ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Серебряная ведьма
Каменная подстилка (сборник)
Темное дело
Тёмный
Огонь в твоём сердце
Ошибки прошлого, или Тайна пропавшего ребенка
Демон никогда не спит
Люди в белых хламидах
Группа крови
A
A

– Я за сигаретами! На пару минут!

Он добежал до табачного ларька на углу улицы и попросил разрешения позвонить. Нервно набрав номер, он тихо заговорил:

– Синьор Витторио? Это Антонио... Вы меня слышите? Только что в «Гарибальди» приходил один человек и наводил справки о синьоре Франсисе Альбрехте. Утверждает, что знаком с ним, и удивляется, что тот убежал через окно, не заплатив по счету. Какой он из себя? Высокий, крепкий; такому парню не захочется наступать на ногу. Скорее блондин, волосы подстрижены бобриком, глаза голубые. От их взгляда холод пробирает, если вы понимаете, что я хочу сказать. В непромокаемом плаще американской армии и в шляпе. Уехал на кабриолете «мерседес», номер Т-353-56. Дал мне десять долларов, чтобы попытаться меня разговорить. Что?.. Нет, о журналистишке ни слова. Всего хорошего, синьор Витторио. Всегда к вашим услугам... Что? Насчет денег... Не к спеху. Заезжайте завтра... Всего хорошего.

Он повесил трубку; лицо его просто светилось от радости. Он делал себе состояние! Ах, если бы он мог откровенно поговорить с тем парнем, что только что уехал, сказать ему: вот столько мне платят с той стороны, если вас это интересует, удвойте цену... Ничего! Может быть, если подумать, он сумеет его найти.

Он взял блок сигарет, заплатил и побежал к «Гарибальди». В тот момент, когда он входил в дверь, ночь разорвал вой сирены. Потом остался только шум дождя. За его спиной захлопнулась дверь. Он увидел инспектора Франчетти, облокотившегося о стойку и тихо разговаривающего с хозяйкой. Какого дьявола этот грязный легаш приперся снова? Может быть, из-за бегства Альбрехта?

Юбер оставил машину на виа Франческо перед синагогой. Было около половины одиннадцатого, может быть, чуть больше.

Проверив работу позиционных огней и заперев дверцы на ключ, он поглубже надвинул шляпу, поднял воротник плаща, застегнулся, сунул руки в карманы и зашагал по залитой дождем мостовой.

Погода никак не хотела налаживаться. Должно быть, судам в Адриатике приходилось туго. Наклонившись вперед, чтобы лучше сопротивляться порывам ветра, Юбер дошел до виа Карпизон и повернул направо. Визит в «Гарибальди» разочаровал его. Он надеялся получить какие-то сведения, а вынес только чувство настороженности, не основывавшееся ни на чем конкретном.

Что-то в этом заведении было не так. Внизу был матросский притон, а комнаты соответствовали гостинице третьего разряда, гостинице для среднего класса.

Но больше всего его беспокоил Антонио.

Юбер заметил, что подошел к виа Маркони. На одной ее стороне деревья парка образовывали темную стену, кренящуюся под напором порывистого ветра.

Насвистывая «Мадлон», Юбер свернул налево.

Держась настороже, он вглядывался в занавес дождя, сквозь который с трудом пробивался свет фонарей. Его обогнал мужчина, шедший торопливыми шагами, нагнув голову. Затем прошла женщина, едва не выколовшая ему глаз зонтиком, который выворачивало ветром. Проехал ярко освещенный автобус; пассажиров в нем было мало. В этот вечер жители Триеста предпочитали оставаться у себя дома.

Он прошел мимо дома девятнадцать, не замедляя шаг и на ходу осмотрев его: стена забора, живая изгородь, железная калитка, маленький дворик, дом стоит в глубине. Ни слева, ни справа прохода нет...

Он пересек улицу, идущую под прямым углом, и продолжал идти вдоль ограды парка. Ничего подозрительного: на улице не было ни одной стоящей машины с пассажирами.

Он хотел уже повернуть назад и перешел на другую сторону улицы, когда явственно ощутил, что за ним следят.

Долгая привычка к жизни в опасности развила в Юбере своего рода шестое чувство, экстрасенсорную восприимчивость, на которую он мог положиться и которую шутя называл «своим радаром».

Он отказался от своего замысла и продолжал идти прямо, сжимая под левой мышкой твердый и успокаивающий бугор. «Смит и Вессон» последней модели.

