ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Раз вы уж в курсе, не буду отрицать, – ответила она холодно. – Надеюсь, лейтенант, газеты ничего не узнают?

– Надежды заставляют жить…

– Если газетам станут известны эти подробности, вы лично ответите, – произнесла она угрожающим тоном.

– Я допросил Амоя. У него есть алиби на время убийства.

– Да?

Это, похоже, не интересовало ее ни в малейшей степени.

– Миссис Рэндалл, – сказал я осторожно, – вы знали, что ваша дочь была беременна?

Она мгновение с непроницаемым видом смотрела на меня, потом повернула голову, чтобы взглянуть на портрет над камином.

– Это мой покойный муж Стюарт Рэндалл. На этот раз я внимательно рассмотрел картину. Стюарту было под пятьдесят, когда он позировал. Седоватый, довольно толстый мужчина. Художник постарался придать ему вид крупного дельца, но он все равно больше походил на Аль Капоне, чем на Карнеги. Взгляд его голубых глаз был слишком хитер, губы сжаты, руки с короткими пальцами и квадратными ногтями напоминали лапы хищного зверя.

– Это был великий человек, – проговорила миссис Рэндалл. – Великий человек, лейтенант! Благодаря ему имя Рэндаллов стало известно в Южной Калифорнии. Именно он сделал это имя почетным и уважаемым. И я ни в коем случае не позволю его компрометировать. Вы меня понимаете, лейтенант? Я не дам марать его память. Я понятно говорю, лейтенант?

– Понятней не скажешь.

Она снова посмотрела на меня. Ее взгляд был такой же теплый, как у той жены, что пришла к бывшему мужу с ножом, спрятанным в корсете. А у миссис Рэндалл был бюст, в котором можно спрятать и топор мясника.

– Нет, – наконец ответила она, – я не знала, что Алиса беременна, и не хочу знать. Я не верю этому и не собираюсь верить. Это бессовестная ложь!

– Я передам это доктору Мэрфи. Ваши познания в медицине, видимо, лучше, чем его.

Она отвергла мою шутку пожатием плеч.

– Моя дочь была убита кровожадным маньяком, лейтенант, – заявила она непререкаемым тоном. – Безумцем, случайно забредшим сюда и наткнувшимся на мою дочь.

– Вы, кажется, совершенно в этом уверены.

– Другого объяснения и быть не может. В противном случае вы идете н" той дорогой.

– Может быть, вы укажете мне верную дорогу? Может, прикажете родить маньяка?

– Вам следует начать поиски в клиниках для душевнобольных, – продолжила она, не обращая внимания на мои слова. – Затем в тюрьмах и больницах. Я уверена, что в конце концов вы обнаружите безумца, который недавно был освобожден. Они всегда принимаются за старое. – Она коротко вздохнула. – На мой взгляд, их всех нужно отправлять в газовую камеру. Только так можно избежать трагедий.

– Но мы окажемся перед новой проблемой – проблемой воспроизводства населения, – сказал я, поднимаясь. – Спасибо за советы!

Она мрачно смотрела на меня:

– Вы им последуете, по крайней мере?

– Не думаю, – ответил я, любезно улыбаясь. Несмотря на все усилия, ей не удалось сдержать гнева, и голосом, дрожащим от бешенства, она бросила:

– Прекратите копаться в личной жизни моих детей! Это вас не касается и не имеет никакого отношения к смерти Алисы!

– Я хотел бы быть в этом уверен так же твердо, как и вы. Может быть, у вас есть информация, которая мне неизвестна, миссис Рэндалл?

– У Стюарта были близкие друзья, с которыми я продолжаю встречаться, – сухо заметила она. – Это влиятельные люди… Будьте осторожны, если не хотите оказаться на улице, лейтенант!

– Вы действительно это сделаете? – спросил я удивленно.

– Я не остановлюсь ни перед чем, чтобы защитить честь Рэндаллов, – ответила она с жаром.

– Даже если этим вы защитите убийцу? Должен сказать, миссис Рэндалл, что вы правы в одном: я не очень хороший полицейский. Мне случается забывать необходимое. Например, вчера вечером я забыл осмотреть комнату Алисы. Я хотел бы сделать это сейчас.

– Пожалуйста. Позвоните Россу, и он покажет вам дорогу.

Я подошел к камину и нажал на кнопку звонка.

