ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хорошо сказано, Ангел!.. – одобрил Льюис.

Они не торопясь прошли мимо замерших посетителей ресторана и оказались рядом с группой британских моряков. Один из них вполголоса возмутился:

– Эти "сахарные задницы" считают, что им все позволено... Настоящие мерзавцы!

Юбер решил, что пришло время вступить в дело. Он сам приказал устроить как можно более громкий скандал, чтобы через час все знали, что в ночной Сингапур вышла группа из пяти морских пехотинцев.

Он остановился и нейтральным тоном спросил матросов, уже откладывавших вилки:

– Что вы тут сказали, матросня?

Они не ответили, напуганные видом пятерки, развертывавшейся вокруг них... Старший сержант Гребер взял белую бескозырку одного из матросов и осведомился сладким голосом:

– Ты плохо слышишь, Лими[7]? А то я тебе прочищу уши.

Он попытался сунуть палец в ухо матросу. Юбер призвал его к порядку:

– Отдохни, Арки!

– Слушаюсь, Конрад.

Старший сержант с сожалением посадил бескозырку на голову англичанину, натянув ее на глаза. Потом он взял полную па три четверти бутылку пива и медленно вылил ее содержимое на бескозырку с поднятыми краями.

– Я угощаю, – сказал он, неприятно посмеиваясь.

На этот раз он перешел границу. Моряки встали как один и налетели на него. Их было семь или восемь, и они, возможно, думали, что офицеры не встрянут в дело напрямую.

Те вмешались не сразу. Арки был достаточно взрослым, чтобы позвать на помощь, когда понадобится. Стол взлетел в воздух вместе со всем, что на нем стояло. Полетели стулья. Арки орал, как в доброе время войны с японцами:

– Сейчас прольется кровь!.. Кровь!.. Кровь!..

Он "вырубил" троих, но англичане дрались как одержимые, и он согнулся под их численным превосходством.

– Семпер Фи![8] – крикнул он. – Ко мне, «сахарные задницы»!

Юбер обратился к капитану Грею:

– Я думаю, Ас, нужно послать помощь.

Мартин Грей с большим достоинством проронил:

– Слушаюсь, Конрад.

Он коснулся плеча лейтенанта Льюиса, экс-чемпиона межармейских соревнований по боксу в среднем весе.

– Вперед, Анчор... Расчистите путь.

Льюис пришел в движение. Это был настоящий бульдозер. Он схватил за воротник первого матроса, развернул его и оглушил молниеносным хуком в челюсть.

– Первый! – начал он счет.

Та же участь постигла второго, потом третьего. Теперь Гребер вернул себе превосходство. Меньше чем через десять секунд после вмешательства Льюиса победа морских пехотинцев была полной, и сражение прекратилось из-за отсутствия противника.

В этот момент прибежал патруль английской военной полиции. Первым движением Гребера было удрать, но капитан Грей остановил его подножкой, отправившей сержанта на неподвижные тела жертв.

– Не двигайся, дурак! – буркнул Льюис.

Юбер непринужденно дождался, пока патруль не остановился в нескольких шагах, и сказал спокойно, но с изрядной долей иронии:

– Вот и вы, джентльмены! Наконец-то! Эти матросы могли нас перебить...

– Майор, – начал было начальник военных полицейских.

– Хватит, сержант! – отрезал Юбер. – Заберите этих людей и будьте довольны, если я не подам рапорт.

Пораженный унтер-офицер посмотрел на восьмерых моряков, лежавших на полу среди перевернутых столов и стульев, потом на Гребера, который, поднявшись, вытирал платком кровь, запачкавшую ему лицо.

– Уходим, морпехи! – решил Юбер.

И они ушли, как будто ничего не произошло, преследуемые взглядами сотни местных, онемевших от удивления.

– Ловко вы заткнули ему рот, Конрад! – пробормотал Гребер немного погодя. – Это было великолепно!

– Вас поранили? – спросил Юбер.

– Ничего. Две или три царапины... Эти мерзавцы носили кольца.

Они остановились возле тира и взяли каждый по ружью. Несколько минут шла настоящая пальба, но они все стреляли слишком хорошо, чтобы соревноваться.

– Отодвинь мишени, – внезапно потребовал Гребер. – До шестисот метров. Черт! Надо же немного повеселиться...