Человек сзади приближался. Юбер чувствовал это по возрастающему напряжению мускулов спины.

Он остановился у фонарного столба, который мог послужить ему защитой, и сунул руку под пиджак. Его пальцы сомкнулись на рукоятке пистолета и слегка приподняли его, чтобы убедиться, что он свободно выходит из кобуры, сделанной из мягкой кожи.

Он увидел нечеткий из-за дождя силуэт человека и снова принялся высвистывать на мгновение прерванную «Мадлон».

Человек прошел мимо, не обратив на него внимания. Юбер был разочарован. Он знал, что этот человек интересуется им.

Неожиданно человек вернулся.

Юбер на несколько сантиметров вытянул оружие из кобуры.

Человек остановился. Он был маленьким, коренастым, с очень широкими плечами. Парень, твердо стоящий на ногах.

– У вас не будет огоньку, синьор?

Он сунул в рот сигарету, как по волшебству оказавшуюся у него в руке. Юбер заколебался. Действительно ли это Тито? Сделать условным знаком просьбу дать прикурить было полным идиотизмом. Попросить огоньку может кто угодно, а чтобы сделать это, Юберу придется отпустить оружие и отдать себя на милость неизвестного.

Его нервы натянулись, тело напряглось; он опустил «Смит и Вессон» в кобуру, вынул руку, покопался в кармане плаща.

Его движения были медленными и размеренными. Он увидел, как неизвестный поднес руки к груди, и успокоился. Это наверняка был Тито, догадавшийся о его неуверенности.

Он взял из коробки спичку, потер ее не тем концом...

Человек засмеялся тихо, потом громче.

– Это ваша кузина из Калифорнии научила вас так зажигать спички?

Он убрал в карман сигарету, а Юбер коробок.

– Вы Тито?

– Да. Баг приказал мне поступить в ваше распоряжение. Можете на меня положиться, патрон.

Парень был симпатичным и выглядел решительным. Баг знал, что Юбер никогда не согласится работать с размазней или с новичком.

– Вы давно здесь? Давайте пройдемся, поговорить можно и на ходу...

Они пошли, удаляясь от дома девятнадцать.

– Больше двух часов, патрон.

– Вас не засекли?

– Не думаю. Раз я до сих пор жив...

– Это ничего не значит, – сухо сказал Юбер. – Может быть, они предпочитают проследить за вами, чтобы узнать, с кем вы связаны.

– Может быть, – согласился Тито, не смущаясь. – А теперь, если хотите меня выслушать... Я успел немало узнать.

– Давайте.

– За домом девятнадцать следит еще один тип. Очевидно, он здесь уже давно.

– Где он прячется?

– На верхушке дерева в парке, как раз напротив. Я его еле заметил. Баг мне сказал, что кто-то обязательно должен быть, вот я и не сдавался. У него есть рация; она его и выдала. Ветер, конечно, шумит сильно, но голоса все равно слышно. Я крался по парку, как краснокожий, и вдруг сверху раздалось: «...выдержу. Я тут привязался...» Дальше все было просто. Пять минут спустя я уже мог забраться к нему, не ошибившись веткой...

Юбер пожал Тито руку:

– Отличная работа. Думаю, мы поладим.

Югослав продолжил:

– Это еще не все. Баг мне говорил, что в девятнадцатом только женщина. Так вот, там есть и мужчина...

Юбер остановился.

– Что вы сказали? Вы уверены?

Тито тоже остановился, потом пошел снова, потянув Юбера за рукав:

– Пойдемте, нельзя останавливаться, нас засекут. Да, я в этом уверен. Я затаился в парке, у решетки, как раз под деревом, на котором сидит тот парень, потому что так было меньше опасности, что он меня засечет. Я ясно видел две тени через щель между ставнями в освещенной комнате слева.

Порыв ветра, более сильный, чем остальные, заставил его замолчать. Он ждал хоть небольшого затишья, чтобы продолжить свой рассказ. Юбер заметил:

– Если вы смогли увидеть, что в доме два человека, а не один, как мы предполагали, противник тоже должен знать об этом.

Тито перепрыгнул через лужу и подождал Юбера, чтобы ответить:

– Не думаю. Если малый на дереве их единственный наблюдатель, он ничего не мог видеть. Косые щели ставней направлены вниз, а он сидит слишком высоко, чтобы заметить хотя бы тени... Он, наверное, должен только засекать, кто приходит к женщине.

23
{"b":"5037","o":1}