A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
53

— Я пытаюсь вам помочь, — вздохнула женщина. — Я вам не враг. Вы напрасно сопротивляетесь. На процессе прокурор сможет красиво поиграть с обстоятельствами, которые якобы довели вас до крайности, и произвести большое впечатление на судей. Он сможет подтвердить, например, что, как избиваемый в прошлом ребенок, вы чувствовали себя обязанной оградить своего сына от такой же судьбы, которая давила на вас своего рода «похищением»… как говорится, лишением его жизни.

— Вы сумасшедшая!… — икнула Сара.

— Многие это подтвердят, будьте уверены. Я даже могу сейчас же представить вам схему их выступления перед судьями. Вы бессознательно хотели, чтобы вашего ребенка у вас как бы «украли», потому что чувствовали в себе непреодолимое желание сделать ему больно. Вы старались защитить его от себя самой. Вот откуда в ваших книгах эти навязчивые спасительные похищения, в которых не было никакой необходимости. Вы просто позволили себе выразить свое неосознанное стремление. Точно так о вас скажут. Джейми Морисетт всегда отрицал роль похитителя, которую вы ему определили в своих заявлениях. Я задаю себе вопрос: так ли уж на самом деле вы не хотели, чтобы он забрал у вас ребенка сразу после рождения? Не желали ли вы оградить ребенка от грубого обращения, которое ему было уготовано? В вас есть и добрая женщина, но есть и другая… та, у которой детство ассоциируется с побоями и инцестом. Та, которая думала, что лучше умереть, чем жить в этой мерзости. Та, которая предпочла убить своего сына, пока он еще «чист»… пока не стал еще жертвой обстоятельств.

— Что за бред!

— Нет. Все можно представить именно так. На процессе вас отделают по первое число. Лучше будет, если вы мне доверитесь. — Психолог сделала паузу, прежде чем продолжить. — Кажется, с самого рождения Тимми вы не имели никаких сексуальных связей. Ни одного партнера. Странно для молодой, здоровой женщины, нет? Я встречалась с Джейми Морисеттом. Совершенно очевидно, что он поставил себя вне общества и страдает нарциссизмом. Он воображает себя стоящей над законом, свободной от предрассудков, исключительной личностью, которая не подчиняется общественному порядку. Он знает, что обаятелен, и широко этим пользуется. Он полагает, что ему все должны и все вокруг ему принадлежит. Его совсем не беспокоит реакция окружающих. Он хищник, в том смысле, что привлекает многих женщин с деструктивными наклонностями. Вы ходили к Джейми Морисетту, потому что надеялись, что он вас накажет, как вы того заслуживаете?

Когда Нив О'Патрик наконец сложила бумаги в чемоданчик, Сара была готова вцепиться ей в горло и выцарапать глаза. У нее было чувство, что вела она себя хорошо, но точно определить, позитивно или негативно, не могла.

«Я не визжала, не рвала на себе волосы, не каталась по полу, брызжа слюной, — рассуждала она, — но, может быть, именно так и ведут себя бесчувственные серийные убийцы».

Глава 27

На следующий день бригада ФБР прибыла, вооруженная метановыми щупами. Сара стиснула зубы. Эти щупы предназначены для того, чтобы обнаруживать газы, образующиеся при гниении под землей. Как только показатели метана превышают нормальные, можно с уверенностью сказать, что под землей находится труп, — бери и выкапывай.

Федералы заняли позиции в лесу, разбив территорию на квадраты. Было очевидно — они ищут труп Тимми, который его мать недавно зарыла в землю. Эта новость возбудила прессу, грузовики с оборудованием, телекамерами заняли всю обочину у дороги. Местные каналы заинтересовались этим делом. Сара слышала, что журналисты уже допросили Мегги Хейлброн. Они побудили ее рассказать свою историю перед тем, как заснять космический деревянный корабль, установленный в саду несчастной. В заключение комментаторы задались вопросом, а не связаны ли, случайно, эти оба дела. Двое детей пропали в одном и том же месте, не слишком ли странное совпадение?

