ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Добрый вечер, лейтенант, – произнес он. – Для нас всех это ужасный удар. Я знаю, что вы должны выполнить свои обязанности, но, умоляю, постарайтесь сделать это как можно быстрее. Жуткая драма может…

Я ответил ему улыбкой без малейших признаков любезности:

– Чем раньше вы закончите говорить, мистер Карсон, тем быстрее я смогу приняться за дело. Он покраснел, а я обратился к Френсису:

– Ваша мать сказала, что это вы обнаружили труп.

– Да, я, – с трудом выговорил он.

– Когда это было?

– Около полуночи, примерно без десяти двенадцать.

– Как это произошло?

Он посмотрел на меня удивленными глазами:

– Прошу прощения, не понимаю.

– У вас вдруг появилось предчувствие? Может быть, вы подумали, что вам следует пойти в сад и найти тело? Или что-то в этом роде?

– О! – произнес он с облегчением. – Я понял, что вы хотите сказать… Да, действительно, я вышел в парк и хотел прогуляться, но вдруг услышал крик… – Он задрожал. – Бедная Алиса! Она закричала, наверное, в последний раз, когда было уже слишком поздно! Я побежал на звук ее голоса и увидел…

– И что вы сделали?

– Первым импульсом было снять ее. Я попытался вскарабкаться на дерево, но не смог. Тогда побежал домой и сообщил матери. Мы вернулись в машине. Мистер Карсон и Росс следовали за нами в другой, захватив с собой лестницу. Когда мы подъехали, мистер Карсон поднялся по лестнице и констатировал, что Алиса мертва и ничего сделать нельзя. Я хотел, чтобы он обрезал веревку, но он сказал, что этого делать не следует… Нужно оставить все как есть до прихода полиции.

– Хорошая идея, мистер Карсон, – сказал я.

– Я просто в курсе юридических формальностей, – заметил он равнодушно.

– А зачем вы отвезли лестницу обратно в дом? Вы, может быть, испугались, что полиция украдет ее?

– Мы просто не… – пробормотал он растерянно.

– Ладно, что потом?

– После того как мы возвратились, мать позвонила шерифу, – продолжал Френсис.

– Алиса жила здесь?

– Конечно! – холодно сказала Жюстин. – А почему вы спрашиваете?

– Она могла приехать навестить мать. Когда вы видели ее в последний раз?

– Около десяти. Мы болтали. Алиса слушала в библиотеке пластинки. Перед тем как подняться к себе, она зашла пожелать нам спокойной ночи.

– После этого ее никто не видел? – спросил я. Все в унисон отрицательно покачали головами.

– И никто не слышал, как она выходила из дому?

– Лейтенант, – неожиданно вмешался Карсон, – действительно ли необходимы все эти вопросы? В конце концов, речь идет о самоубийстве, а не об убийстве!

– Откуда вы это знаете?

Несколько секунд он тупо смотрел на меня.

– Но.., но я сам видел… – тихо сказал он.

– Вы только что слышали, что сказал Френсис: он попытался забраться на дерево, но не смог. Как, по-вашему, Алисе удалось добраться до ветки, находящейся в семи метрах от земли?

– Боже! – прошептала Жюстин. – Это ужасно! Френсис снял очки и посмотрел на меня.

– Мать знает? – спросил он.

– Да. У нее обморок.

– Мне сейчас же нужно к ней!

– Ею занимается экономка. Вы можете остаться. Допрос только начинается.

Я провел с ними около двух часов, но, когда закончил, у меня не было ни одной зацепки. Два часа топтания на месте. В конце концов я оставил их и вместе с Полником направился к выходу.

– Может быть, нам все это приснилось?

– Как это, лейтенант? – пробормотал Полник.

– Непонятно, как такое могло случиться. Из их слов следует, что Алиса была послушной девочкой. Совершенно безобидной. Ни у одной души на свете не было причины убивать ее. Никто из них понятия не имеет, откуда у нее на теле клеймо и что оно означает. Никто не слышал, как она выходила из дому, и никто не заметил в ее поведении ничего подозрительного. Обычная девушка, как обычно по вечерам, слушала пластинки Шопена и Грига.

– А эти двое мужчин? – спросил Полник, внезапно заинтересовавшись.

– С ними все в порядке, – сказал я, чтобы не пускаться в объяснения.

Росс, как образцовый дворецкий, мгновенно возник, едва мы приблизились к двери.

