ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Энрике зажег сигарету и аккуратно положил погашенную спичку в пепельницу. Этот своеобразный демарш не вызывал в нем никакого беспокойства. Энрике Сагарра не имел нервов и был прирожденным актером. С той самой секунды, когда он переступил порог префектуры, Энрике действительно верил, что спокойно спал этой ночью в своей постели в гостинице, а наглые преступники воспользовались его сном, чтобы угнать у него машину.

Наконец пришел офицер. Энрике показал ему свой мексиканский паспорт на имя Питера Гимеры, администратора компании, и начал рассказывать свою историю. И то, как он прекрасно говорил на бразилейро[3], и манера поведения, отточенные жесты – все это внушало уважение. Офицер дал договорить ему до конца, не перебивая... и только потом вежливо проинформировал, что машина была найдена рано утром на дне ущелья в нескольких километрах от Петрополиса. Мертвый похититель был обнаружен там же, в машине.

Энрике принял удрученный вид и спросил, опознан ли похититель. Да, речь шла о некоем Перо Кабрале, личности малоинтересной и уже имевшей неприятности с полицией.

– Нужно, чтобы вы сделали письменное заявление, – закончил офицер, – но сейчас у меня нет времени – важная встреча... Могли бы вы зайти сегодня сразу после полудня?

Энрике в очередной раз проклял тщеславие бразильцев, отказывающихся признавать, что живут в тропиках, и считающих делом чести работать по расписанию стран с более умеренным климатом, даже в самую сильную жару.

– Я приду, – просто ответил он.

Офицер встал и пошел к двери.

– Простите, но я очень спешу.

И ушел, оставив посетителя несколько удивленным таким образом действий. «Должно быть, у этого парня неприятности с благоверной», – подумал Энрике, не торопясь выходя из кабинета.

В коридоре, где царил полумрак и стояла очень приятная прохлада, он увидел обеспокоенную парочку, которая, казалось, что-то робко искала. Мужчина был среднего роста толстячок, женщина – очаровательная красавица, пышнотелая, одетая в тесное платье золотого цвета, чудесно проявлявшее все ее прелести.

Энрике остановился на пороге кабинета и, не в силах оторвать взгляда, сделал вид, что пропускает их. Но мужчина тоже остановился и обрадованно обратился к нему:

– Мы заблудились, – сказал он, вытирая лоб платком. – Мы не очень хорошо расслышали номер кабинета.

Энрике, ум которого был тренирован и развит, а сообразительность безупречна, ответил с самой очаровательной улыбкой:

– Может быть, вы мне объясните, о чем идет речь?

Мужчина заколебался, посмотрел на женщину и начал:

– Так вот... У нас есть подозрения, понимаете...

Он подыскивал слова. Женщина смотрела на него с возмущением и, казалось, не была с ним согласна полностью. Это подтолкнуло толстяка.

– Это дело о шпионаже, – быстро заговорил он. – Вернее, может быть... потому что у нас нет доказательств.

Энрике расцвел.

– Дело о шпионаже? – повторил он. – Вам просто повезло. Именно ко мне вам и следовало обратиться.

Он посторонился и показал рукой на дверь, приглашая:

– Проходите, прошу вас.

Мужчина с торжествующим видом подтолкнул женщину вперед!

– Вот видишь, я не ошибся!

Энрике тщательно закрыл дверь, пригласил их сесть. Потом без зазрения совести сел на место офицера, принимавшего его несколько минут раньше, и взял карандаш и листок бумаги.

– Ну что ж, – сказал он с важным видом. – Будем действовать по правилам. Сначала – имя и адрес.

Мужчина провел пальцем за мокрым от пота воротником рубашки.

– Меня зовут Хосе Моарес, – ответил он, – а это моя жена Марианна. Мы живем на руа до Кортуме, в глубине тупика.

– Какой квартал?

– Сан-Кристовао.

– Профессия?

– Бухгалтер.

– Ваши родители живы?

– Отец – Томе Моарес. Он живет в Манаусе.

Энрике спросил у него точный адрес, потом задал еще несколько вопросов, чтобы они не могли усомниться, что имеют дело с настоящим офицером полиции. Наконец, откинувшись на спинку кресла, он спросил:

– Ну вот, теперь приступим к делу. Рассказывайте, я слушаю вас. Вы кого-то подозреваете в шпионской деятельности, если я правильно понял? Да?

