ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хорошо, идите со мной. Секунду, я возьму оружие.

Он мгновенно исчез в темноте. Юбер слышал, как он роется в каком-то сундуке, потом он вернулся. Афганец вложил ему в руку револьвер.

– Барабан полный?

– Да, вам только опустить предохранитель. Пошли.

Вдруг из темноты прозвучал женский голос. Якуб коротко ответил на своем языке. Женщина замолчала. Юбер взял Я куба за куртку, чтобы не потерять его во мраке. Они спустились по скрипучей лестнице. Якуб прошептал:

– Зайдем сзади.

Они вышли через кухню в сад, где шелестели пальмы. Юбер отпустил Якуба; снаружи было достаточно светло.

Они подошли к низкой двери в боковой стене конюшни. Якуб приложил к ней ухо, потом с тысячей предосторожностей открыл ее, провел Юбера следом за собой и закрыл дверь. Юбер вновь взялся за полу куртки афганца. Они стали тихо продвигаться в темноте. Сено на полу заглушало их шаги.

Якуб тихо открыл другую дверь, и их взглядам открылось странное зрелище. Позади полдюжины спящих верблюдов двое мужчин занимались третьим, видимо, Голом, слугой Якуба. Один из них направил луч карманного фонарика на перепуганное лицо слуги, а второй приставил к горлу несчастного острие кинжала.

Тот, кто держал кинжал, говорил приглушенным голосом, и Юбер догадался, что он ведет допрос. Якуб прислушался. Он, несомненно, хотел знать, в чем дело, прежде чем вмешиваться. Наконец, когда слуга начал говорить, Якуб потянул Юбера за рукав, давая понять, что им пора вступить в игру.

Они отошли друг от друга на несколько шагов и двинулись вперед. Человек с кинжалом казался недовольным ответом слуги. Он повысил голос. Гол закричал. Его мучитель быстро зажал ему рот свободной рукой. Из горла бедняги потекла струйка крови.

Якуб громко крикнул. Юбер не понял слов, но догадался, что афганец должен был сказать: "Руки вверх!" или что-то вроде этого. В любом случае эффект был значительным. Двое неизвестных вздрогнули, как от удара электрического тока, и повернулись лицом к вошедшим. Луч света ударил Юбера прямо в лицо. Якуб закричал:

– Пригнитесь!

Юбер сделал это инстинктивно. Нож просвистел над его головой и воткнулся в стену. Грохнул выстрел. Человек с фонарем покатился по полу. Якуб включил свой фонарь, осветил человека с кинжалом, теперь безоружного, и произнес несколько слов. Замерев, человек медленно поднял руки вверх.

Юбер быстро зашел ему за спину и обыскал.

– Ни в руках, ни в карманах ничего нет, – сообщил он.

Он бросил взгляд на того, кого убил Якуб. Пуля угодила ему в лицо. Зрелище было ужасным.

Слуга поднялся на ноги. Рана на шее была неопасна: простой укол. Он бросился к своему хозяину и стал говорить очень быстро, с большим возбуждением, указывая пальцем на своего мучителя.

Когда он закончил, Якуб перевел для Юбера:

– Они видели, как мы приехали этой ночью, и хотели узнать, кто вы.

Юбер поморщился. Начало было плохим.

– Кто они?

Якуб с презрением плюнул на пол.

– Люди, которые служат тому, кто больше платит. В зависимости от того, что они бы узнали, они предложили бы информацию тем, кого она интересует.

Проблеск надежды.

– Якуб, вы уверены, что они не работают на какую-нибудь организацию?

– Уверен. Я их знаю. Они раза два или три пытались продать информацию мне. Я их всегда прогонял.

– Вы считаете, что они пришли сюда по своей собственной инициативе, что их никто не посылал?

– Готов дать руку на отсечение.

– Я очень хочу вам верить, но думаю, что мы могли бы его допросить.

Якуб не колебался ни секунды. Он отдал приказ слуге, тот взял веревки, валявшиеся на ящике для сена, и сразу же стал связывать пленного. Потом Якуб заговорил вновь. Гол вытащил кинжал, застрявший в стене, вернулся к неизвестному и пинком свалил его на землю.

Человек был смелым. Гол сел на него верхом, угрожая кинжалом, а он даже не моргнул. Но слуга зажал ему рот левой рукой и быстрым движением выколол глаз.

