ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он встал на ноги. В голове у него как будто звенел колокол. Ом ощупал одежду своих жертв, нашел точно такой же кинжал, как тот, что у него взяли, и стал ждать...

Прошли бесконечные секунды, потом человек с лодки позвал, не слишком повышая голос. Юбер ответил нечленораздельным бурчанием на горловой ноте. Он держал кинжал за клинок и старался глубоко и ровно дышать, чтобы как можно скорее вернуть себе спокойствие.

Появилась фигура человека. Он остерегался и держался на приличном расстоянии. Снова позвал. Юбер ответил примерно тем же образом. Когда он понял, что противник не подойдет ближе, то сам придвинулся, чтобы сократить расстояние. Снаружи крытый кузов грузовика должен был казаться черной дырой. Даже если бы тот его увидел, то не мог бы узнать.

Юбер поднял руку в последний момент. Его мускулы распрямились, и нож просвистел, летя к цели. Отличный бросок, если бы он удался, но человек успел пригнуться. Юбер целился в центр мишени. Нож задел плечо неизвестного, который завопил и бросился бежать, петляя, как заяц, к морю.

Юбер выпрыгнул и кинулся к кинжалу. Однако силы еще не вернулись к нему. Задохнувшись и чувствуя, как раскалывается от боли его голова, он упал лицом в песок.

Он еще лежал, хрипя, когда сквозь шум прибоя пробился треск мотора. Невероятным усилием воли Юбер приподнялся. Слишком поздно. Лодка на большой скорости уносилась, оставляя позади себя белый след пены.

Много минут он оставался неподвижным, потом подобрал кинжал и вернулся к грузовику. Двое неизвестных приходили в себя. Он снова стукнул их головами и вытащил из машины. Потом перенес на песок своих товарищей.

Это были капитан Грей, лейтенант Мак-Иленни и старший сержант Гребер. Убитый лейтенант Льюис был увезен на лодке в неизвестном направлении.

Чтобы привести в чувство трех морских пехотинцев, Юбер использовал тот же способ, что так хорошо помог ему самому. Он растер им лица льдом, вызвал у них рвоту, потом заставил принять по таблетке от опьянения.

Ему пришлось ждать, пока средство начнет действовать. Хронометр показывал три часа тридцать пять минут, но это ничего не давало, поскольку он не знал, в котором часу потерял сознание в салоне танцевального зала. Он ощупал свои карманы и убедился, что у него ничего не взяли – ни документов, ни денег.

Юбер подошел к кромке воды, чтобы почистить свою грязную форму. Ему захотелось искупаться... Когда он вышел из теплой воды, почти заново родившийся, трое других начали двигаться. Двое переносчиков тоже. Он оглушил их снова и связал веревками, найденными в грузовике.

Затем Юбер осмотрел машину, но не нашел ничего интересного. Табличка указывала, что владельцем является "Сингапур'с Фишермен и Компания".

Трое моряков настолько пришли в себя, что могли выслушать его. Он рассказал им, что произошло, не умолчав и о почти бесспорной смерти лейтенанта Льюиса. Потрясенные, подавленные, они едва реагировали. Потом старший сержант Гребер расплакался горькими слезами и стал себя обвинять. Он виноват, что Анчор умер. Он должен был присматривать за офицерами. Они взяли его с собой именно для этого, а он обманул их доверие. Он думал только о том, чтобы напиться бесплатно и подурачиться, тогда как должен был оставаться трезвым, как верблюд, и постоянно начеку. Он просто гнусный сукин сын. Он знает, что говорит. Он больше не достоин оставаться в рядах Шестого полка морской пехоты, среди отважных "сахарных задниц". Он попросит перевода...

Наконец капитан Грей приказал ему замолчать. Юбер предложил им искупаться в море, чтобы окончательно привести их в чувство. Грей и Мак-Иленни пошли, а Гребер отказался.

– Я буду сторожить этих негодяев, – буркнул он.

Юбер подошел к грузовику и влез в кабину. Ключ был на приборной доске. Он завел мотор, поискал рычаги скорости и выключил контакт. Лучшее, что они могли сделать, это вернуться в Сингапур и отправиться на эсминец. Надо будет вызвать туда Джо Брауна, устроить совещание и проанализировать ситуацию.

