ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она была прелестна, и Пегги Сью не хотела разубеждать Соню. К тому же Пегги была не против того, чтобы придумать для себя друга, ведь мальчики всегда избегали ее.

Одно было неприятно. Школьный учитель математики по имени Сет Бранч оказался отвратительным.

Это был высокий, лысый и ужасно худой мужчина, обливающий учеников презрением.

– В молодости он получил премию по математике, – объяснила Соня. – И у него крыша поехала. С тех пор он считает себя самым умным человеком в этой местности.

Она не лгала, Сет Бранч обожал унижать учеников, вызывая их к доске для решения непонятных задач. В то время как несчастные корпели над головоломкой, сжимая в руке бесполезный мел, он хихикал, принимая вдохновенные позы. А минуту спустя восклицал: «Достаточно!» – и решал упражнение за три секунды.

– Вы слишком глупы, – вздыхал он. – Бездарны до слез. Уверен, давай я уроки бродячим собакам с городских улиц или коровам, жующим травку на лугах, добился бы лучших результатов. Лабораторная крыса умнее вас. Когда вы были младенцами, вас, наверное, облучили по неосторожности. И вам, вероятно, не хватает какого-то участка мозга.

После чего добавлял, притворяясь испуганным:

– Быть может, вы не совсем люди?

По-видимому, эти плоские шутки доставляли ему большое удовольствие. Пегги Сью считала его противным. Однако боялась выносить окончательное суждение. Некоторые учителя, в глубине души побаивающиеся учеников, ведут себя так, чтобы скрыть свой страх, ей было это известно.

Однажды вечером, выходя из школы, она спросила своих новых друзей, не считают ли они, что Сет Бранч слишком много себе позволяет.

Соня Левин пожала плечами.

– Ну и что! – вздохнула она, – он не так уж и не прав. Сет Бранч гениален, а мы все слабоумные. Он может разыгрывать десять шахматных партий одновременно, с закрытыми глазами, а мы, как говорится, звезд с неба не хватаем. Дети Поинт Блаф. В этом местечке никто не блещет интеллектом, иначе это было бы известно.

Пегги Сью не разделяла этого пораженческого настроя.

Однако ее жизнь была не из легких. Она знала, что была хорошенькой (как только снимала свои ужасные очки!), но это приносило ей мало радости, потому что мальчики побаивались ее. Мальчишки, как правило, не любят сложных девочек, а она, к несчастью, относилась именно к этой категории. Кроме того, у Пегги Сью имелось столько проблем, что ей трудно было вести себя так же беззаботно, так же весело, как одноклассницы.

– В тебе нет легкости! – говорили ей подростки. – Ты какая-то озабоченная! Будто сидишь все время на бомбе, готовой взорваться!

Разве могла она признаться им, что это было именно так?

И кроме того, в семье не все шло гладко. Мама, Джулия смотрели на нее, как на странное животное. Папа всегда отсутствовал, всегда был усталым… Иногда Пегги чувствовала себя очень одинокой.

Однако не теряла присутствия духа. Она знала, что где-то далеко, в космосе, люди рассчитывают на нее. И особенно Азена, рыжеволосая фея.

* * *

Однажды после полудня, когда закончились занятия, Пегги Сью, Соня и мальчики спустились к реке.

– Купаться нельзя, говорят, что это опасно, – объяснила рыжая девочка, – зато загорать здесь здорово из-за белого песка, отражающего солнечный свет. Благодаря песку можно отлично загореть. Хочешь, я дам тебе свой лосьон от ожогов?

У Пегги сразу сердце сжалось. Слова «лосьон от ожогов» напомнили ей, что говорил призрак, явившийся с угрозами перед их отъездом из Чатауги. Она попыталась скрыть беспокойство. Быть может, все дело в простом совпадении?

– У тебя такой таинственный вид, – шепнула ей Соня, разворачивая пляжное полотенце. – Чувствуется, что ты из тех девочек, что многое повидали. Ты расскажешь мне когда-нибудь о своих тайнах?

«Лучше не надо, – печально подумала Пегги, – иначе ты тут же перестанешь смеяться… и навсегда».

