ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну и открывайте! – ответил я, не останавливаясь.

Он вышел за мной на улицу и, пока я усаживался за руль, обошел вокруг машины.

– Но, лейтенант, а труп?

– Открывайте, – пробурчал я. – Дюк Амой любил деньги, вы это знаете так же хорошо, как и я. Выручка за этот вечер позволит купить для него надгробный камень.

Я завел машину и отъехал. Затем опустил стекло. От свежего воздуха мне стало лучше, и боль в голове немного утихла. Выехав за город, я до упора нажал на акселератор.

Подъехав к имению Рэндаллов, я заметил, что ворота открыты. Затормозив, я перешел на вторую скорость, а затем снова нажал на акселератор. Такие маневры редко удаются, но на этот раз “остин-хили”, сделав разворот на сорок пять градусов, через мгновение был уже на аллее, ведущей к дому. На скорости шестьдесят пять километров в час я промчался мимо двоих полицейских, стоявших у ворот. Я был уже далеко, когда они сообразили, что произошло.

В пятистах метрах впереди я увидел на лужайке группу людей. Я подрулил и остановился, потом вышел из машины и направился к освещенному прожекторами кругу.

У меня было впечатление, что я снова оказался в кошмаре.., с той лишь разницей, что свет был более ярким, а группа безмолвно стоявших людей была более компактной. Все остальное было таким же, вплоть до тишины, висевшей как саван…

Глава 12

Это был тот же самый эвкалипт, и труп висел на той же ветке… И на этот раз это был труп обнаженной женщины со светлыми волосами.

Двое полицейских карабкались по лестнице, чтобы обрезать веревку, конечно, не ту самую, но разница была несущественной.

Я вспомнил, как видел ее перед домом, никак не предполагая, что мы беседуем в последний раз… Тогда было теплое и солнечное утро, и тем не менее Жюстин дрожала, рассказывая о своих страхах.

Когда полицейские положили ее на землю, я протиснулся поближе. Мгновением позже увидел то, что искал. На плече у нее виднелось свежее клеймо “Р”.

Доктор Мэрфи встал на колени рядом с трупом и начал осмотр.

За моей спиной, заскрипев тормозами, остановилась машина. Хлопнула дверца, и, повернув голову, я увидел тяжело шагавшего человека, в котором узнал Полника.

– Быстро же вы, лейтенант. Вы уже видели шерифа?

– Еще нет.

Он взглянул на лежащий на земле труп.

– Гнусно, – произнес он вполголоса. – Ее зовут Жюстин, не так ли?

– Самое гнусное в этой истории то, что мерзавец, который убил их обеих, может умереть только один раз.

Мэрфи с ворчанием поднялся. Я услышал голос Лейверса:

– Как и в тот раз, док?

– Не совсем, – ответил Мэрфи, качая головой. – Ее оглушили, прежде чем повесить. Я нашел рану на голове. Клеймо то же самое, как вы можете увидеть, и совершенно свежее.

– Когда это случилось? – продолжал Лейверс напряженным голосом.

– В пределах часа…

– Я получил сигнал в 22.30, – сказал шериф, глянув на часы. – Похоже, труп обнаружили практически сразу же.

Мэрфи снова что-то пробурчал и вышел из освещенного круга в тень. Я направился к Лейверсу. При моем приближении он медленно повернул ко мне голову.

– Эл Уилер! Значит, вы наконец удосужились прийти!

– Я пришел так быстро, как только мог, шериф, – благодушно ответил я. – Меня.., задержали.

– Вы отдаете отчет в том, что все это ваша вина? Эта молодая женщина мертва, так как вы оказались неспособным…

– Что?

– Оставив Карсона на свободе, вы позволили ему совершить еще одно убийство, – хлестко произнес он. – Я уже предлагал вам арестовать его. Но вы этого не сделали, и вот результат! Идите домой, исчезните, напейтесь – я не могу больше вас видеть! Я беру следствие в свои руки начиная с этого момента!

– Что вы будете делать?

– Все уже сделано. Я подписал ордер на арест Карсона. Все под контролем – самолеты, поезда, дороги. Далеко он не уйдет.

– А вы уже были в доме, шериф?

– Нет еще.

– Вы должны туда зайти, – посоветовал я. – Карсон может быть там.