Телеобъективы, готовые к съемкам, были постоянно нацелены на «зоо». Сара не могла и носа высунуть из дома, чтобы сразу не услышать щелчки фотоаппаратов или жужжание камер.

Через некоторое время журналисты узнали, что Сара пишет книги для детей. «Эксперты», консультирующие прессу по этому случаю, подвергли романы суровой критике и пришли к тем же заключениям, что и Нив О'Патрик. Они обнаружили — ну а как же! — что темы периодически навязчиво повторяются, и эта псевдонаучная болтовня привела их к выводу, что маленькие забавные книжки, вышедшие из-под пера Сары, на самом деле являются зашифрованными воспоминаниями серийной убийцы. «В профессиональном смысле мне крышка, — поняла Сара. — После этого ни один издатель детских книг не захочет со мной работать».

Все всплыло на поверхность: репортерам удалось разыскать Дженнифер Подовски, бывшую соседку Сары по комнате в университете.

— Это была хорошая девушка, — заявила та, — но она все время попадала в странные истории и была не способна найти себе нормального мужика.

Телевизионщики засняли Джейми Морисетта в тюремной камере, где он предстал скромным соблазнителем. Он произвел на телезрительниц большое впечатление. Продюсер пообещал ему главную роль в телесериале, как только он окажется на свободе.

Только родители Сары отказались встретиться с журналистами. Их поведение произвело на общество неблагоприятное впечатление. Большинство журналистов изобразили Джона Латимера Девона как человека почти без средств к существованию, некомпетентного финансиста, неудачно разместившего деньги своих бывших клиентов и потерявшего их доверие. Его сделали ответственным за разорение многочисленных мелких вкладчиков.

Сара поняла, что должна перестать читать газеты, чтобы сохранить рассудок. Однако отделали ее по первое число.

Случай действительно был весьма лакомым куском! Личность Джоба, ее деда, подожгла фитиль с новой бомбой сплетен. Разворошенное население Хевен-Риджа единодушно заявило, что старый летчик вел неподобающий образ жизни.

— Это был герой, увешанный медалями, как говорят, — бушевал Марк Фостер, хозяин лавки. — Он должен был подавать пример, а вместо этого жил как старый безумец, закрывшись за своей решеткой. Можно было подумать, что он сам себя засадил в клетку, потому что считал себя опасным.

Начиная с этого момента исход дела был предрешен.

Метановый зонд обнаружил два трупа: енота-полоскуна и лисицы в состоянии разложения. До этого провала местная газета предложила награду тому, кто найдет останки маленького Тимми. На следующий день вся деревня была наводнена охотниками с собаками. Некоторые использовали свиней.

Дело будоражило всю Америку в течение добрых двух недель. В книжных магазинах книжки Сары из отдела детской литературы переместились в отдел триллеров. Их покупали ради прикола, чтобы показывать знакомым с соответствующим подмигиванием. Пытались читать между строк, выискивая причину преступления. Многие обсуждали тексты со своими психоаналитиками. Лиги морали беспокоились, что книги писательницы с такой репутацией могут попасть в руки невинных детей.

Лихорадка закончилась, когда в один прекрасный день в трехстах километрах от Хевен-Риджа в небольшой рощице была обнаружена брошенная машина, покрытая камуфляжной сеткой армейского образца.

Между сиденьями автомобиля застряла детская игрушка, одна из тех, что фигурировали в списке, составленном Сарой по требованию федеральных агентов в начале расследования, когда ее попросили уточнить предметы одежды, надетые на Тимми, и предположительно содержимое его карманов.

— Он все время таскал с собой пластмассовые фигурки, — отвечала Сара. — Ну, вы знаете: космические монстры, странные создания… другие подобные штуки, которые нравятся маленьким детям. Когда ему становилось скучно, он вытаскивал их из карманов, чтобы поиграть.

— Осмотрите все его игрушки, — приказал ей Колхаун. — Сделайте инвентаризацию. Попробуйте определить, какие из фигурок Тимми взял с собой в тот день.

23
{"b":"5043","o":1}