкнул замок. Юбер посмотрел на дверь, потом на девушку. "Надеюсь, ей действительно восемнадцать", – подумал он.

– Я рада, что вы снова пришли, – заметила она. – Вы мне очень нравитесь.

Он улыбнулся и кивнул.

– Не смущайтесь, – продолжала она. – Раздевайтесь и идите ко мне.

Юбер шумно вздохнул и опустил глаза.

– Я бы предпочел, чтобы вы выключили свет, – признался он.

Она с трудом сдержала безумный смех.

– Как хотите...

И погасила лампу.

* * *

Юбер заканчивал одеваться. Светало. Грязно-серый утренний свет проникал в комнату через шторы. Пирл пошевелилась.

– Который час? – спросила она сонным голосом.

– Около шести, – ответил Юбер.

– Почему вы уходите так рано?

– Я... я не хочу, чтобы кто-нибудь увидел, как я выхожу отсюда.

Пирл слегка приподнялась, но увидела только неясный силуэт высокого худощавого мужчины, надевающего пиджак. Она уронила свою хорошенькую светловолосую головку на подушку, стараясь понять. В любви человек всегда проявляет свою сущность ярче, чем в повседневной жизни, и Пирл думала, что в этом мужчине есть какой-то диссонанс. Его мускулистое тело и манера любить не сочетались с образом отца семейства и добродетельного католика. Он нравился ей таким, каким она узнала его в постели. Она бы охотно взяла его себе в постоянные любовники.

– Вы придете еще? – спросила она.

Она заколебался.

– Может быть...

– Приходите, – сказала Пирл. – Я хочу, чтобы вы пришли еще.

Она говорила искренне. Он взял кепку и плащ, высохший на спинке кресла, и подошел к постели.

– Мне надо идти...

Она приподнялась на локте и другой рукой притянула Юбера за плечо, заставляя его нагнуться. Он поцеловал ее. Она укусила его за губу.

– Приходите следующей ночью, – настаивала она.

– Постараюсь.

Юбер высвободился и тихо открыл дверь в темный коридор.

– Выключатель справа, чуть дальше, – шепнула она.

Он нашел его, включил свет и вернулся закрыть дверь. В этот момент из другой комнаты появился Гордон, по-прежнему в пижаме, но причесанный.

– Я вам открою, – предложил он.

Он прошел первым и включил свет в гостиной, когда они спустились вниз.

– Кстати, – неожиданно сказал он, – я хотел вам кое-что показать.

Юбер остановился. Карлик на секунду исчез в соседней комнате и вернулся, держа указательным и большим пальцами угол фотографии.

17
{"b":"5032","o":1}