Он посмотрел на меня круглыми глазами и бросился к машине, прихватив с собой Полника. Я догнал их, когда шериф влезал на заднее сиденье. Сержант усаживался впереди, рядом с водителем.

– К дому! – прокричал Лейверс. Через мгновение мы мчались по аллее.

– Сколько у вас людей, шериф?

– Восемь. Двое у ворот, четверо с прожекторами, один с рацией и один перед домом… Черт возьми, Уилер, у меня нет времени отвечать на ваши идиотские вопросы! Я приказал вам убраться!

Мне уже начало это надоедать.

– Послушайте, шериф, – сказал я, повышая голос. – Вы грубы, пошлы, но вы не дурак, вопреки общему мнению.

Я видел, что Полник подскочил. Лейверс едва не задохнулся.

– Вы поручили следствие мне, – продолжал я, – и командую я. Если ваши упреки справедливы, если я совершил ошибку, оставив Карсона на свободе, моя карьера в полиции закончена. Следовательно, ваши угрозы для меня так же мало значат, как бутылка виски для члена общества трезвости.

– Что? – с трудом произнес он. – Вы…

– Только что в кабинете Дюка Амоя я был оглушен и связан. Амой получил пулю в лоб. Иначе говоря, у нас сегодня два убийства на руках. Оставьте меня в покое, шериф!

Машина остановилась перед домом, и я не мог продолжать разговор. Выйдя из машины, сразу же заметил стоящий перед домом черный “кадиллак”.

– Это машина Карсона, – сказал я. – Следовательно, он должен быть в доме.

– Посмотрим! – хрипло сказал Лейверс, поднимаясь по ступенькам.

– Полник! – прокричал я, хватая сержанта за руку. – Ты обыщешь эту машину. – Если я не ошибаюсь, ты найдешь в ней железное клеймо для маркировки животных.

Я догнал Лейверса в тот момент, когда он открывал дверь. Мы прошли мимо стоявшего как статуя дворецкого.

– Где живые, Росс?

– В гостиной. Следуйте, пожалуйста, за мной.

– Что нравится мне в дворецком, – сказал я Лейверсу, прошедшему вслед за Россом, – так это то, что он знает свое место! Росс из тех, кто бросается первым в спасательную лодку, когда судно начинает тонуть. Он разложит подушки из пенопласта, убедится, что шампанское охлаждено, и вернется назад, почтительно склонившись, чтобы помочь спуститься хозяину. И пока судно будет медленно погружаться, он будет стоять на палубе, прощально махая рукой.

Росс открыл дверь в гостиную и посторонился, пропуская нас.

– Очень забавно, лейтенант, – холодно откомментировал он.

– Судя по тому, как разворачиваются события, – ответил я, – скоро останутся только замочные скважины, сквозь которые не за кем будет наблюдать.

Лейверс дошел до середины комнаты, когда заметил Карсона. Он остановился, уставившись на него.

– Вот это да! – прохрипел он. – Никогда бы не подумал, что у вас хватит наглости остаться здесь!

Карсон с беспокойством взглянул на него, прежде чем вопрошающе посмотреть на меня. Не зная, откуда исходит главная угроза, он в конце концов устремил взгляд в промежуток между мной и шерифом.

Френсис начал было выставлять свои лошадиные зубы, но поспешно спрятал их, заметив решительный взгляд Лейверса.

– Ну, шериф, – сказала Лавиния Рэндалл прерывающимся голосом. – Нам надо всем умереть, чтобы вы наконец нашли убийцу?

Лейверс откашлялся, чтобы прочистить горло.

– Джин Карсон, я арестовываю вас за убийство Алисы и Жюстин Рэндалл! – – Невероятно! – прошептала Лавиния. Щеки шерифа вспыхнули.

– Вашего мнения никто не спрашивает, мадам! – отрывисто сказал он.

– Шериф! – ответила она ледяным тоном. – Я попрошу вас не говорить со мной так. Не забывайте, что вы находитесь в моем доме!

Прежде чем обратиться к миссис Рэндалл, я оглянулся на Росса, стоявшего в дверном проеме.

– Пожалуйста, извините шерифа, миссис Рэндалл, – сказал я вежливо. – У него не было возможности служить вашей семье в течение четверти века…

– Но я не убийца! – дико закричал Карсон. – Вы с ума сошли!

– Настоящий сумасшедший! – добавила мамаша Рэндалл.

18
{"b":"504","o":1}