A
A
1
2
3
...
24
25
26
27

– Успокоимся, старина. Не будем растрачивать силы...

Ошеломленный Гребер отступил на три шага и произнес отчаявшимся голосом:

– Вы сами сказали, майор... Мы дошли до конца... Еще час, и мы будем так же мертвы, как ребята.

12

Телефонный звонок вырвал Джо Брауна из неспокойного сна, населенного кошмарами. Он нащупал трубку и поднял ее.

– Хэлло! Браун слушает.

– Простите, что разбудил вас, дорогой друг, – сказал хорошо поставленный голос. – Это Гиббс. Энтони Гиббс...

Браун сразу же пришел в себя. Гиббс был тем офицером спецотдела разведки, который с английской стороны вел дело об исчезновении американских морских пехотинцев. Это его Браун проинформировал о предпринятой акции, прося для пятерки определенной безнаказанности за неизбежное нарушение законов.

– Хэлло, Гиббс! Что нового?

– Вас кое-что обязательно заинтересует, дорогой друг. Как можно скорее приезжайте ко мне. Катей-билдинг, квартира двести тридцать. Как можно скорее, я настаиваю.

– О'кей, Гиббс! Еду.

Браун положил трубку и рывком вскочил. Если этот англичанин с чопорными манерами позволил себе разбудить его в четыре часа утра, дело обещало быть очень важным. Этот чертов Каттер и его морские пехотинцы, должно быть, наломали дров, перешли все границы. Может быть, попались с поличным при убийстве или поджоге Катей-билдинга... Откуда ему знать?

Браун оделся за две минуты, спустился в лифте в подвал, где стояла его машина, и пулей сорвался с места. Он был по-настоящему встревожен. Если этот тип из ЦРУ и его команда головорезов вызвали вмешательство Гиббса, положение Брауна становилось крайне неприятным. Англичане сумеют добиться от правительства Сингапура его высылки. Англичане не любят шум, а скандалы – еще меньше...

Браун прекрасно знал Катей-билдинг, где находился Американский клуб. Это было огромное здание с претензией на небоскреб, в котором располагались отель, кинотеатр, два ресторана и несколько роскошных квартир. Сразу после войны в нем разместился штаб Дальневосточного командования.

Браун доехал за несколько минут, оставил машину в запрещенном для стоянки месте и вбежал в здание. Ночной сторож храпел, накрыв голову полотенцем. Браун не счел нужным его будить. Он знал, где находится квартира.

В спешке он ошибся этажом и закончил путь пешком. Высокий блондин в сером костюме открыл ему дверь после первого же звонка.

– Я Джо Браун... Гиббс меня ждет.

– Прекрасно.

Большая, как бальный зал, прихожая, заставленная дорогими китайскими безделушками... Огромная гостиная в том же стиле...

– Подождите здесь, мистер Браун.

Браун ждал секунд десять. Вошел Гиббс, свежий, розовый, и, несмотря на раннее время, одетый с иголочки.

– Как ваши дела? Присаживайтесь, я хочу вам рассказать одну историю. Ваши приятели попали в затруднительное положение.

– Я догадался, – сказал Браун.

– У них неприятности, но они проделали хорошую работу. Даже, если все они погибнут, дело будет раскрыто.

– Где они?

– Один – в больнице с полудюжиной пуль в теле. Врачи почти не надеются его спасти. Двое других исчезли.

– Рассказывайте, – поторопил Браун.

– Мы уже давно подозревали некоего Та Чуэна в более или менее незаконной деятельности. Одна из наших осведомительниц сумела завязать с ним знакомство и была у него этой ночью, когда пришли ваши товарищи. Они довольно жестко допросили Та Чуэна и заставили его признаться, что он в значительной степени ответствен за исчезновение ваших морских пехотинцев. Поскольку он не мог говорить после примененного к нему метода, он написал свою исповедь. Нашей осведомительнице удалось завладеть этими листками. Она услышала, как руководитель вашей группы заставил Та Чуэна известить своих заказчиков, что может немедленно передать им нескольких морских пехотинцев.

Браун вздрогнул.

– Этот парень наделен невероятной храбростью.

Гиббс угостил Брауна сигаретой, взял одну себе и щелкнул зажигалкой.

