A
A
1
2
3
...
18
19
20
...
27

Казалось, балкон идет вокруг всего дома. К стене возле окна с открытыми ставнями были прислонены сложенные шезлонги.

– Где вы видели свет? – шепотом спросил Юбер Мак-Иленни.

Лейтенант повел их. Пол балкона был выложен плиткой, и они могли продвигаться, не боясь скрипа. За уступом они заметили полоску желтого света над барьером.

Юбер сделал знак двум остальным оставаться на месте и дальше пошел один. Ставни освещенной комнаты были сдвинуты, но не закрыты полностью. Между ними оставалась щель в несколько сантиметров. Юбер подошел и заглянул.

В мягком, сильно приглушенном свете он разглядел широкий диван с множеством подушек. На нем курили опиум обнаженные мужчина и женщина. Мужчина-китаец, очевидно, и был Та Чуэн. В слабом свете Юбер не мог рассмотреть его лицо. Женщина принадлежала к белой расе, была высокой и стройной, с фигурой подростка и едва развившейся грудью. Она поднялась, чтобы приготовить шарик наркотика. Лицо выдавало ее возраст: около сорока.

Окно было затянуто очень мелкой противомоскитной сеткой. Юбер не мог понять, каким образом она закреплена. Он подумал, что лучше отказаться от попытки войти здесь, и вернулся к своим товарищам.

– Мужчина и женщина, – объявил он. – Курят. На окне противомоскитная сетка... на вид крепкая.

Они подошли к соседнему окну, ставни которого не были закрыты, и толкнули его. Окно легко открылось. Юбер достал фонарик и слегка осветил комнату.

Здесь находилась спальня, меблированная на западный манер. Они осторожно влезли. Никаких следов недавнего присутствия человека. Гребер пересек комнату и тихо открыл дверь.

Площадка, освещенная бра. Гребер двинулся вперед, остальные – следом за ним. Вниз вела лестница из тикового дерева с прекрасными резными перилами, украшенными драконами и змеями. В воздухе витал неприятный, раздражающий запах жженого опиума. Дверь слева должна вести в комнату, где были люди.

Юбер подозвал обоих морских пехотинцев движением пальца, подошел к двери и открыл ее с самым естественным видом.

Удивленный мужчина попытался встать. Это был тот, кого они искали.

– Добрый вечер, мистер Та Чуэн, – сказал Юбер с жесткой улыбкой. – Надеюсь, мы вас не побеспокоили?

Расписная трубка, которую китаец держал в руках, упала. Мак-Иленни, наставивший на него пистолет-пулемет, сразу же добавил:

– Без глупостей, мистер Та Чуэн. Мы немного нервные...

Миролюбивый тон контрастировал со смыслом слов.

– Держите руки на виду, оба, – посоветовал Юбер.

– Черт! – воскликнул только что вошедший старший сержант. – Белая красотка! Да у нее даже сисек нет!

– Замолчи, – приказал лейтенант.

Женщина была ошеломлена, но не испугана. Она посмотрела на своего кавалера и спросила:

– Что, у тебя и такое бывает?

Юбер прервал ее:

– Вы одни в доме?

– Внизу есть бой, – ответила женщина.

Разъяренный китаец попытался залепить ей пощечину.

– Замолчи, дура!

– Послушай, Та-Та, – запротестовала женщина. – Не называй меня так...

– Она зовет его тата[17]! – фыркнул Гребер.

– Заткнись, Арки! – буркнул лейтенант.

– Ладно, пойду займусь боем, – заявил старший сержант.

– Не стоит, – остановил его Юбер. – Нажми на эту кнопку и жди за дверью.

Гребер весело проделал то, о чем его просил Юбер. Мак-Иленни посоветовал обоим курильщикам:

– Не пытайтесь его предупредить. При первой же попытке я вас застрелю.

Китаец стиснул зубы. Он не мог понять, каким образом этим троим удалось проникнуть в столь хорошо охраняемый дом. На лестнице послышались легкие шаги. Молодой бой в белых брюках и с голым торсом, ничего не подозревая, вошел и, ошеломленный, застыл при виде вооруженных людей.

– Входи, – сказал Гребер. – Не бойся.

Молодой человек машинально сделал шаг вперед. Гребер оглушил его.

– О! – воскликнула женщина. – Какой зверь!

– Заткнись! – посоветовал лейтенант.

– Ванная, пластырь, – бросил Юбер.

Через несколько секунд Гребер вернулся с рулоном клейкой ленты. Он связал боя по рукам и ногам, потом заклеил ему рот.

