ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он услышал Та Чуэна, зовущего боя и говорящего, что они должны поспешить в город, чтобы предупредить Абдуллу, но у него было такое чувство, что это происходит во сне и сейчас он проснется...

Мак-Иленни потерял сознание.

11

Юбер начинал себя спрашивать, приедут ли они когда-нибудь. У него затекли ноги, а влажная одежда вызывала желание чихнуть, что заставляло его почти без перерыва смачивать небо языком.

Он медленно поднял левую руку и правой поддернул рукав рубашки. Светящийся циферблат появился так близко от глаз, что он был вынужден их прикрыть: три часа тридцать минут. Они плыли ровно пятьдесят семь минут.

Его желудок сжала тревога. Он подумал, что большая лодка, несущаяся на огромной скорости, возможно, везет их на Суматру, на другую сторону пролива. Потом природный оптимизм взял верх. Суматра или что другое, они сумеют выкрутиться. Арки был отличным напарником, а опыт научил Юбера, что двое смелых, хорошо обученных людей, ладящих между собой, могут стать опаснее и эффективнее более крупной группы, не имеющей слаженности или сформированной из неравноценных элементов.

Юбер думал об этом, когда режим работы мотора резко изменился. В следующее мгновение центробежная сила бросила его на Арки. Он понял, что лодка совершает крутой поворот.

Последний рев мотора, задний ход. Большая лодка остановилась, ударилась обо что-то металлическое, загудевшее как гонг.

Юбер услышал, как водитель бросил якорь и громко выкрикнул что-то по-китайски. Ему ответили. Голос, казалось, шел с неба. Потом раздался громкий скрип плохо смазанных блоков.

Юбер старался интерпретировать все эти шумы и движения корпуса. Через относительно короткое время у него возникло ощущение, что Гребер и он остались на лодке одни. Он осторожно приподнял мешки, накрывавшие его голову. Корма лодки была пуста. Водитель исчез.

Юбер встал на колени. Арки последовал его примеру. Они освободились из-под мешков, дошли до края брезента и посмотрели наверх. Над ними нависала масса корабля. Юбер сразу заметил, что корабль странно неподвижен, хотя море шевелила сильная волна. Он склонился к противоположной стороне навеса. С борта свисала лестница, первая ступенька находилась в двух метрах над лодкой.

Юбер прошептал:

– Такое впечатление, что корабль сел на мель.

– Я подумал то же самое, – ответил старший сержант.

Юбер приподнялся на руках, потом присел на корточки.

– Пойдем? – спросил он, показывая на лестницу.

– Думаю, это неизбежно...

– Тогда надо сейчас.

Юбер и Гребер проверили надежность кинжалов за поясом, убедились, что наверху никого не видно.

Юбер подошел к лестнице, схватился за первую ступеньку, подтянулся и встал на нее. Миновав полдюжины ступенек, он обернулся, чтобы подождать старшего сержанта.

Он был готов поставить бочку виски против ящика непарных искусственных женских грудей, что корабль действительно сидит на мели. Факт, что водитель лодки просто бросил якорь вместо того, чтобы пришвартоваться к кораблю, был достаточно убедительным.

Арки оказался совсем рядом с Юбером. Они поднялись тихо, стараясь, чтобы не заскрипели блоки, поддерживавшие лестницу. Ночь была по-прежнему светлой, и они увидели, что лестница не доходит до верхней палубы, а заканчивается на середине, возле дыры, зияющей в борту корабля.

На последних ступеньках они удвоили бдительность и наконец рискнули ступить на площадку... Темнота была такой густой, что невозможно было разглядеть, что находится по другую сторону открытого большого люка. У Юбера был фонарик, но он не решался им воспользоваться. Секунд десять они вслушивались, оставаясь неподвижными. Никакого шума, кроме ударов волн, регулярно бьющихся о корпус.

– Останемся здесь, – буркнул старший сержант.

Юбер размышлял. Люди, находившиеся на этом корабле, не имели никакой причины опасаться вторжения со стороны моря. Значит, они чувствовали себя в безопасности. Логический вывод: темные помещения наверняка были пустыми.