Соня легла на песок, раскрыла учебник по математике и положила его на лоб, прикрываясь от солнца.

– Вот, – заявила она, – это я называю – загар не для дурочки.

В тот же миг Пегги показалось, что кто-то хихикает за ее спиной. Она подскочила. Подобную манеру смеяться она различила бы из тысячи… Это был смех призрака.

На следующий день в школе учитель математики, не изменяя своей привычке, прошелся по проходам, разделяющим ряды парт. Через каждые три шага он склонялся к ученику и стучал ему по голове согнутым пальцем.

– Тук-тук! – посмеивался он. – Есть там что-нибудь? Кажется, нет, звук отдается в пустоте.

Когда подошла очередь Сони Левин, она покраснела от стыда. Было видно, что девочка изо всех сил старается не заплакать.

* * *

Во время уик-энда Сет Бранч красовался в большом конференц-зале мэрии, где проходил шахматный турнир. Он одновременно играл с пятнадцатью противниками, причем «вслепую». Все ходы он держал в своей памяти и блестяще выиграл пятнадцать партий.

– Какой ум! – перешептывались в зале.

Пегги Сью, пришедшей на турнир с матерью и сестрой, показалось, что люди гордились и одновременно стыдились того, что среди них находится Сет Бранч. Гордились, что интеллект учителя высоко поднимал планку города, а стыдились, сознавая, какими глупыми выглядят на его фоне. К тому же Бранч не отличался скромностью победителя. Он расхаживал между столами с презрительной миной на лице, словно говорил: «Это слишком просто, вы такие плохие игроки».

* * *

На следующее утро в небе над Поинт Блаф, прямо над мэрией, появилось солнце страха.

Начиналась другая партия: на этот раз пришла очередь призраков передвигать фигуры на шахматной доске ужаса.

4

Пегги Сью заметила это, выходя из фургона. Что-то странное, похожее на застывший в небе солнечный зайчик сияло среди облаков.

– Наступит хорошая погода! – восклицали люди. – Ранним утром солнце редко светит так, как сейчас.

Они ошибались, так светило вовсе не солнце…

«Кажется, нечто круглое плывет над нашими головами, – подумала Пегги Сью. – Светящийся шар, повисший между настоящим солнцем и нами».

Девочка надела черные очки Сони Левин, чтобы лучше разглядеть редкое явление. Она заметила странные завихрения, словно кипящая молокообразная масса пыталась пробить дыру среди облаков.

«Похоже на турбулентный поток, – подумала про себя Пегги. – Спираль света. Такое ощущение, что через пять секунд, если я буду и дальше смотреть, она меня загипнотизирует».

– Ты все еще высматриваешь своего возлюбленного? – пошутила Соня. – Думаешь, что он спустится на парашюте в школьный двор? Это было бы крайне романтично!

– Тебе не кажется, что свет слишком яркий? – в тревоге спросила Пегги. – Как будто мы стоим в луче прожектора. Посмотри на наши тени, они словно нарисованы на земле.

– Действительно, – согласилась Соня. – Будет очень жарко.

Затем переключила внимание на появившихся в этот момент мальчиков и в очередной раз попыталась определить, кто из них «самый привлекательный». Это было ее любимым занятием, она часами могла оценивать достоинства и недостатки каждого из учеников.

Пегги Сью рассеянно слушала, что говорит Соня. Таинственное солнце тревожило ее. Цвет его не нравился Пегги; он слишком напоминал ей цвет призраков. Что же случилось?

* * *

В классах было очень жарко, и даже Сет Бранч, несмотря на свою худобу, все время утирал лицо большим носовым платком. Ученики едва не засыпали. А Дадли Мартин и Стив Петерски все-таки заснули, щекой прислонившись к парте. В десять часов завуч сделал объявление по громкоговорителю. Он объяснил ученикам, что в связи с наступлением внезапной жары следует опасаться солнечных ударов. По улицам города проехал помощник шерифа с мегафоном в руках, советуя пожилым людям держаться в тени.

– Поберегите голову! – повторял он. – Не выходите на улицу без головного убора или зонтика.

6
{"b":"5041","o":1}