– Свяжи этих двоих тоже, – приказал Юбер.

Старший сержант начал с Та Чуэна, оставив женщину на закуску. Она вела себя пассивно и даже не возмутилась некоторыми вольностями, которые Гребер позволил себе. У Юбера, наблюдавшего за ней, мелькнула мысль, не веселит ли ее эта история.

Он прикрыл ее настольной салфеткой, лежавшей возле снаряжения для курения. Взгляд бледных глаз женщины стал откровенно насмешливым.

– Не то, чтобы это меня шокировало, – объяснил Юбер нейтральным тоном. – Просто ребята отвлекаются.

– Что будем делать? – спросил Мак-Иленни.

– Перенесем мистера Та Чуэна в другую комнату, чтобы спокойно поговорить. Двое связанных останутся здесь.

Гребер поднял китайца и унес на плече. Они выбрали комнату на другой стороне коридора, включили все лампы, закрыли ставни и окна.

– Арки, – сказал Юбер, я бы хотел, чтобы вы тщательно осмотрели эту хижину.

– Телефон перерезать?

– Уже не надо.

Старший сержант вышел из комнаты, держа пистолет-пулемет под рукой. Юбер закрыл дверь и посмотрел на посаженного в кресло китайца.

– Ну, мистер Та Чуэн, рады увидеть нас вновь?

Китаец не ответил. Эйфория, вызванная опиумом, помогала ему хорошо держаться. Юбер продолжал:

– Мы просим прощения, что пришли не в форме... Может быть, так мы интересуем вас меньше?

Никакой реакции.

– За последние недели таинственно исчезли семнадцать наших товарищей из Шестого полка морской пехоты. Прошлой ночью вы, мистер Та Чуэн, попытались сделать то же самое с нами. Погиб только один из нашей группы. Для вас это неудача, для нас – начало схватки. Беспощадной схватки, мистер Та Чуэн. Вы не церемонились в выборе средств, мы тоже не станем. Морские пехотинцы – не мальчики из церковного хора, мистер Та Чуэн. Они профессиональные убийцы, обученные убивать всеми способами и любым оружием.

Над верхней губой китайца выступило несколько капелек пота. Его глаза забегали по сторонам. Юбер продолжал:

– Мы хотим знать, что стало с нашими товарищами? Для чего они понадобились или понадобятся? Это очень просто. А поскольку мы хотим это знать, то узнаем. И расскажете нам об этом вы, мистер Та Чуэн.

Китаец попытался принять презрительный вид.

– Главное, не совершайте ошибку, недооценивая нас, – добавил Юбер. – Подумайте... Мы вступили в игру в девять часов вечера. За четыре часа мы добрались до вас, несмотря на все команды убийц, поставленные у нас на пути. За четыре часа мы узнали ваше имя и адрес, проникли в ваше владение, незаметно нейтрализовали вашу охрану. Согласитесь, что это хорошая работа.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – ответил китаец. – Если вы пришли потребовать с меня выкуп, назовите сумму. Мы можем договориться.

Они слышали, как Гребер ходит по дому, открывает и закрывает двери. Юбер шагнул вперед.

– Вы все равно все расскажете, мистер Та Чуэн. Мы назовем цену, и вы оплатите счет. Мы должны отомстить за погибших, мистер Та Чуэн. Предупреждаю, что вам будет больно... Ужасно больно.

Мак-Иленни, конвульсивно сжимавший кулаки, неожиданно взорвался:

– Да хватит с ним разговаривать, Господи!

Он набросился на китайца и принялся его избивать.

– Ты расскажешь, сука! Расскажешь! Это я тебе говорю!

Юбер не вмешивался. Лейтенант Мак-Иленни потерял по вине этого человека двух лучших друзей и сошел с тормозов. Это было объяснимо.

Кресло опрокинулось. Мак-Иленни пинками выбил из-под него китайца. Юбер начал бояться, что Ангел слишком ретиво взялся за дело.

– Потише, Ангел. Не убивайте его. Мертвые не говорят.

Лейтенант отступил на шаг, тяжело дыша. Он дрожал. Вернулся старший сержант.

– Ну? Веселимся? – спросил он, открывая дверь.

Он окинул взглядом комнату, потом добавил:

– Нет нужды нервничать. Здесь имеется отлично оборудованный подвал. Он великолепен. Просто великолепен!

вернуться

17

"Тата" – "голубой", педераст.

19
{"b":"5035","o":1}