– Да, лейтенант, – сдержанно произнесла она, – кто из моих служащих рассказал вам об Алисе и Амое?

– Сведения строго конфиденциальные, мадам.

– Вы отказываетесь отвечать?!

– Для женщины, у которой в голове только честь семьи Рэндаллов, вы соображаете очень быстро!

Ее губы приоткрылись, чтобы изобразить подобие улыбки.

– Слуги часто неблагодарны! Мне кажется, я буду вынуждена еще раз объяснить Россу его обязанности.

Через несколько минут вошел Росс. Мадам передала ему мою просьбу. Он провел меня в вестибюль, откуда по лестнице и по широкому коридору мы попали в комнату в глубине дома. Он открыл дверь и вежливо посторонился, пропуская меня.

– Еще что-нибудь нужно, сэр?

– Нет, спасибо. Я допросил Дюка Амоя. На вчерашний вечер у него алиби…

– Жаль. Я думал, может быть…

– Не важно. Со вчерашнего вечера здесь что-нибудь трогали?

– Нет, сэр.

– Прекрасно. Больше вы мне не нужны.

– Очень хорошо. – Он закрыл дверь, оставив меня одного.

***

Комната не отличалась от других спален. Кровать, тумбочка, два шкафа. Я внимательно осмотрел все. Во втором шкафу я сделал интересное открытие: в кармане пальто лежал смятый клочок бумаги.

Я развернул его и прочел:

"Необходимо встретиться наедине сегодня вечером. Поднимись к себе пораньше. Я приду, как только смогу смыться по-английски.

Джин”.

Я аккуратно сложил листок и спрятал в карман. Спустившись по лестнице, я увидел, что Росс поджидает меня в вестибюле. Несмотря на явное желание поговорить, он молча проводил меня до входных дверей.

– Где живет Френсис Рэндалл? – спросил я.

– У него квартира в городе. Он живет вместе с женой. Время от времени он ночует здесь, когда мать его попросит.

Росс дал мне адрес.

– А Карсон? Он одновременно и друг семьи, и адвокат? – спросил я, притворяясь безразличным.

– Да, сэр, – кивнул Росс. – Он уже многие годы ведет дела семьи.

– Он женат?

– Нет.

– На его месте я бы женился на одной из дочерей Рэндалла. У него был выбор – две хорошенькие девушки. Это сделало бы его советником по юридическим вопросам до конца дней.

– Было время, когда я думал, что он интересуется мисс Алисой, – проговорил он задумчиво, – но она, похоже, не обращала на него внимания, хотя…

– Что – хотя?

– О, я должен был сообразить! – Он покачал головой. – Иногда меня удивляло, как она на него смотрела.., и я думал, что она, может быть, не так безразлична к нему, как хотела показать.

– Когда я был подростком, у меня была игрушка со щелкой и надписью “Это видел слуга”. Я всегда считал, что это шутка!

– Многое замечаешь. Но обычно держишь все при себе, лейтенант. Не занимайтесь тем, что вас не касается.

– Да, пока не убивают. Если бы я занимался только тем, что меня касается, я был бы безработным. Скажите, вы не слишком молоды для дворецкого?

– Мне уже за пятьдесят! – с улыбкой ответил Росс.

– Вы выглядите здоровяком. Это благодаря работе?

– Стараюсь поддерживать форму. В молодости я занимался спортом, лейтенант.

– Соревновались в лазаний по деревьям?

– Но не вчера вечером, во всяком случае, – ответил он обиженным тоном. – Это все, сэр?

– Пока да!

Я вернулся к машине и поехал в город. По дороге остановился возле ресторанчика, чтобы перекусить. Были моменты, когда я ощущал себя чисто деревенским человеком, которого волновали только заботы о хлебе насущном. Вот так бы все время!

В 14.45 я входил в контору Джина Карсона. Его секретарша сказала:

– Мистер Карсон принимает только по записи, оставьте ваше имя.

– Это идея! Временами оно давит меня. Вы только подумайте – все время таскать его при себе!

Она на мгновение подняла брови, потом стала безразличной.

– У мистера Карсона есть свободных полчаса утром в четверг. Вас устроит?

– Если вы дадите мне полчаса, я беру. Вы знаете, я вам кое-что скажу: вечером, вернувшись домой и сняв бюстгальтер, клянусь, вы становитесь совершенно иной.

6
{"b":"504","o":1}