– Мадам легла, сэр. Мэри вызвала врача, и тот сказал, что мадам нуждается в отдыхе и что ни под каким предлогом ее нельзя беспокоить.

– Ладно, – сказал я. – Мы уходим.

– Хорошо, сэр.

– Когда вы видели Алису в последний раз? – спросил я по профессиональной привычке.

– Около половины десятого, сэр. Она слушала музыку в библиотеке… Если не ошибаюсь, это был полонез Шопена. Она позвонила и попросила стакан молока. Я принес.

– Кто-нибудь выходил после этого?

– Мистер Френсис, как обычно, пошел прогуляться около половины двенадцатого.

– Вы слышали, когда он вернулся?

– Да, сэр. Он казался очень возбужденным и говорил странно. Я пошел за лестницей в гараж и вместе с мистером Карсоном подвез ее к месту трагедии. Но мистер Карсон, наверное, сам уже все объяснил?

– Конечно. Сколько человек прислуги, кроме вас, в доме?

– Четверо. Экономка – вы ее видели, – кухарка и две горничные. Еще садовник, но сейчас он в больнице.

– Вы знаете, что они делали накануне вечером?

– Да, сэр. Они играли в карты в кабинете. Я сам там был, исключая, разумеется, то время, когда меня вызывала мадам.

– В итоге у всех есть алиби, – грустно сказал я. – Спасибо, Росс.

– Не за что, сэр. – Он открыл дверь. – Спокойной ночи.

– Вашими бы устами… – сказал я, выходя. Прежде чем сесть в машину, я остановился на ступеньках закурить. Вдруг кто-то коснулся моего локтя. Я повернул голову и увидел, что это дворецкий.

– Прошу прощения… – Его голос слегка дрожал. – Это правда, что мисс Алиса была убита?

– Да, правда. Он прикусил губу.

– Подумать только! Я ведь знал ее с самого рождения.

– Я понимаю…

– Это не то, сэр. Я знаю семью, знаю, до какой степени мадам Лавинию заботит честь семьи. Я в доме уже двадцать пять лет! Но не хочу, чтобы убийца Алисы избежал наказания, которого заслуживает.

– Значит, вы знаете, кто это? – спросил я, боясь в это поверить.

– Если не он, то кто же, – ответил он просто.

– Кто это он?

– Они вам наверняка не говорили о нем, – продолжил Росс, слегка заикаясь. – Честь семьи, одним словом… Я уверен, что они о нем не говорили!

– Конечно нет! – прохрипел я. – Но вы тоже не говорите!

– Мисс Алиса была от него без ума. – Росс теперь говорил быстро, словно боялся сбиться с мысли. – Она не верила ничему плохому, что говорилось о нем, не хотела слушать ни Френсиса, ни Карсона. Даже мадам… И меня не захотела послушаться. “Я отказываюсь разговаривать об этом, Росс”, – говорила она. Понимаете, он был у нее первым мужчиной. Ей не хватало здравого смысла.

– Если вы не скажете мне сейчас же, о ком идет речь, я сотру вас в порошок, Росс, – заявил я, четко выговаривая каждое слово.

– Его зовут Амой. Дюк Амой. Ничего не знаю, кроме имени. Грязный тип, который заморочил голову бедной мисс Алисе.

– Амой? Где эта птица обитает?

– Мне говорили, что у него клуб в Пайн-Сити. Он называется “Уединение”. Заведение с репутацией более чем подозрительной, насколько я знаю.

– Должно быть, я уже старею, – вздохнул я, бросив взгляд на Полника. – Никогда не слышал об этом заведении.

– Это новый клуб, лейтенант, – ответил сержант. – Открылся два-три месяца назад.

– Ты знаешь его?

– Я там никогда не был, – сказал Полник с ноткой сожаления в голосе. – Но говорят, у них есть бабенка с объемом груди сто пять сантиметров. Если она немного поднатужится, то может порвать любой бюстгальтер.

Я с недоверием посмотрел на него. Потом понял, что у меня нет оснований подозревать сержанта во вранье.

– Этот Амой бывал здесь? – спросил я у Росса.

– Никогда! – Он энергично тряхнул головой. – Мадам этого не допустила бы. Я думаю, что мисс Алиса посещала его заведение. Три-четыре раза на уик-энд она отсутствовала, и все убеждены, что она проводила это время с ним.

3
{"b":"504","o":1}