ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я сфабриковал алиби? – воскликнул он. – Что вы несете?

– У меня есть свидетельства, данные под присягой, – сказал я, не моргнув глазом, – что в момент убийства вас не было в комнате. Никто не знает, где вы были.

Он взял из пачки на столе сигарету и зажег ее. Его руки немного дрожали.

– Это все, лейтенант?

– Я еще даже не начал! В тот момент, когда вы вместе с Рэндаллами сооружали себе фальшивое алиби, они думали, что Алиса покончила с собой. Но только адвокат знает, что, если речь идет о самоубийстве, алиби не требуется. Значит, вы действовали так потому, что вы – убийца!

Он слегка наклонился вперед и дико посмотрел на меня.

– Районный прокурор не начнет дело, основываясь на ваших доказательствах, – заявил он хрипло. – Это не факты, Уилер!

– Где вы были вчера около пяти часов?

– У меня был клиент, – произнес он как можно спокойнее.

– Имя клиента – Росс?

– Не будьте смешны. Я не могу назвать вам его имя, по крайней мере сейчас.

– Я скажу, где вы были: по дороге в долину вы попытались сбросить Росса в пропасть… Не повезло, Карсон? Случаю было угодно, чтобы ваша жертва осталась жива.

– Вы заговариваетесь, лейтенант!

– Вас видели! – уверенно заявил я. – У меня есть свидетели, которые узнали вашу машину. Один из них записал номер. Это нейтральный свидетель, который не имеет отношения к делу… Такого свидетеля труднее всего заставить поменять показания в суде. Вы ведь это знаете?

Ошеломленный, с остановившимся взглядом, он не отвечал. Я щелкнул пальцами у него под носом. Он вздрогнул.

– А теперь, Карсон, возьмите шляпу и…

– Нет! – запротестовал он.

– Уж не намереваетесь ли вы оказать сопротивление? Я с удовольствием всадил бы вам пулю в башку и в завтрашних газетах выглядел бы героем.

– Я не убивал Алису, – сказал он. – Поверьте мне, это правда.

– Вы хотите, чтобы я вам поверил, хотя у меня есть доказательства? За кого вы меня принимаете? За мальчика?

Дрожащим голосом он воскликнул:

– Это ужасно! Я жертва заговора!

– Ну что же, это, по крайней мере, оригинально. Есть чем потрясти жюри!

– Это правда! – с отчаянием повторил он.

– Докажите!

Он поднял голову и посмотрел на меня.

– Скажите, лейтенант, – произнес он дрожащим голосом. – Вы рассказывали про возможность убийства, мотивы, орудия преступления. Какие же мотивы заставили меня покушаться на Росса и Френсиса?

Он совершенно прав, подумал я. В настоящий момент я не могу ничего доказать. Карсон достаточно квалифицированный юрист, чтобы знать, что отыскивать доказательства – не его задача.

– Ну, лейтенант? – торжествующе спросил он. Он разгадал мою игру.

– Мотив? Он очевиден: вы пытались толкнуть полицию на ложный след. В конце концов истина восторжествует. Я могу и подождать, я не спешу.

– Вы только зря напрягаете свои голосовые связки, лейтенант, – сказал он сухо.

Мне ничего не оставалось, как удалиться. Оказавшись в приемной, я остановился перед секретаршей.

– Скажите, куколка, – промурлыкал я, облокачиваясь на стол и глядя в ее глаза с расстояния пятнадцати сантиметров, – когда вы согласитесь поужинать вместе со мной?

Она так резко отшатнулась назад, что опрокинулась вместе со стулом. Когда она приземлилась с головой между коленями и юбкой, задравшейся до самой талии, моим глазам во всей красе открылись прекрасные ноги и то, что принято называть “полной тайной”.

– О, черные кружева? – восхищенно сказал я. Ей удалось высвободить руку и голову, и она бросила на меня взгляд из-под упавших на глаза черных волос.

– Если я еще раз увижу вас, то убью! – бросила она.

– Ух! А я думал, что вы приготовите мне что-нибудь еще похуже!

Но так как она принялась рыдать и топать ногами, я оставил ее за этим занятием. В глубине души я очень чувствителен, и подобные сцены совершенно выводят меня из себя.

Когда ничего не произошло, а у девочки между тем нервный припадок, могу дать хороший совет: не ведите ее ужинать!

