A
A
1
2
3
...
25
26
27
...
32

Моарес покраснел.

– Простите, ваше предложение делает мне честь, но ресторан для меня слишком дорог.

– Об этом не беспокойтесь, – ответил тот с радушной улыбкой. – Будьте моим гостем, окажите мне услугу. Я терпеть не могу есть один. Вы вполне можете принять мое приглашение, ведь сегодня 31 декабря! Договорились!

Моарес хлопнул себя по лбу.

– Верно! Я об этом забыл... Может быть, мне послать жене телеграмму, что я прилечу сегодня вечером. Она не ждет меня так рано.

Сосед заговорщицки улыбнулся.

– На вашем месте, – возразил он, – я бы не посылал телеграмм. Это дорого стоит. Лучше сохраните деньги, а вечером сделаете приятный сюрприз вашей жене, поздравив ее с Новым Годом и подарив цветы, которые как раз сможете купить на деньги, сэкономленные на телеграмме. Ну, как задумано?

Сам Моарес до этого бы не дотумкал: сделать Марианне сюрприз с цветами. Как давно он не дарил ей цветы? Наверное, с самой их свадьбы.

– Вы, несомненно, правы, – сказал он.

Самолет остановился. Стюардесса открыла дверь. Сосед встал.

– Ну, пойдемте, я вас приглашаю.

Моарес вышел вслед за ним.

* * *

Цепочки машин непрерывно вливались на стоянку возле края лагуны, словно река в озеро.

Энрике нашел место со стороны дорожки, оставленной для движения, как раз перед «фордом» Бенто Итикиры. Встав здесь, он мог видеть моряка в зеркало заднего обзора, не рискуя, что заметят его самого.

Бенто Итикира вышел, прошел назад и открыл багажник. Большой «кадиллак», пропускавший другую машину на стоянку, на мгновение закрыл Энрике обзор. Когда он увидел унтер-офицера вновь, тот сидел на корточках перед машиной и смотрел под нее.

Потом Бенто Итикира встал и пошел к кассам ипподрома.

Энрике вышел из машины, захлопнув дверцу, и собрался последовать за моряком. Его взгляд машинально упал на передок «форда» – зачем Итикира смотрел туда? – и нечто неожиданное поразило его.

Номер машины был другим. Энрике замер на несколько секунд с открытым ртом. Потом его мозг быстро заработал. Итикира сменил номер машины не без причины, а если номер этой машины можно заменить так легко, это тоже должно иметь конкретную причину. Энрике колебался недолго. Он инстинктивно решил дать моряку уйти и пронаблюдать за «фордом».

Он сел в свою машину, стараясь сделаться как можно меньше и незаметнее, но и не упустить из виду ту машину.

Шло время. Прозвучал колокол, объявляющий начало первого заезда, машины перестали подъезжать. Энрике подумал, что до конца скачек ничего не произойдет, и ему захотелось заглянуть в «форд».

Он вышел с небрежным видом, мгновение полюбовался крутым склоном Корковадо, где возвышалась статуя Христа-искупителя, раскинувшего руки над городом, потом подошел к «форду».

Поблизости никого. Он обошел вокруг машины. Сзади номер также был заменен. Энрике нагнулся, нажал пальцем на верхний угол таблички с номером. Та подалась, поворачиваясь вокруг своей оси. Очень просто и очень хитроумно.

Энрике закурил сигарету, внимательно следя за окрестностями. Он не заметил ничего подозрительного и сел в «форд», благо дверцы того не были заперты. Он осмотрел машину изнутри, заглянул в отделение для перчаток. Ключи лежали там на толстом конверте из темной бумаги.

Энрике взял конверт, оставил ключи и вышел. Через несколько минут, сделав круг, он сел в свою машину и открыл конверт.

Вот это открытие! На двадцати пронумерованных листках был детальный план сооружений военно-морской базы в заливе Гуанабара, от Сахарной Головы до Ните-роя, включая Остров Губернатора.

Другие рукописные листки содержали сведения о военном арсенале Рио, о строящихся или ремонтируемых там боевых единицах, об укреплениях на побережье.

Это была отлично сделанная работа. У Бенто Итикиры был, очевидно, точный и кропотливый ум...

