ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Теория всего. От сингулярности до бесконечности: происхождение и судьба Вселенной
Варгань, кропай, марай и пробуй
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
Всегда кто-то платит
Война 2020. На южном фланге
Коловрат. Знамение
Маленькая женщина в большом бизнесе
Потерянные девушки Рима
A
A

Значит, Юбер, согласно кодексу, принятому в кругах разведки, находился в состоянии законной самозащиты. Он должен был убить, чтобы не погибнуть самому.

Было около пяти часов, и день клонился к закату, когда в начале улочки остановилась машина. Хлопнули дверцы. Послышались голоса. Кто-то спросил, где живет фрейлен Хагеманн.

Юбер поднялся на локте.

– Тебя зовут, – сказал он Фрее.

Она не слышала. Ему пришлось толкнуть ее, чтобы заставить встать. Шаги уже звучали под окнами.

– Да поторопись ты!

В дверь соседнего дома стучали. Убедившись на этот раз, Фрея поспешила надеть платье, потом туфли. Она выбежала из комнаты, стараясь привести в порядок свою прическу.

Юбер встал и надел брюки, на случай, если у визитеров появится мысль зайти к Ханно. Он услышал, как на улице девушка спрашивает мужчин, чего они хотят. Наступила пауза. Она закричала:

– Отец!

– Да, фрейлен.

– Несчастный случай? Говорите! Объясните мне!

– Очень серьезный случай. Он работал на столбе... Двадцать миллионов вольт.

Новое молчание. Юбер почувствовал дрожь, пробежавшую по его спине, и взял рубашку, чтобы надеть ее.

– Он?.. Он?..

Фрее не удавалось произнести слово, обжигающее ей горло.

– Умер, – ответил мужчина глухим голосом. – Сгорел, как факел.

Последняя, ужасная пауза. Юбер заправил рубашку в брюки; его руки дрожали. Потом Фрея разрыдалась. Мужчины, несомненно, из милиции, увели ее со словами утешения.

Юбер прошептал для самого себя:

– Это омерзительно!

Он так думал.

* * *

За несколько минут до полуночи Юбер снова находился за изгородью, в нескольких шагах от милиционера, несшего охрану сзади виллы Монтелеоне.

Юбер волновался, неприятно посасывало под ложечкой. Теперь игра шла по-крупному. Если итальянский ученый передаст ему планы, все практически закончится Ему останется только выполнить инструкции по возвращению. Вряд ли покинуть Россию будет труднее, чем проникнуть в нее.

Сердце колотилось в его груди, кровь стучала в висках. Иногда ему казалось, что часовой, стоящий всего в трех метрах, должен слышать эти удары.

Когда Юбер уходил из деревни шпетов около половины одиннадцатого, Фрея еще не вернулась. Она, конечно, осталась в морге у останков своего отца. Юберу не хотелось с ней встречаться.

Ханно Гугенбергер должен был находиться на пути домой. Когда он вернется к себе ранним утром, он найдет помещение пустым и никогда не узнает, что стало с Юбером.

По крайней мере Юбер на это надеялся. Но если Монтелеоне по какой-то причине не смог получить планы, ему придется вернуться к шпетам на необходимое время.

Подъехала машина. Юбер глубоко вздохнул. Часовой тотчас ушел к улице встретить сменщика. Юбер перепрыгнул через забор одним прыжком и покачнулся, едва не вывихнув ногу, приземлившись на другой стороне.

Он прыгнул, чтобы уцепиться за гребень стены. Обычно само начало действия мгновенно рассеивало тревогу ожидания; но на этот раз тревога не отпускала его. Он отнес это на счет своих любовных излишеств, подтянулся, перебросил одну ногу, другую, спрыгнул дальше от стены, чтобы не наступить на клумбу.

Тут же он почувствовал позади себя опасность, но слишком поздно. Прислонившись к стене, невидимые милиционеры спокойно ждали его. Они заломили ему руки за спину и надели наручники, не оставляя ни малейшего шанса.

Ошеломленный Юбер без сопротивления позволил себя увести. Вокруг него было четверо, не считая тех, что стояли на улице. Они вывели его через парадный вход. В доме темно... Монтелеоне сдал его. Монтелеоне предупредил МВД... Монтелеоне, в котором мистер Смит, казалось, был так уверен!..

Он сел в громоздкий черный "зим" между двумя милиционерами, наставившими на него свои "наганы". Двое других сели впереди, рядом с шофером. Машина поехала.