И я быстро вышел из конторы Карсона.

Глава 10

В пять часов я вернулся домой и поставил пластинку “Одна, только одна” в исполнении Фрэнка Синатры, потому что такая музыка соответствовала в тот момент состоянию моей души и лучше Синатры эту песню никто не пел.

Я налил себе стаканчик и прослушал диск до конца. Потом снова наполнил стакан и решил сделать кое-что совсем лишнее: позвонить шерифу.

Он был, разумеется, в офисе, хотя короткое мгновение, пока он не поднял трубку, я предавался несбыточной мечте, что он внезапно решил уйти в отпуск… Я подробно доложил ему о моей беседе с Карсоном.

Он дал мне проговорить около трех минут, а потом заявил:

– Но.., почему? Почему, черт возьми, вы не арестовали его?

– Я только что объяснил, шериф, – устало ответил я. – От меня ускользают мотивы, которые толкнули его напасть на Росса и Френсиса. По существу, у меня нет никаких серьезных улик, что Карсон убил Алису Рэндалл. В записке нет адресата, только подпись Карсона. Что касается сфабрикованного алиби, то оно основано на слухах, а в семье Рэндаллов лгут так же естественно, как живут.

– Я не говорю, что ему следует предъявить обвинение в убийстве, – запротестовал Лейверс. – Просто вам следовало посадить его, чтобы он все время был под контролем, например в качестве подозреваемого в пособничестве. Не забывайте, что у нас на руках убийство и два покушения за одни сутки! Если что-нибудь случится, вы будете лично отвечать!

– Ладно, шериф, – проворчал я.

– Убийство младшей Рэндалл – дело рук маньяка, вы это отлично знаете! – заорал он. – Если Карсон убийца, нельзя оставлять его на свободе!

С этими словами он бросил трубку.

Я пошел на кухню и сварил яйца и кофе. У меня великолепные познания в кулинарии, хотя репертуар немного ограничен. Он наполовину состоит из яиц а-ля Саган и наполовину из яиц всмятку.

Когда я заканчивал ужин, зазвонил телефон. Я признался в трубку, что меня зовут Уилер, и ожидал услышать оглушительный голос шерифа, но вместо этого услышал ласкающее ухо сопрано.

– Эл, что случилось? Почему мы не видимся? Я едва не совершил ошибку, произнеся “Кто у аппарата?”, но спохватился и самым задушевным голосом, на который только был способен, сказал:

– Ах, это ты, мой ангел!

– Безусловно. Ты меня узнал?

– Может быть, ты думаешь, что я забыл твой голос? – спросил я, рассмеявшись. – Я не спутаю его ни с чьим другим.

– Ну и кто же я?

Отступать больше было некуда.

– Джуди! – бросил я наугад.

– Слава Богу! Я уж было подумала, что ты обманываешь меня. – Ее голос потеплел. – Мне приятно знать, что я единственная женщина у тебя. Даже если я тебя больше не увижу.

– Сокровище, поверь мне, я первый от этого страдаю.

– Знаю, что ты занят делом Рэндаллов, я читала об этом в газетах. Как движется дело?

– Отлично, если нет дождя. А ты как живешь?

– Хорошо. Немного нервничаю с того момента, как ты бросил меня в тот вечер… Это то, что называется чувством долга, да?

– Думаю, какой дурак выдумал эту фразу? – сказал я горько.

– Тут моя вина, я не должна была брать трубку. К тому же ты не велел мне.

– Так всегда происходит, – с облегчением ответил я.

– Правда? – неожиданно прохладным тоном заметила она.

– Я хочу сказать, никогда не знаешь, кто на другом конце провода, когда снимаешь трубку, – объяснил я. – Первое, что сделаю, когда арестую убийцу, позвоню тебе.

– Я не всегда дома.., для тебя, Эл. Чао!

– Спасибо, что позвонила, сокровище. И не обращай внимания на нервы. Я знаю средство, чтобы успокоить их без лекарства.

– Я и не собираюсь принимать лекарства. – Она повесила трубку.

Я еще раз наполнил стаканчик и устроился в кресле. Я уже не чувствовал себя совсем одиноким.

Минут через пять раздался звонок у входной двери. Я выбрался из кресла и пошел открывать. На пороге с улыбкой на устах стояла брюнетка.

15
{"b":"504","o":1}