ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он застыл, положив руку на выключатель кинопроектора, но внезапно вспомнил еще одну подробность.

– Ах да, – вздохнул он. – Еще одно… Раз уж мы сводим счеты, придется идти до конца. Тебе нужно знать одну вещь. От этого зависит твоя жизнь. Рекс оставил после себя сокровище. Кучу денег, которую он решил завещать одной из своих дочерей, если в день смерти у него так и не будет наследника мужского пола.

– Я не понимаю: одной из нас?

– Да, это казалось ему забавным. Это была его личная месть, способ наказать вас за грязную шутку, которую вы сыграли с ним, появившись на свет. Все деньги будут переданы одной из вас – той, которая убьет свою сестру. Если это условие не будет выполнено, деньги останутся на тайном счете. Та, что останется в живых, заграбастает все.

– Это… Это чудовищно, – пробормотала Сара. – И ты никогда мне об этом не говорил? Почему? Ты мог бы предупредить меня, чтобы я была начеку…

Тимоти Зейн пожал плечами.

– Я пробовал, несколько раз, – попытался защититься он. – Но, признаюсь, мне не хватало смелости. Это было так трудно. С виду ты была так привязана ко мне, это мешало, а не облегчало мою задачу. С другой… я хочу сказать, с Антонией, все было проще. Она не любит меня, считает всего лишь судьей. Наши отношения более здоровые. Ты же отравлена своей дурацкой сентиментальностью. Ты смогла сделать так, что я стал чувствовать себя виноватым. Вот почему мне никогда не удавалось сказать тебе правду. Я знал, что для тебя это будет трагедией. А я слишком стар для слез. В конце концов все это мало-помалу обернулось против тебя, потому что Антония была на несколько корпусов впереди. Она попыталась сжечь тебя заживо. С тех пор, насколько я знаю, она больше не пробовала тебя убить. Она поняла, что это не так-то просто – кого-нибудь уничтожить. Но когда я узнал, что вы вместе отправляетесь в пустыню, то подумал: «Вернется оттуда только одна».

– Это все, что ты подумал? – взорвалась Сара. – «Вернется оттуда только одна»?

– Не совсем, – признал старик. – Еще я подумал: «Таким образом, дело будет окончательно закрыто, и я наконец обрету покой». Мне уже надоело хранить наследство Рекса Фейниса, играть роль опекуна и судьи. Мне хотелось, чтобы меня оставили в покое, один на один с моими воспоминаниями. Теперь наконец все ясно. Все остальное будет происходить между тобой и Антонией. Будь начеку, она опасна. От вашей матери она унаследовала страсть к деньгам. Я дам тебе координаты адвоката, который занимается наследством. Если тебе удастся избавиться от Антонии, тебе придется ее разыскать. Ты ее знаешь, ее зовут Харлок, Джейн Харлок, она работает на Адриана Уэста. Это она составляла твой контракт, когда он тебя нанял.

Все кончено. Неожиданно Сара испытала чудовищную усталость. Она поднялась и инстинктивно бросила прощальный взгляд на окружающие Тизи вещи, натасканные отовсюду понемногу. Вещи, среди которых прошло ее детство.

– Не возвращайся, – бросил ей Тимоти Зейн. – Я не хочу больше тебя видеть. Антонию тоже. С этой минуты начинается вторая часть моей жизни.

Сара повернулась к нему спиной. На мгновение ей показалось, что он пожелает ей удачи, но он промолчал.

Разворачиваясь, чтобы ехать в Лос-Анджелес, она видела, что старик запустил кинопроектор. На сероватом мятом экране Лиззи Кац снова начала свой бесконечный бег по подземным коридорам в «Юдифи из семи замков».

18

Доехав до Лос-Анджелеса, Сара поняла, что не сможет вернуться домой, где не сомкнет глаз всю ночь. Она остановилась в отеле, заперла дверь, просунула в ручку ножку стула и бросилась на кровать.

Она не плакала – была слишком подавлена для сильных эмоций. Что-то в ней сломалось, она ничего не испытывала – ни ярости, ни боли, ничего.

Схватив телефон, Сара набрала номер Адриана Уэста. Ей ответил Уиспер, мажордом. Сара сообщила ему лишь, что магнитофон у нее, и, велев назначить встречу на утро следующего дня, положила трубку.

Спала она недолго и очень плохо.

