ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юбер спросил себя, неужели она так же серьезно будет заниматься любовью? Она продолжала:

– Сейчас я провожу тебя в лабораторию. Ты ни с кем не должен разговаривать. Это приказ Черкесова: никаких контактов с другими сотрудниками лаборатории.

Думая о тарелках, Юбер спросил:

– Мы будем выходить на свежий воздух?

– Да. На короткие прогулки, если ты считаешь, что тебе это необходимо.

Она погасила сигарету и направилась к двери:

– Идем.

Они дошли до конца коридора и в лифте спустились в зал, из которого расходились многочисленные галереи.

Они прошли в одну из галерей, но Юбер не успел заметить ее расположения относительно других галерей. Пройдя метров двадцать, они остановились перед дверью, которую Изадора открыла своим ключом. Войдя в дверь, они оказались в вестибюле, стены которого были завешаны плакатами по технике безопасности. Юбер решил, что позднее внимательно их изучит. Предприняв некоторые меры предосторожности, он мог бы получить ценную информацию о характере производимых здесь работ.

Еще одна дверь... Новый ключ...

– Входи.

В небольшой комнате стоял письменный стол. Другая комната оказалась ультрасовременной лабораторией, оснащенной высокотемпературной электропечью.

Обведя лабораторию глазами, он спросил:

– Я здесь буду работать?

– Да. Это твой стол... Если тебе понадобится документация, ты ее получишь. Для этого ты откроешь вот это отверстие и просунешь в него карточку, на которой запишешь свое требование. После этого нажмешь кнопку. Через несколько минут тебе пришлют из архива то, что ты просишь. Но есть одна небольшая формальность: на каждой карточке должна стоять моя подпись.

«Жаль, – подумал Юбер, – иначе я мог бы сразу же попросить документацию о летающих тарелках».

Изадора сама заполнила одну из карточек, подписала ее и запустила грузовой подъемник. После этого они осмотрели лабораторию. В ней было много странных инструментов, о которых Юбер не имел ни малейшего понятия. Он внимательно слушал объяснения Изадоры, с гордостью перечислявшей предоставленное в его распоряжение оборудование.

Короткий звонок предупредил их о том, что подъемник вернулся. На диске лежала красная папка с пятью цифрами.

Изадора открыла ее.

– Это документы, которые ты должен изучить, – сказала она.

Она вынула фотокопии с непонятными формулами и символами... Юбер спросил:

– Как вы догадались о важности этого документа? По символам разных металлов, например, циркония?

Она сухо ответила:

– Мы просто знали это.

Внезапно Юбер побледнел, увидев заголовок на одной из фотокопий: «Воздушный материал США». Теперь он знал, откуда взялись эти формулы... Если он когда-нибудь вернется в свою страну, то у него сразу появится работа. Как могли попасть сюда эти сверхсекретные сведения?

12

Гарри уже достаточно выпил. Ему пора было остановиться и вернуться домой, но сегодня ему не хотелось быть благоразумным.

Доктор Маттеоти выгнал его из клиники. Какая страшная несправедливость!.. Но Маттеоти ничего не хотел слушать.

– Вы были на дежурстве, поэтому должны нести ответственность, – сказал он холодно. – Я не хочу знать, чем вы занимались, когда этот гнусный репортер проник в палату.

Гарри не стал ему рассказывать, как в тот вечер Бетти Вуд стала его любовницей... Он дорого заплатил за свое удовольствие. Тем более дорого, что на следующий день Бетти не хотела его знать...

С моря подул прохладный ветер. Ночь была светлая, на небе сияли звезды, и луна ярко светила. Прекрасная ночь...

Мимо прошла женщина, держа за руки двоих детей, и Гарри подумал о своей жене и детях, которые ждали его дома. Он не решался вернуться домой с дурной новостью. Он не строил иллюзий: найти другую работу невозможно. Маттеоти никогда не даст ему хорошей рекомендации.

Он выругался и остановился, привлеченный неоновой вывеской «Джонни».

Гарри открыл дверь и неуверенно прошел к обтянутой красной кожей стойке.

В баре было много посетителей.

– Рюмку чинзано, – пробормотал он.

