ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понимаю.

Юбер криво улыбнулся.

– Несколько часов назад мой дорогой друг просил рассказать ему, каким способом я добрался от границы до Сталинабада и где я спал, приехав сюда. Это вещи, которые я бы не рассказал даже моей матери, если бы она еще была жива. В нашей корпорации болтовня стоит дорого.

Они помолчали. Потом Ханно спросил:

– Что вы будете делать теперь? Все пропало?

Юбер быстро размышлял. На его лице застыла непроницаемая маска.

– Нет, – возразил он, – не все пропало. Они хотели меня провести. Ну что же, я сыграю с ними свою шутку. Ханно, вы должны мне помочь. Сожалею, старина, но вам придется засветиться.

Шпет решительно пожал плечами.

– Инструкции, полученные мною, предписывают помогать вам всеми способами. Так что, давайте.

– Так вот, вы войдете в контакт с настоящим Монтелеоне. Я полагаю, что вы прощупали почву?

– Конечно, обычное дело. Я подумал, что это может нам пригодиться.

– Ну и что?

– Точно та же топография, что на улице Чита; может быть, чуть полегче.

– Прекрасно. Вы пойдете туда сегодня же вечером. Время поджимает. Постарайтесь, чтобы он передал вам фотокопии планов в ближайшее время. А я вернусь на улицу Чита: нельзя, чтобы они о чем-нибудь догадались.

– Как мы будем поддерживать связь? Вы думаете, что мы сможем ходить друг к другу? В следующий раз они сделают все возможное, чтобы проследить за вами.

– Я об этом думаю... Значит, не будем встречаться до тех пор, пока все не закончится, то есть, пока вы не получите планы. Для связи, как мне кажется, нам может быть полезна Мария.

Ханно покачал головой:

– Я же вам сказал, что мало знаком с ней и ни о чем не могу ее просить; это было бы слишком рискованно.

– Она вполне может принести мне сообщение, не зная об этом. Подумайте. Что-нибудь абсолютно безобидное, что имело бы значение только для нас... Приклеить что-нибудь к корзинке, например. Вы можете достать разноцветную клейкую бумагу? Белый цвет означал бы, что планы у вас, а черный – что вы не можете их получить... Серый, что получите их через некоторое время.

Ханно согласился.

– Это очень легко. Вам останется только посмотреть под корзину, когда она вернется с рынка.

– Прекрасно. Доработаем детали... Если вы приклеиваете белый – планы у вас. Значит, задерживаться больше нечего. В этом случае надо назначить встречу на тот же вечер, в половине первого ночи, где-нибудь...

Ханно поскреб подбородок.

– Вы знаете парк "Грузинский"?

Юбер быстро подумал.

– Да, – ответил Юбер, – я знаю, где это. Мне это прекрасно подходит.

– Так вот, в парке "Грузинский", за памятником Ленину.

– Отлично, вы передадите мне планы и... Черт побери!

Он вспомнил, что в ночь с воскресенья на понедельник он, поверив Монтелеоне, ушел от него к "Голиафу". Монтелеоне даже простер свою любезность до того, что указал ему более надежную дорогу через соседние сады. Нет никакого сомнения, что за ним следили до дома сапожника. Они не стали вмешиваться, потому что надеялись захватить всю сеть без особого труда. Но "Голиаф", бедняга "Голиаф" наверняка провалился. Что делать?

Юбер объяснил, что произошло. Ханно мягко ответил:

– Все зависит от того, знает ли этот тип других членов цепочки.

– Конечно.

– Тогда, – произнес Ханно, – колебаться нельзя. Когда орган поражен гангреной, его надо отрезать, чтобы она не разошлась по всему телу.

Юбер вздохнул.

– Это маленький, очень симпатичный человек.

– Здесь это не имеет никакого значения.

Юбер посмотрел на Ханно:

– Вы можете этим заняться?

Ханно поморщился и посмотрел на свои руки.

– Да, конечно.

– Не надо делать это слишком рано. Только, когда вы получите планы и встреча будет назначена на тот же вечер. Если мы встретимся в половине первого, вы сделаете это за час до того. Если раньше, обнаружение трупа может все испортить.

– Понял.

– Теперь, – сказал Юбер, – у меня больше нет цепочки для возвращения.

