ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Певичка громко протестовала против грубого обращения с ее другом, но ее крик потонул в шуме голосов и звоне стаканов.

– Спасибо, – сказал я метрдотелю. – Хорошая работа.

– Вы очень любезны, сэр… Можно на несколько минут составить вам компанию?

– Конечно, – благодарно ответил я. – Можете даже положить ноги на стол, если хотите.

– Спасибо, – сказал он, присаживаясь.

Он знаком подозвал бармена. Тот бросился к нам.

– Бифштекс лейтенанта остыл, принеси другой. Бутылку скотча, содовую и лед.

– Слушаюсь, сэр!

Бармен исчез в темноте. Я посмотрел на хитрую непроницаемую физиономию метрдотеля и улыбнулся ему:

– Кажется, вас зовут Тони?

– Да, лейтенант.

– Если бы я был склонен подозревать всех и вся, то сказал бы, что эта бутылка пахнет взяткой должностному лицу. Поэтому поставьте ее в счет.

– Ну, лейтенант, вы же гость клуба! При чем тут взятка? Одно из немногих удовольствий, которые предоставляет мне работа, – это проявлять бескорыстное гостеприимство. Я отнимаю у вас время и взамен только могу просить считать себя нашим гостем.

– Сказано так хорошо, что я почти поверил. Но есть, наверное, еще что-то?

– Прежде чем покинуть этот столик, сержант поддался чарам Тины, накачался мартини и проболтался, зачем явился сюда. Он оказался не на высоте. Вы ведь тоже так думаете, лейтенант?

– Разумеется. Но я и не ожидал, что он войдет к вам в доверие. Мне важно было, чтобы он потоптался здесь, как слон в посудной лавке, и немного попугал Амоя…

– Я понимаю, что вы хотите сказать, лейтенант. Он замолчал, чтобы дать возможность официанту поставить бифштекс и открыть бутылку. Официант наполнил стаканы и снова исчез.

– Вы, несомненно, не заблуждаетесь насчет Тины, – продолжал метрдотель, – и все понимаете. Но что касается меня – и вам легко это проверить, – я не боюсь быть выставленным за дверь. Это хозяин боится, что я уйду от него. – Он улыбнулся. – Я понимаю, что похож на хвастуна, но меня знают, и многие заведения возьмут хоть завтра же, если я окажусь без места. Салют! – закончил он, поднимая бокал.

– Ваше здоровье, – ответил я машинально. – Другими словами, у Амоя железное алиби на вчерашний вечер?

– Да, лейтенант.

– У меня нет причин сомневаться, но, разумеется, завтра я проверю то, что вы мне сказали.

– Разумеется, – ответил он, улыбаясь. Я принялся за бифштекс.

– Вы видели Алису Рэндалл, когда она приходила сюда?

– Я вижу все, лейтенант, это моя профессия.

– Я не понимаю, как девушка одна могла прийти в этот кабак?

– Она не пришла, ее привели.

– Кто?

– Мелани Рэндалл, бывшая певица кабаре. В то время ее звали Мелани Блейк.

Я чуть не подавился бифштексом.

– Ее привела сюда Мелани Рэндалл? – повторил я. – Значит, это Мелани познакомила Амоя с Алисой?

– Да. Она доставила ему девушку прямо в кабинет Амоя. Мне это показалось не вполне приличным, – он пожал плечами, – но я ничего не мог поделать.

– Сколько раз Мелани привозила ее сюда?

– Два раза. Затем эта девушка продолжала приходить уже одна. Что касается Мелани, то я видел ее значительно реже.

– Я начинаю понимать.., я нахожу это очень гнусным.

– Я вам больше не нужен, лейтенант? – вежливо спросил он.

– Еще одно… Не могли бы вы посадить сержанта в такси и отправить домой? У меня нет никакого желания видеть его.

– Да, пожалуйста, – сказал он, поднимаясь и слегка поклонившись. – Вы меня извините, лейтенант?

– Да, да.., еще раз спасибо.

Я доел бифштекс и еще налил стакан. Бросив с сожалением последний взгляд на бутылку, заполненную еще на три четверти, я покинул заведение.

"Адмирал” хотел вызвать мне такси, но я сказал, что пользуюсь лишь своей машиной, и сунул ему десять центов.

После этого я отправился домой.

Там я поставил на проигрыватель диск Джулии Лондон “Я принадлежу мужчине из клуба” и, слушая ее, продолжал надеяться, что однажды певица выберет меня, чтобы провести со мной отпуск. Дослушав пластинку, я лег в постель и через несколько минут спал как убитый.