Бармен подал ему рюмку и спросил:

– Вам не по себе? Что-то не так?

– Не твое дело, – ответил Гарри раздраженно.

Бармен пожал плечами и отошел, искоса поглядывая на него. Гарри залпом выпил рюмку.

– Повтори и оставь замечания при себе.

Бармен с подчеркнутой небрежностью обслужил его. Вдруг Гарри услышал позади женский голос:

– Это помогает при хандре. Я знаю, как это бывает... Гарри медленно обернулся, и ему показалось, что он погрузился в вату.

Рядом с ним сидела круглолицая блондинка с приятным лицом, красивыми голубыми глазами и пухлыми губами. На ней было облегающее сиреневое платье со смелым декольте в форме каре. Ему показалось, что сегодня вечером он уже где-то ее видел.

Она положила руку на его плечо и наклонилась к нему.

– У вас что-то случилось, – сказала она. – Можете не рассказывать, я знаю, что это такое. Вам плохо?

Он покачал головой. Заметив, что у нее пустая рюмка, он предложил:

– Что-нибудь выпьете?

– Не могу вам отказать...

Он осушил рюмку и крикнул:

– Два чинзано.

Бармен протянул руку:

– Три доллара.

Гарри взорвался:

– Я дам тебе в морду!..

Женщина схватила его за руку.

– Оплатите, – посоветовала она. – Не надо скандалить.

Он послушался и сунул руку во внутренний карман пиджака. Он был пуст.

– Черт возьми!

Он покраснел под насмешливым взглядом бармена, затем трясущимися руками стал выворачивать свои карманы. Наконец он пробормотал:

– Я потерял бумажник...

– Разумеется, Тото, – неожиданно фамильярно сказал бармен. – Подожди, сейчас ты объяснишь это патрону.

Он протянул руку к телефонному аппарату, но женщина поспешно сказала:

– Нет, нет, не надо. Я все улажу...

Она открыла сумочку, вынула из нее десятидолларовую бумажку и протянула ее бармену. Бармен сердито посмотрел на ошеломленного Гарри.

– Не понимаю, как я мог его потерять. Это очень странно...

Она хлопнула его по ляжке:

– Оставь, это еще не трагедия. За твое здоровье!

Они выпили, и она предложила:

– Пойдем отсюда. Мне здесь не нравится.

Он согласился и соскользнул с табурета. Она взяла сдачу, оставив разумные чаевые, и, взяв его под руку, помогла ему выйти. Его качало:

– Мне плохо...

Она тащила его к автомобилю. Открыв дверцу, она втолкнула его внутрь. Он завалился на сиденье и закрыл глаза. У него ужасно болела голова.

Машина тронулась. Занятная девушка! На шлюху не похожа... Решила проветриться...

Он впал в полузабытье.

* * *

Услышав приглушенную музыку, он открыл глаза и обомлел: в лунном свете блестела морская дорожка. Женский голос спросил:

– Вам лучше?

– Да, – ответил он, ища ее глазами.

– Я сзади, так удобнее. Иди сюда.

Он чувствовал себя гораздо лучше, но опасался, что не сможет ее удовлетворить.

– Меня зовут Джойс, – сказала она, прижимаясь к нему. – А тебя?

– Гарри.

Она расстегнула ему сорочку и просунула под нее руку.

– Ты мне очень нравишься, – прошептала она. – Я хочу, чтобы ты забыл о неприятностях.

Он вспомнил о пропаже бумажника, и сейчас это больше всего расстраивало его. Он попытался вспомнить...

Джойс умело поцеловала его, но он остался равнодушным. Ему хотелось, чтобы она оставила его в покое.

– Ты можешь ни о чем не думать, кроме удовольствия? – спросила она глухим и дрожащим голосом.

Ему было явно не до нее.

Она приподнялась и облокотилась на спинку сиденья.

– Рассказывай, тебе полегчает. Ты увидишь.

Он рассказал ей все, что с ним произошло.

Когда он умолк, она положила руку на его ляжку и сказала:

– Ты прав, это грязная история. На твоем месте я разыскала бы эту пациентку и все ей объяснила. Она поймет, что ты здесь ни при чем. Она поможет тебе...

12
{"b":"5034","o":1}