Энрике задумался, не переставая при этом следить за ближайшими окрестностями, чтобы избежать любого нежелательного сюрприза. Если моряк оставил эти компрометирующие документы в отделении для перчаток вместе с ключами, это могло означать только одно: кто-то должен был зайти за ними и, возможно, уехать на этой машине. А замена номеров? В мозгу Энрике блеснула молния.

Он сложил все бумаги в конверт и сунул его под резиновый коврик, покрывавший пол «шеви». Потом он вышел и стал внимательно оглядывать стоянку.

Скоро он нашел то, что искал: совершенно идентичный «форд» с теми номерами, которые раньше были на первом. Быстрая проверка доказала Энрике, что номера на нем поворачиваются тем же способом. Очень хитро. Двое агентов могли обмениваться информацией, даже не приближаясь друг к другу...

Энрике дождался пока охранник стоянки отойдет, сел в «форд» и сразу открыл отделение для перчаток. Ключи лежали там, на конверте из темной бумаги.

В конверте были деньги в банковских билетах. Энрике оставил их на месте – не из честности, а по расчету.

Он вернулся в «шеви», закурил сигарету, потом достал конверт, заменил документы старой газетой и положил его туда, откуда взял, повернув разорванной стороной в глубину. Маловероятно, что тот, кто придет за ним, проверит содержимое перед тем, как уехать.

После этого он вернулся в свою машину и стал ждать. Времени у него теперь было много.

17

Вернувшись со скачек, Бенто Итикира извлек из темного конверта пять купюр по тысяче крузейро каждая и улыбнулся. В его договорах с дипломатом, а потом с Борисом вопрос о деньгах никогда не вставал, но раза два или три, если не считать сумм, необходимых для покупки «контакса», а затем и «форда», Бенто получал довольно значительные вознаграждения. Ни одно из них не доставило ему такого удовольствия, как это. Был канун новогоднего праздника, а Марианна была одна...

Мальчик еще играл в тупике, хотя уже стемнело. Бенто вышел из своей комнаты и увидел, что молодая женщина на кухне.

Она посмотрела на него, улыбнулась и сказала:

– Сегодня вы выглядите лучше, чем вчера вечером.

– Все прошло. Послушайте, Марианна, сегодня я выиграл на скачках крупную сумму. В прошлую субботу вы любезно пригласили меня на ужин. Теперь моя очередь. Я приглашаю вас. Если хотите, сначала мы сходим в кино, а потом я поведу вас ужинать в «Сертас». Это очень хороший ресторан, вот увидите.

Она казалась по-настоящему удивленной предложением и некоторое время не давала ответа. Наконец она вытерла руки о фартук и смущенно сказала:

– Я не хочу вас огорчать, но это невозможно. Если нас кто-нибудь увидит...

– Никто нас не увидит. «Сертоа» дорогой ресторан; вы не встретите там ни одного оборванца из Сан-Кристовао.

Он засмеялся.

– Соглашайтесь, вы же сгораете от желания сходить туда. Я предлагаю вам такую встречу Нового Года, какой у вас никогда не было. Разве от этого можно отказаться?

Она шумно вздохнула.

– Это безумие. А потом, мне нечего надеть...

Он понял, что выиграл.

– Ваши платья очень хороши, – уверил он, – а вы для меня всегда прекрасны.

Она розовела от удовольствия.

– Вы очень любезны, Бенто.

Она посмотрела на будильник, стоявший на буфете, и сказала неожиданно решительным тоном:

– Мне надо покормить мальчика и уложить его. Подождите меня в вашей комнате.

– Договорились.

Он повернулся и хотел было идти к себе, но она позвала его:

– Бенто!

– Да?

– Будет лучше, если мы выйдем из дома порознь... Из-за соседей, понимаете? Вы идите первым, а я вас догоню.

Он улыбнулся.

– Все будет так, как вы хотите.

Его сердце снова сильно билось, но на этот раз оно стучало от радости, и он даже и не подумал сосчитать частоту пульса.

* * *

Хосе Моарес был поражен великолепием освещенного залива, качавшегося в иллюминаторе «Ди Си 4». Часы показывали десять двадцать. При вылете из Багии произошли неполадки с двигателем, и из-за этого самолет сильно опаздывал. Теперь Хосе жалел, что не отправил жене телеграмму. Хотя, он приедет достаточно рано, чтобы самому поздравить ее с Новым Годом.

26
{"b":"5036","o":1}