Моарес не переставая вытирал пот, заливавший ему лицо. Его жена сидела прямо, держась немного враждебно. Энрике с трудом оторвал взгляд от восхитительных глаз женщины и подумал, что похудей она килограммов на десять, могла бы произвести сенсацию в любом обществе.

– Значит так, – ответил Моарес. – Речь идет об унтер-офицере военного флота, которому мы сдаем комнату. Его зовут Бенто Итикира...

Энрике записал имя. Моарес продолжал говорить, не переставая вытирать пот. Он просто фонтанировал, повествуя о том, как в конце рождественской ночи, выпив лишнего, Итикира разоткровенничался с Марианной...

Энрике попросил молодую женщину повторить рассказ. Она не противилась, но сделала это довольно сухо, с видимым усилием быть искренней.

– Надеюсь, он никогда не узнает, что это мы выдали его, – сказала она в заключение.

Энрике стал успокаивать ее, широкая улыбка расплылась по его лицу, приоткрыв мелкие острые зубы.

– Не бойтесь, дорогая сеньора. Вы исполнили свой патриотический долг, а полиция умеет хранить тайны. Расследование, которое мы проведем, будет настолько скрытым, что объект даже не заметит его...

– Ну, а я тебе что говорил? – Моарес посмотрел на жену с видом превосходства.

Энрике встал. Он не хотел затягивать эту встречу. В любую минуту сюда могли зайти и потребовать у него объяснения.

– Мы вам очень признательны, – сказал он. – Возвращайтесь домой и не волнуйтесь. Возможно, я зайду к вам, если мне понадобятся некоторые дополнительные сведения...

– К вашим услугам, – уверил Моарес, подталкивая жену в коридор.

Энрике подождал, пока они уйдут и тоже вышел, сунув в карман листок, на котором делал заметки. История достаточно неопределенна, и тем не менее что-то такое в ней было. По крайней мере Энрике получил предлог задержаться в Рио подольше. Нужно было предупредить мистера Смита, что непредвиденное дело задерживает его в Бразилии...

Он вышел из здания полиции и пошел пешком в направлении Праса да Република. Ему было нужно все обдумать и выработать план...

7

Бенто Итикира чувствовал себя подавленным. Всем, кто с утра спрашивал его о причине мрачного взгляда и зеленого лица, он отвечал одинаково: похмелье. Но сам-то прекрасно сознавал, что виной этому не только злоупотребление алкоголем. Его мучало кое-что еще.

Он не мог не думать о Марианне, но его мысли двоились. Образ обнаженного пышного тела молодой женщины, живое и очень ясное воспоминание о том, что произошло между ними, преследовали Бенто. Он хотел Марианну и чувствовал, что не будет знать покоя до тех пор, пока снова не возьмет ее, пока не услышит снова, как она кричит под ним от наслаждения...

Но он также прекрасно помнил о том, несмотря на опьянение, что именно сказал ей в тот момент, когда она клала игрушки для ребенка. Бенто не переставал себя спрашивать, как он мог расслабиться до такой степени. Конечно, он много выпил, но сказалось прежде всего волнение, вызванное воспоминаниями, оно сыграло основную роль.

Что же будет дальше? Моаресы выражали идеи, очень близкие к его собственным, но, насколько он знал, они не входили в Лигу... Марианна питала к нему слабость, в этом он был убежден, и, возможно, она ничего не расскажет мужу. Может быть, она уже забыла то, что он сказал. Во всяком случае, она не обратила на это внимания...

Он ответил на приветствие двух моряков, шедших ему навстречу, и попытался перевести мысли на что-нибудь другое. «Маррис Баррос» стоял на якоре перед островом Кобрас. Уже около двух месяцев сторожевик служил учебным кораблем для двух десятков курсантов – унтер-офицеров. Итикире было поручено обучать их радиоделу и работе с радаром, но с утра «Маррис Баррос» был на приколе, как раз из-за поломки радара. Последнее время такие поломки стали довольно частыми. Итикира добился наконец от командования решения на замену оборудования.

вернуться

3

Вариант португальского языка, на котором говорят в Бразилии; сильно отличается от употребляемого в самой Португалии.

10
{"b":"5036","o":1}