Юбер знал, как себя вести на допросе, которому его подвергнут. Это было предусмотрено "Детальными инструкциями". Тактика была направлена в основном на то чтобы выиграть время, поскольку было немыслимо полностью обмануть людей из МВД.

Около четверти часа они ехали по красивому спящему городу. Потом "зим" остановился перед большим новым зданием, где находилось управление МВД по Таджикистану.

Никто не обратился к Юберу ни с единым словом. Его высадили из машины. С двумя милиционерами по бокам, крепко державшими его за руки, он вошел в здание, потом в лифт. Двое других остались внизу: в них больше не нуждались.

Седьмой этаж, коридор, еще коридор. Дверь с табличкой "Комната допросов". Конвоиры втолкнули его, и Юбер вошел.

Комната была средних размеров, стены зеленовато-голубого цвета, довольно неприятного. В комнате были только письменный стол и стул; на столе железная линейка и лампа. Больше ничего.

Юбер подумал, что проведет неприятную четверть часа; несомненно, за ней последуют многие другие. Он не впервые попадал в руки МВД и приготовился к боли.

Два милиционера вывели его на середину комнаты, обыскали и выложили содержимое его карманов на стол. Они по-прежнему не говорили с ним, и Юбер был этим доволен, поскольку сам не имел никакого желания говорить с ними.

Милиционеры отошли от него, закурили. Они, конечно считали, что вполне заслужили это. Потом в коридоре послышались шаги, и появились двое мужчин в штатском. Первый был маленьким, черноволосым, сухим и нервным. У него был пронзительный и трудновыносимый взгляд. Второй, ничем не выделяющийся, был блондином среднего роста, ярко выраженного монгольского типа. Оба были одеты по советской моде в широкие брюки без складок, мятые пиджаки и плохо выглаженные рубашки с открытым воротом.

Маленький сделал милиционерам знак выйти. Второй закрыл дверь. Маленький обратился к Юберу по-русски:

– Я комиссар Василий Григорьев, а это мой помощник, Юрий Абдарханов.

Юбер остался невозмутимым, хотя был несколько удивлен этим неожиданным знакомством. Комиссар Григорьев сел за стол на единственный стул. Его помощник прислонился к стене.

– Как тебя зовут? – спросил комиссар.

– Хайнц Крит.

– Шпет?

– Да.

Григорьев начал изучать содержимое карманов Юбера, лежавшее перед ним. Юбер спрашивал себя, дежурили ли эти двое ночью или их разбудили специально для него.

– Ты приехал из Красноводска?

– Да, товарищ комиссар.

– Зачем ты сюда приехал?

Юбер рассказал историю о пропавшей сестре. Поскольку он с трудом изъяснялся по-русски, комиссар перебил его:

– Если ты хочешь говорить по-немецки, я тебе разрешаю. Я хорошо понимаю этот язык, и мой помощник тоже.

Юбер поблагодарил его и продолжил на немецком. Григорьев посмотрел фотографию "сестры" и передал ее своему помощнику.

– Как ты приехал? На поезде?

– Нет, товарищ комиссар. У меня не хватало денег. Я ехал на попутных машинах, просил шоферов подвести меня.

– Каких шоферов?

Юбер жестом показал, что не знает.

– Я не спрашивал у них фамилий, товарищ комиссар.

Ему пришлось уточнить, на скольких грузовиках он доехал из Красноводска и маршрут каждого из них. Григорьев делал заметки.

– Когда ты приехал?

– В среду, после обеда.

– Сегодня пятница... Вернее, суббота, – поправился комиссар, посмотрев на свои часы. – Где ты жил все это время?

– Спал на улице, товарищ комиссар.

– На улице? Ночи холодные. Где ты спал?

– Везде. В садах.

– Где провел последнюю ночь?

Юбер был начеку. Он подстраховался:

– В саду, где меня только что арестовали.

Комиссар посмотрел на него добродушным взглядом. Второй остался невозмутимым. Юбер был обескуражен Все шло не так, как он мог вообразить.

– И этой ночью ты опять вернулся туда спать?

– Да, товарищ, комиссар.

– Мне кажется, ты смеешься надо мной, Хайнц Криг. Этот сад охраняется милицией. Вокруг есть много других садов, неохраняемых.

Юбер пожал плечами и принял вид идиота.

13
{"b":"5039","o":1}