Юбер достал фонарик и направил луч вперед, прикрывая его ладонью левой руки. Они увидели довольно большое помещение, примерно четыре на шесть метров. В глубине его они заметили коридор и бесшумно, благодаря каучуковым подошвам, добрались до него. Юбер осветил коридор налево, потом направо. В этот момент до них долетели шум шагов и звук голосов. Юбер выключил фонарь.

– Что будем делать? – спросил Гребер.

Юбер был человеком быстрых решений.

– Нападем на них.

– А если их дюжина?

– Все равно. Отступать некуда.

– Семпер Фи! – застонал Гребер с комичным видом. – "Сахарные задницы" никогда не отступают!

– Мы герои, а они – дерьмо! – заключил Юбер.

В левой стороне коридора довольно далеко от них, вдруг появился слабый пляшущий огонек. Одним движением Юбер и его товарищ прижались к стене. Юбер был ближе к углу. Они подождали, глубоко дыша и расслабляя все мускулы, чтобы суметь напасть в наилучших условиях.

Люди приближались. Они не торопились и оживленно разговаривали по-китайски. Двигавшийся впереди них огонек – несомненно, свет фонаря – с каждой секундой становился ярче. Юбер похлопал товарища по левой руке, предупреждая, что схватка неизбежна.

Люди завернули за угол, ничего не подозревая. Юбер, не любивший рисковать без нужды, нанес тому, кто был к нему ближе, страшный удар ребром ладони по сонной артерии. Фонарь упал и покатился к дальней перегородке из-за крена судна. Гребер бросился на второго человека, но тот в отчаянном рывке отскочил. Гребер промахнулся и, не в силах удержаться на ногах, тяжело ударился о железо. Юбер увидел, что китаец выполнил безупречный кувырок вперед и встал на ноги в двух шагах от укороченной лестницы.

Юбер бросился к нему со всех ног, но было уже поздно. Китаец перепрыгнул через барьер и нырнул в море головой вниз. Юбер услышал внизу "бух". Он нагнулся и увидел только пену и расходящиеся концентрические круги. Потом все успокоилось.

Шатаясь, подошел сильно оглушенный Гребер.

– Он прыгнул?

– Да, но не видно, чтобы вынырнул.

Прыжок с такой высоты в подобных условиях мог плохо закончиться. Китаец мог удариться об воду и сломать позвоночник. Мог он удариться и о дно.

Они подождали еще минуту, прочесывая взглядом блестящую неспокойную поверхность моря. Безрезультатно.

– Он готов, – решил старший сержант, выпрямляясь.

Они вернулись к первому китайцу, лежавшему без сознания в начале коридора. Гребер подобрал большой фонарь. Стекло разбилось, но фонарь продолжал работать.

– Осветите его, – попросил Юбер.

Гребер выполнил просьбу и констатировал:

– Можно подумать, мальчишка.

Юбер ответил:

– С китайцами всегда так. Он выглядит на пятнадцать лет, но вполне может быть тридцатилетним.

Китаец был одет в короткие полотняные штаны, бесформенные и бесцветные, и майку, которая когда-то была белой.

– Это не тот, кто нас привез, – заметил Юбер. – Тот был повыше и одет в рубашку.

Он сел на корточки и стал приводить свою жертву в чувство. Его усилия должны были вот-вот увенчаться успехом, когда неожиданный треск заставил их замереть.

– Лодка! – крикнул Гребер.

Юбер вскочил и бросился вслед за старшим сержантом. Мотор уже работал на полную, когда они достигли лестницы. Они увидели высокую худую фигуру, поднимающую якорь. Гребер помчался вперед как сумасшедший. За ним бежал Юбер, жалевший теперь, что у них нет огнестрельного оружия. На короткое мгновение они поверили, что успеют, но лодка резко сорвалась с места, и Гребер, уже собиравшийся прыгнуть, с огромным трудом сумел удержаться за поручни.

– Сволочь! – крикнул он.

Юбер схватил его за ворот рубашки и помог восстановить равновесие. Большая лодка уносилась в открытое море.

– Этот сукин сын приведет подкрепление, вот увидите! Через час или два на нас навалится целая компания.

Юбер думал точно так же. Они поднялись.

23
{"b":"5035","o":1}