Хозяин тира, старый китаец с морщинистым, как яблоко, лицом, вежливо посмеялся. Вокруг пятерки образовалась толпа восхищенных мальчишек.

– Что здесь делают эти сопляки? Ну-ка! В постель!

Подошла пара смешанной евроазиатской крови, нежно державшаяся под руку. Мужчина взял ружье, выстрелил и промахнулся. Гребер расхохотался.

– Поднимай трусы Мэгги![9]

Евразиец вздрогнул и сильно побледнел.

– Откуда он знает твое имя? – спросил он свою ошеломленную спутницу.

Юбер едва успел подумать, что иногда случаются забавные совпадения. Вне себя от ярости, евразиец направил ружье в грудь старшего сержанта.

– Ты умрешь! – закричал он.

Ружье было однозарядным, и в стволе ничего не осталось. В любом случае Гребер бы выкрутился. Он тысячи раз повторял это движение, и оно стало настоящим рефлексом... Ружье отлетело в сторону, а ревнивец в то же время получил удар ногой в низ живота, от чего завопил сильнее, чем двадцать сирен.

Юбер понял, что это привлечет к ним внимание, но и Мак-Иленни, находившийся ближе, тоже понял это. От сильного удара в солнечное сплетение крикун замолчал и сполз по стойке на землю. Гребер с большой досадой выразил извинение:

– Я не знал, что вас так зовут. Я не нарочно...

Бледная, как покойница, молодая женщина не ответила. Она дрожала. Юбер спросил старого китайца, есть ли поблизости медпункт. Старик ответил утвердительно и велел ребятишкам проводить туда морских пехотинцев.

Гребер взвалил свою жертву на спину и донес до медпункта. Молодая женщина шла позади на почтительном расстоянии. Гребер воспользовался возможностью, чтобы дать себя перевязать.

Когда они вышли из здания, Юбер сухо напомнил:

– Я же вам советовал не искать историй с местными жителями...

– Я не виноват, – агрессивно ответил старший сержант. Не мог же я догадаться, что его цыпочку зовут Мэгги, и не мог же я...

Капитан Грей резко перебил его:

– Спокойнее, Арки! Конрад прав. Ты прекрасно знал, что ружье не заряжено, и незачем было играть по-настоящему. Того типа можно было успокоить иначе. В следующий раз будь повнимательнее.

– В следующий раз я вообще ничего не буду делать.

– Ты сделаешь то, что тебя попросят.

Старший сержант встал по стойке "смирно".

– Слушаюсь, капитан.

Юбер продолжил примирительным тоном:

– Не надо забывать, что нам предстоит выполнить невероятно важное и опасное задание. Надо пройти маршрут до конца...

Они зашли в танцевальный зал гигантских размеров. Дорожка была с посадочную полосу авианосца. По обеим сторонам дорожки стояли отделенные балюстрадой столики.

Народу было полно – китайцы, малайцы, индийцы и моряки разных национальностей. Пятерка нашла стол и заказала виски. Оркестр замолчал. Танцоры ушли с дорожки. Девицы определенного типа уселись на скамейки, поставленные специально для них вдоль барьера. В подавляющем большинстве это были китаянки в длинных, плотно облегающих платьях с глубоким разрезом внизу. Когда они садились, обнажались бедра.

– Вот это курочки! – пробормотал возбужденный старший сержант. – Некоторым из них я бы охотно сказал парочку слов...

– Мы здесь не для того, чтобы веселиться, Арки, – возразил капитан Грей. Он посмотрел на Юбера и тихо добавил: – Сногсшибательное место, а?

– Да, – согласился Юбер, – совершенно сногсшибательное. Он повел по сторонам своим металлическим взглядом. – Очень хорошее поле для маневра.

– Понял, – сказал Гребер. – Как-нибудь нужно будет вернуться сюда, чтобы развлечься...

– Тут есть даже земляки, – прошептал Мак-Иленни, заметивший группу американских моряков. – Это прекрасно.

– Бедные малыши, – хмыкнул Льюис. – Придется принести их в жертву государственным интересам.

вернуться

7

Прозвище англичан в Азии.

вернуться

8

Девиз морской пехоты.

вернуться

9

Так морские пехотинцы называют красный флажок, который поднимают над мишенью, когда стрелок промахивается.

4
{"b":"5035","o":1}