Юбер был ошарашен. Из глазницы потекла кровь. Человек извивался, как сумасшедший, под слугой, крепко державшим его и по-прежнему не дававшим закричать. Подошел Якуб, невозмутимый и жестокий. Он заговорил. Юбер догадался, что он предлагает пленному рассказать, кто его послал, иначе Гол выколет ему другой глаз.

По знаку хозяина слуга снял свою руку со рта человека. Тот громко застонал, но Якуб повысил голос, и тогда человек стал быстро говорить.

Когда он замолчал, переводя дыхание, Якуб сказал Юберу:

– Все так, как я и думал. Он увидел, что вы приехали и учуял хорошее дело. Он хотел знать, кто вы.

Юбер поверил. Он довольно часто принимал участие в допросах такого рода и узнал искренний тон голоса перепуганного человека. Он мягко заметил:

– Хорошо. Но теперь надо сделать так, чтобы он не смог нам вредить. Мы не можем позволить себе отпустить его.

– Об этом не может быть и речи.

Приказ Голу – и проблема была решена. Длинное лезвие кинжала вонзилось в грудь человека и достигло сердца прежде, чем тот понял, что с ним происходит. Ужасный хрип... Конец.

Якуб повернулся к Юберу.

– Возвращайтесь спать. Я и Гол перенесем тело подальше. В Балхе смерть этих двух шакалов никого не удивит. Просто чудо, что это не произошло раньше... Рука Аллаха привела их сюда в эту ночь.

– Инх Аллах, – сказал Юбер.

Он сам тщательно обыскал одежду убитых, но не нашел ничего интересного. После этого он пошел досыпать.

Неожиданно в коридоре второго этажа перед ним возникла женщина и что-то спросила, но он не понял. Женщина приняла его за Якуба. Она убежала с громкими криками, когда заметила свою ошибку.

Юбер без особого труда вернулся в свою комнату, снова лег на ковер, служивший ему постелью, и скоро заснул.

3

Следующий день тянулся для Юбера, которого хозяин дома попросил не покидать комнату, ужасно медленно.

Как хороший мусульманин афганец даже не подумал представить Юберу свою жену или дочерей, что, может быть, помогло бы ему скоротать время, если предположить, что она или они были хорошенькими.

Все же Якуб пришел разделить с Юбером дневную трапезу. Жена афганца все утро месила тесто, и вкусный запах горячего хлеба наполнял весь дом.

За едой они обсуждали будущее Афганистана, этой необычной страны, которая, будучи больше Франции, имеет всего три шоссейные дороги и ни одной железной. Не считая единственной автобусной линии, соединяющей столицу Кабул с Пешаваром в Пакистане, единственным способом передвижения остается древний – караван верблюдов. Объект особого интереса великих держав, Мохаммед Захир шах, стараясь ловко лавировать, принимал советский заем в три с половиной миллиона долларов, соглашался на строительство американцами гигантской плотины и автодороги, сдавал в аренду англичанам шахты, пускал в страну немецких техников и французских археологов.

Юбер и Якуб говорили также о проблеме патанов, живущих по обе стороны перевала Хайбер и испытывающих давление и со стороны Пакистана, и со стороны Афганистана. По мнению Якуба, можно всех примирить, если даровать автономию патанам, которые никогда ни у кого ничего не просили.

Потом Юбер перевел разговор на переход русской границы. Якуб признал, что она строго охраняется, но несколько человек, в том числе и он, прекрасно знают, как ее пересечь.

Прежде чем покинуть Юбера, чтобы заняться своими делами, Якуб сообщил ему, что трупы были обнаружены утром разносчиком воды на пороге одного дома на улице Тартари. Полиция начала расследование, но общее мнение таково, что обе жертвы полностью заслужили свою участь. Якуб думал, что они шантажировали многих людей в Балхе и в других местах.

Вторая половина дня тянулась невероятно долго. Юбер убивал ее, повторяя "Детальные инструкции". Он ничего не забыл: как и все крупные разведчики, Юбер обладал безупречной памятью.

Около шести часов стемнело. Вскоре после этого к Юберу пришел Якуб, и они поужинали на кухне. Женщин Юбер так и не видел.

4
{"b":"5039","o":1}