Проснувшись, заказала чай по-русски. Как и следовало ожидать, ей принесли мерзкий отвар, который она едва отхлебнула. Расплатившись по счету, Сара отправилась в банк забрать «Филко». Она нервничала и без конца смотрела в зеркало заднего вида, готовая каждую минуту увидеть Антонию с ножом в руке.

Бережно поставив аппарат на пассажирское сиденье, Сара направилась в сторону Беверли-Хиллз и беспрепятственно въехала в поместье Адриана Уэста. На этот раз Уиспер оказался более любезным, можно сказать, почтительным. Он провел ее на второй этаж в курительную комнату. Сара, ожидавшая увидеть одного хозяина, удивилась, обнаружив тут же Гвеннолу Маэль и Джейн Харлок. Адриан Уэст, судорожно сжимавший подлокотники своего кресла, казался очень напряженным.

– Вот агрегат, – с деланной беззаботностью объявила Сара. – У меня не было времени проверить, работает ли он. Обнаружить его оказалось сложнее, чем мы думали.

Она поставила запыленный аппарат на чудный инкрустированный столик, не заботясь о царапинах. Подняв голову, обнаружила, что Гвеннола, калека и адвокат не отрываясь смотрят на магнитофон, словно пытаясь его загипнотизировать: они как будто боялись его.

– Я знал, что у вас получится, – прошептал Адриан Уэст с неожиданным жаром. – Только дочери Рекса Фейниса могли довести до конца эти раскопки, не так ли? Естественно, ведь вас направлял инстинкт. Я должен был подумать об этом с самого начала, вместо того чтобы тратить время на бессмысленные экспедиции, которые к тому же никогда не возвращались…

Сара напряглась. Решительно все в курсе! Про себя она проклинала Тимоти Зейна и его тайны.

– Ваша сестра не придет? – спросила Джейн Харлок профессиональным тоном. – Может, вы ее ликвидировали? Как вы, наверное, знаете, если вы убили ее, то должны представить мне доказательство. Без формального доказательства смерти Антонии я не смогу передать вам документы, оставленные вашим отцом, Рексом Фейнисом, где содержится номер счета в Швейцарии и ключ, позволяющий его открыть. Речь идет о колоссальной сумме, состоящей из даров знаменитостей, которым он оказывал услуги.

– Я не убивала Антонию, – выплюнула Сара. – И не собираюсь этого делать.

– Вы не правы, – парировала адвокат. – Она-то своего не упустит. Это очень решительная молодая женщина. Конечно, мы с ней тоже встречались, но она не получила одобрения мистера Уэста.

Сара нахмурилась, не понимая.

– Одобрения? – повторила она.

– У нее нет данных, – безапелляционно заявил Уэст. – Она недоверчива. Ее интересуют только деньги, духовный аспект этой операции оставил ее равнодушной. Она сильно разочаровала меня, именно поэтому я сделал ставку на вас. Вы моя кандидатура, и я в вас верю. Я надеюсь, что вы окажетесь на высоте.

– Боже мой! – процедила Сара. – Да о чем вы говорите?

Уэст улыбнулся. Его лицо приняло выражение терпеливого учителя, который готовится объяснять теорию относительности пятилетнему ребенку.

– Я начну с самого начала, – произнес он. – Полагаю, Тимоти ввел вас в курс дела. Проблема в том, что последнее время он сильно сдал, и я боюсь, как бы он чего не напутал. Вы не дочь Рекса Фейниса.

– Что? – опешила Сара, неожиданно испытав огромное облегчение.

– Нет, – подтвердил Адриан. – Вашим родителем является его целлулоидный двойник. Его «изображение». Настоящий Рекс умер задолго до вашего рождения, поглощенный персонажем, которого он создал. Его останки покоились в фундаменте виллы. Вы бы наверняка нашли их, если бы открыли шестой контейнер, но это не важно. Важно то, что вы и ваша сестра родились не от человеческого существа, а от кого-то вроде ожившего призрака. Именно по этой причине Рекс не мог иметь сексуальных отношений с женщинами. Они бы неизбежно заметили, что без грима его тело в реальности прозрачно, как пленка, и не содержит никаких внутренних органов.

Сара воздержалась от какой бы то ни было реакции. Она только что поняла, что попала в лапы секты. Сумасшедшие, душевнобольные, живущие на другой планете. Она решила подыграть им и не перечить. За спиной она чувствовала присутствие Уиспера – неподвижного, молчаливого угрожающего.

42
{"b":"5042","o":1}