Во сне я разговаривал с Лавинией Рэндалл. Это был кошмар. “Я правильно вас поняла, лейтенант?” – спросил меня сухой голос. “Это же ясно, как родниковая вода!” – утвердительно ответил я. В этот момент появился дворецкий Росс с большим хрустальным кувшином, наполненным водой. Он подал мне кувшин со словами: “Мадам будет очень довольна, если мистер Уилер продемонстрирует”. – “Пожалуйста!” – ответил я, беря кувшин из его рук и наклоняя его так, чтобы вода по каплям стекала в чашечку.

И этот звук падающих капель разбудил меня. Я с трудом открыл глаза и понял, что меня разбудил не звук капель, а телефонный звонок. Тип на другом конце провода, видимо, готов был ждать до второго пришествия. Я вынужден был снять трубку.

– Бюро убийств! – скороговоркой пробурчал я. – Назовите имя и звоните в похоронное бюро. Поручение будет выполнено в назначенное время.

– Уилер? – Это был голос Лейверса.

– Да, шериф. Вас случайно не мучит бессонница?

– Совершена попытка убийства Френсиса Рэндалла. Около часа назад, – с горечью в голосе сообщил он.

Я вскочил и зажег ночник. На часах было половина пятого.

– Убийце помешала жена Рэндалла, которая вернулась в этот момент, и преступник бежал через балкон по пожарной лестнице.

– В каком состоянии Рэндалл?

– Его стукнули по голове и пытались задушить, но он выкарабкается. С ним Мэрфи.

– Еду туда сейчас же, – мрачно сказал я.

– Не нужно, – ответил Лейверс, к моему глубокому изумлению.

– Шериф! У меня нет слов! В первый раз вы заботитесь обо мне! “Смотрите, Уилер, не вылезайте из постели, ночь холодная, и вы можете простудиться. Оставайтесь в постели, и ну ее к черту, попытку убийства!” Вы случайно не заболели?

– Мэрфи дал ему успокоительное, чтобы снять нервный шок, – пророкотал Лейверс. – Ладно, я только сказал вам, что произошло. Когда проснетесь, сходите навестить его, скажем, после девяти. Дело начинает принимать забавный оборот, – проворчал шериф. – Я оставил там троих – одного на лестничной площадке, двоих у дома. Если что-нибудь случится, им приказано немедленно информировать вас.

– Спасибо, шериф, – поблагодарил я.

– Еще одно. Рэндалла не заклеймили, как его сестру. Что, по-вашему, означает эта “Р”?

– Не знаю…

Он дал отбой. Я тоже повесил трубку и погасил ночник, подумав, что нервный шок Френсиса вызван не попыткой убийства. Он, должно быть, подумал, что напавший хотел отнять мелочь, находившуюся у него в карманах.

Глава 8

Утром около половины десятого я уже был у Френсиса Рэндалла. Выйдя из лифта, я столкнулся с доктором Мэрфи.

– Хорошая погода, лейтенант, – сказал он с радостной миной.

– Что случилось? Предстоит вскрытие?

– Нет. Он выкрутится. Мне показалось, что его жена не шибко обрадовалась, когда я ей об этом сказал. Такая красавица!.. – Мэрфи в экстазе закрыл глаза. – Если ей понадобится консультация, я дам ей ее в любой день, когда она пожелает, и бесплатно!

– В такой ранний час вы слишком возбуждены. Как муж?

– Ничего, – мрачно сказал Мэрфи. – Он еще лежит. Можете поговорить с ним, если хотите. Он не умрет, увы! – Доктор вошел в кабину лифта. – У вас уже есть зацепки, Уилер?

– Ничего.

– Знаете, – прошептал он конфиденциально, – мне кажется, что преступник имел очень четкие указания.

Дверь лифта закрылась, прежде чем я успел узнать, что он имел в виду.

Я поприветствовал полицейского, стоявшего на лестничной площадке, и нажал на кнопку звонка. Дверь сразу же открыла Мелани. Шелковая белая блузка, черные брюки и никакого голого тела. Золотая девушка превратилась в образцовую супругу.

– Доброе утро, Эл, – сказала она голосом, соответствующим обстоятельствам. – Это ужасно!

– Я так не думаю, ведь Френсис жив. Или именно это вас расстраивает?

– Не шутите, не время, меня до сих пор охватывает дрожь, как подумаю об этом…

11
{"b":"504","o":1}