Он смотрел, как ветер шевелит кокосовые пальмы между пляжем и дорогой, когда услышал сзади вопли. Юбер выпрыгнул из кабины и побежал, доставая свой кинжал. Двое офицеров морской пехоты вылезали из воды так быстро, как только могли, крича непонятные слова.

Юбер понял, что произошло, увидев старшего сержанта Гребера, который в безумной ярости расплющивал головы пленных ударами каблука. Юбер схватил унтер-офицера за пояс и повалился с ним на песок. Гребер с пеной бешенства на губах попытался выколоть ему глаза растопыренными пальцами. Юбер едва успел парировать. Рефлексы старшего сержанта еще не вернули обычную быстроту. Юбер оглушил его, ударив ребром ладони по переносице.

Грей и Мак-Иленни склонились над двумя несчастными, чьи головы были превращены в кашу. Они посмотрели на Юбера.

– Ничего нельзя сделать. Он их убил. Юбер едва не плакал от досады.

– Я должен был догадаться, – сказал он, – когда увидел, как он потрясен смертью Льюиса. Он захотел за него отомстить.

– Не вините себя, – возразил Грей тихим голосом. Это я...

Юбер пожал плечами и перебил его:

– Споры об ответственности ничего не дадут. Мы потеряли единственную серьезную надежду узнать...

Они решили выбросить тела в море и дать полиции разобраться самой. Мак-Иленни привел Гребера в чувство контрзахватом из джиу-джитсу. Старший сержант, казалось, совсем не помнил, что сделал. Они посадили его в кузов, а сами втроем сели впереди, Юбер – за рулем.

– Судя по маяку вдали, – спросил он, – Сингапур там?

Он указал пальцем за плечо.

– Конечно, – подтвердил капитан Грей.

Юбер задним ходом выехал на шоссе. Грузовик набрал скорость. Через пять минут они проехали мимо большого отеля, построенного между дорогой и морем. Грей сообщил:

– Это "Сивью". Мы на Мейер-Роуд. Четверть часа езды от центра города.

Юбер гнал, придавив педаль газа к полу. Грузовик был старым, но мотор тянул хорошо. Жутко дрожавшая кабина переживала превратности возраста хуже.

Они достигли пригорода. Высоко взметнувшийся над холмом "Берд'сай вью" маяк непрерывно посылал сигналы через Малакский пролив. Разноцветные огни указывали положение кораблей, стоящих на якоре в порту. У Юбера возникла мысль:

– Мы доедем на этой колымаге до первого полицейского поста. Скажем, что видели, как из нее выбежали какие-то люди, да что угодно... Так мы узнаем, краденый этот грузовик или нет.

Двое других согласились.

– Потом, – сказал Грей, мы попытаемся найти то заведение, где нас накачали наркотиками.

– Вы думаете, нас накачали наркотиками? – спросил Мак-Иленни.

– Конечно, – подтвердил Юбер. – Но найти то место, возможно, будет непросто. Вы не заметили адрес? Признаюсь, что я был не в состоянии это сделать.

Двое морских пехотинцев смущенно молчали.

– Мы наверняка найдем беззубую старуху. Она замешана в дело. Заставим ее расколоться.

Юбер заметил:

– Не знаю, как вы себя чувствуете. Что касается меня, двенадцать часов сна пойдут мне на пользу.

– В Гвадалканале, – возразил Грей, – мы дрались без сна день и ночь, пока не перебили всех япошек.

– Мы не в Гвадалканале, – ответил Юбер. – Здесь решаю я. Если мы бросимся на поиски сейчас, без отдыха, без информации, то можем потерпеть полное поражение. Льюису мы уже ничем не поможем.

Они заметили полицейский пост. Вдруг Мак-Иленни вспомнил об их вчерашних подвигах.

– Вы не думаете, что нас заберут, если мы туда сунемся? Они наверняка еще не забыли о наших проделках.

– Черт! – огорчился Юбер. – Вы правы. Оставим колымагу перед дверью и уйдем по-английски Браун сообщит нам.

Они остановили грузовик возле тротуара, вышли и подняли Гребера, заснувшего в кузове. Им пришлось вытаскивать его оттуда за ноги.

– Оставьте меня, – ворчал он, – я хочу спать...

Запах рыбы пропитал его одежду, и остальные с отвращением заткнули носы.

– Иди сзади, – приказал капитан. – От тебя воняет!

9
{"b":"5035","o":1}