– Я займусь этим; сделать фальшивый путевой лист для моего грузовика несложно. Если у нас будет целая ночь, прежде чем поднимется тревога, мы будем спасены. Доверьтесь мне, я все улажу.

Юбер дружески улыбнулся.

– Вы очень ценный человек. А ваше начальство не забеспокоится из-за вашего долгого отсутствия? Я думал, вы работаете шесть дней в неделю.

Ханно показал свою забинтованную руку.

– Когда я получил сообщение мистера Смита, то поранил себе руку, чтобы иметь бюллетень.

Юбер не смог удержаться от смеха.

– Вы отличный парень, Ханно. Я это скажу им, когда вернусь.

Он поднялся.

– Да, вот еще, – сказал он. – Почему бы вместо бумаги, которая может отклеиться, не использовать цветные карандаши? Мария ходит с плетеной корзинкой, кажется?

– Да.

– Хорошо, договоримся о новых цветах: синий – планы у вас, встреча вечером; коричневый – вы их получите через некоторое время. Черный – ничего нельзя сделать. Поняли? Повторите.

Ханно медленно повторил инструкции, потом предложил:

– Что касается коричневого, я могу сделать столько полосок, сколько дней нужно подождать.

– Хорошо. Возьмите достаточно жирные карандаши и не бойтесь нажимать.

– Будьте спокойны.

– Теперь я пойду. Все мои надежды на вас, Ханно.

Они обменялись рукопожатием.

– Будьте внимательны при выходе, – посоветовал Ханно. – Хотя теперь риска стало меньше: мой любопытный сосед загнулся. Его убило электричеством. Отделались!

– Надо же! – произнес Юбер. – Несчастный случай?

– Да.

Юбер вышел без приключений и направился к городу. Автобус подвез его довольно близко к улице Чита. Он все же купил сигареты, поскольку выходил за ними.

– Такая хорошая погода, что я прогулялся, – объяснил он ничего не спросившему часовому. – Какой красивый город Сталинабад!

Он толкнул ворота, прошел по двору, попытался открыть дверь. Заперта. Он позвонил.

Итальянец открыл. Когда Юбер непринужденно проходил мимо него, он яростно прошипел:

– Вы совсем сошли с ума!

Юбер повернулся к нему и улыбнулся:

– Нет, не совсем. Не преувеличивайте.

Итальянец сделал ему знак молчать из-за Марии, которая могла услышать из кухни. Они прошли в гостиную. Итальянец, который наверняка им не был, так же как не носил фамилию Монтелеоне, включил радио. Музыка Чайковского обеспечила относительную безопасность, и он раздраженно спросил:

– Куда вы ходили? Почему не предупредили меня?

Юбер, сунув руки в карманы, спокойно ответил:

– Ходил прогуляться. Погода была хорошая, а мне очень нравится этот город. А вас я не хотел беспокоить, потому что вы были заняты своей перепиской.

Итальянец ударил кулаком правой руки по ладони левой.

– Это полный идиотизм! Я с таким трудом выдумываю правдоподобную историю, а вы все портите одной глупостью.

Юбер удивился.

– Я не понимаю, почему вы так разнервничались. Уверяю вас, что МВД не нашло никаких препятствий к тому, чтобы я прогулялся по городу. Доказательство: тип, дежурящий у ворот, мне ничего не сказал ни при выходе, ни при возвращении. Ну, так что?

Итальянец не сдавался.

– Они наверняка проследили за вами.

Юбер иронически улыбнулся.

– Они, может быть, попытались, – возразил он, – но я от них оторвался. Я не вчера родился и знаю много способов избавляться от мешающих мне.

Итальянец глубоко вздохнул и, казалось, успокоился.

– Хорошо, – сказал он, – расскажите, куда вы ходили.

Юбер ответил, не заставляя себя упрашивать.

– Я сходил к тому, кто должен переправить нас на ту сторону. И правильно сделал! Он никак не может обеспечить наш уход сегодня вечером...

Явно сильно разочарованный, итальянец перебил:

– Как это: он не может?

– Да, не может, – спокойно повторил Юбер. – А если он так говорит, это правда. Он не фантазер и не трус... Поймите, что он в деле не один. Задействована целая цепочка. И если хотя бы одно ее звено не может действовать, все откладывается.

23
{"b":"5039","o":1}