– Предупрежденные нашей осведомительницей о месте и времени встречи, мы отправились туда... в качестве наблюдателей. Мы увидели, как с моря подошла большая моторная лодка. Человек с лодки начал разговор с боем Та Чуэна. В это время руководитель группы и старший сержант вплавь добрались до лодки и спрятались на ней. Лодка ушла... К сожалению, мы не предусмотрели эту возможность и не смогли последовать за ней.

– Не хотел бы я оказаться на их месте, – прошептал Браун.

Гиббс выпустил длинный столб дыма, кашлянул и продолжил:

– Лейтенант Мак-Иленни совершил большую неосторожность. Он положил в машину свой пистолет-пулемет и повернулся спиной к Та Чуэну. Тот схватил opyжие и расстрелял лейтенанта.

– Это невероятно! – возразил Браун. – Мак-Иленни – отлично подготовленный морской пехотинец. Он бы никогда не совершил подобной глупости.

– Все произошло у нас на глазах, – заверил его Гиббс. Мы сами не могли в это поверить. У нас сложилось впечатление, что он сделал это намеренно.

– Невероятно, – повторил Браун.

– После этого, – продолжал англичанин, – мы услышали, как Та Чуэн сказал своему бою, что должен срочно предупредить Абдуллу. Абдулла – организатор дела, тот, кто платил Та Чуэну по тысяче американских долларов за каждого доставляемого морского пехотинца. Мы проследили за их машиной, и они привели нас сюда. Абдулла оказался не кем иным, как симпатичным мистером Хуангом.

Браун подскочил.

– Хуанг?..

– Он самый. Он здесь, в своем кабинете. Мои сотрудники сейчас допрашивают его...

– Хуанг! Но тогда выходит, что он предает...

– Не обязательно... – Саркастически улыбнувшись, Гиббс добавил:

– Немного воображения, Браун! Какова основная цель этих людей в течение многих лет, а? Вы не думаете, что с восемнадцатью трупами морских пехотинцев и соответствующей мизансценой они могут легко добиться ее осуществления?

Браун стал мертвенно-бледным. Он понял.

– Господи! – воскликнул он. – Это ужасно!

– Полностью с вами согласен.

Браун поднялся в сильном возбуждении.

– Надо заставить его говорить. Мы должны найти майора Кейсвита и старшего сержанта Гребера...

Дверь, в которую вошел Гиббс, резко распахнулась. Из нее выскочил китаец в пижаме и бросился, как будто за ним гнались черти, к широким окнам на терассу. За ним бежали двое англичан.

– Остановите его! – крикнул Гиббс.

Он метнулся к китайцу, Браун кинулся за ним, но они опоздали. Китаец без колебаний прыгнул через балюстраду террасы. Они подбежали к краю, когда уже все было закончено. Долгие секунды они молча вглядывались в темное крестообразное пятно на широком тротуаре. Браун отошел первым. Он думал о своих соотечественниках, добровольно бросившихся в пасть волку, и о том, что исчезла последняя надежда быстро найти их.

– Это был Хуанг? – спросил он для очистки совести.

– Он, – ответил Гиббс.

Англичанин потребовал у своих подчиненных объяснений, распорядился убрать тело. Браун предложил:

– Нельзя ли снова взять Та Чуэна?

Гиббс отрицательно покачал головой.

– Та Чуэн ничего не знает. Ему платили за американских морских пехотинцев в форме, и он их поставлял. Но он никогда не пытался понять, что происходит с товаром и для чего он может понадобиться.

Зная репутацию Та Чуэна, Браун не стал спорить. Но за что зацепиться? Гиббс предложил:

– Просмотрим досье Хуанга. Если у нас остался хотя бы один шанс, он должен находиться там...

Они направились к кабинету. Зазвонил телефон. Гиббс ускорил шаг и поднял трубку.

– Хэлло?

Задыхающийся голос китайца спросил:

– Абдулла?

Гиббс знал несколько китайских слов из тех диалектов, на которых говорят две-три наиболее крупные общины в Сингапуре.

– Да, – ответил он.

– Мне нужно немедленно встретиться с вами. Это очень важно. Будьте через десять минут в обычном месте. На корабле два каких-то типа.

Гиббс хотел задать вопрос, но таинственный собеседник повесил трубку.

25
{"b":"5035","o":1}