ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сара вцепилась руками в чашку с кофе.

— Я буду играть роль злой матери, так? — простонала Сара.

Нив пожала плечами.

— Знаю, что это несправедливо, особенно для вас, его матери. Но это следует сделать, чтобы как можно раньше обезвредить бомбу. У меня были похожие дела, и я пришла к выводу, что родители часто полны иллюзий. — Психолог сделала паузу, прежде чем продолжить. — Вы же видели фотографии, он смеется… Не думаю, что его заставляли это делать под дулом пистолета. Я уверена, что, наоборот, мальчик привязался к своей новой семье и воспримет новую разлуку как драму. Вы сами станете похитительницей, укравшей его у своих. И будете ею в течение какого-то времени, возможно, месяцев. Необходимо будет присутствие психолога, чтобы помочь ребенку разобраться в самом себе.

— Вы действительно думаете, что он был счастлив все эти годы? — спросила Сара.

— Ничего нельзя утверждать, — вздохнула Нив, — но если его похитила бездетная пара, то вряд ли к нему плохо относились.

— Но почему же тогда они, эти люди, решили его вернуть сегодня?

— Я не знаю. Может быть, угрызения совести. Может быть, они считают вас потерпевшей стороной или вдруг возникли какие-нибудь непредвиденные обстоятельства. Смерть одного из супругов, например. Если «приемная мать» умерла, возможно, муж захотел освободиться от Тимми, чтобы начать новую жизнь. Может быть все, что угодно.

— Вы будете его допрашивать, чтобы найти похитителей?

— Да, но, думаю, он никого не выдаст. Будет давать краткие объяснения или фантазировать. Подобные вещи происходят и со взрослыми. Не бойтесь, мы не подвергнем его лишним испытаниям. Мальчик будет говорить только в том случае, если с ним плохо обращались его похитители, те, кто меня интересует. Только жертвы насилия, которым удалось освободиться, сотрудничают с полицией. И еще. Некоторые предпочитают молчать, потому что стесняются того, что им пришлось перенести. Они не колеблясь симулируют амнезию, чтобы прекратить вопросы.

«Она пытается мне сказать, что мой сын будет считать меня своим врагом, — подумала Сара, — и что бесполезно печь пирог к его возвращению в родное гнездо… Я ненавижу эту женщину».

Глава 29

Пока Сара ждала возвращения Тимми, она преобразила свое жилище. Потратив кучу денег, провела в дом электричество, приобрела телевизор и компьютер. Расходы сильно сократили ее банковский счет, но Сара хотела, чтобы ее сын мог играть с комфортом, необходимым детям его возраста. Она купила по каталогу большое количество самых известных видеоигр, научно-фантастические фильмы, лазерный плейер и другие технические штучки, которые составляют набор развлечений ребенка третьего тысячелетия. Сара вымылась, причесалась, стала делать гимнастику, купила новую одежду, потому что хотела выглядеть красивой в глазах Тимми. Внимательно посмотрев на себя в единственное зеркало на ранчо, Сара поняла, что со времени исчезновения ребенка превратилась в грязнулю и неряху. Полубомжиху. Пора это прекращать; она должна взять себя в руки.

Сара сама считала, что ведет себя как сумасшедшая, но все эти заботы в ожидании Тимми помогли ей перестать грызть ногти до крови. Она больше не расставалась с мобильным телефоном, боясь прозевать звонок из ФБР. Каждый час проверяла зарядку батареи.

— Сохраняйте хладнокровие, — советовала ей Нив О'Патрик. — Вероятность дурной шутки не исключается.

В довершение всего у решетки появилась Мегги Хейлброн с морковным пирогом в руках. Благодаря сплетням добрых кумушек из Хевен-Риджа Мегги узнала о возможном возвращении Тимми.

— Как я счастлива! — радостно вскричала безумная, бросившись готовить чай. — Значит, инопланетяне решили вернуть его на Землю!

Сара стиснула зубы. Нервы были слишком напряжены, чтобы переносить поток болтовни Мегги. Однако прервать беднягу Сара не решилась. «Она была единственной, кто поддерживал меня в течение этих четырех лет», — думала Сара.

— О! — воскликнула Мегги. — Я догадываюсь, конечно, что вы испытываете, но надо быть настороже. Я пришла вас предупредить. Тимми, которого вы получите обратно, не будет иметь ничего общего с тем, которого вы знали. Марсиане, возможно, развили его интеллект до такой степени, что мы не сможем ничего понять. Он вам покажется странным… и, без сомнения, далеким. После стольких лет, проведенных там, наверху, у звезд, он, конечно, будет говорить с ужасным акцентом. Очень может быть, что даже его кожа немного позеленеет.

Сара кусала губы, чтобы не расхохотаться… или не разрыдаться.

— Без сомнения, он будет казаться чужим, — прошептала Мегги.

Она смутилась, будто колебалась, стоит ли продолжать. Кукольное личико противно сморщилось. Не замечая этого, Мегги кромсала ножом морковный пирог.

— Я не хотела вам говорить, — продолжила она наконец, — но ничего стыдного не произойдет, если никому об этом не рассказывать. Это… Это рискованно.

Сара выпрямилась на стуле. Она была так напряжена, что малейший пустяк вырастал в ее глазах до размеров пророчества.

Она удивилась, что так испугалась слов спятившей жены водителя грузовика.

— Будем надеяться, что похищение совершили добрые инопланетяне, — пояснила сумасшедшая, — а не злодеи, которые хотят воспользоваться возвращением вашего сына, чтобы захватить нашу планету. Если это именно такой случай, то Тимми будет только оболочкой, биокапсулой, в которую поместят мозг космического существа. Тогда вы не должны доверять сыну.

«Господи! — подумала Сара. — Вот зачем она ко мне пришла».

Нашествие осквернителей могил.

Сара попробовала отнестись к разговорам Мегги с юмором, но в подсознании засела гипотеза ненормальной соседки, и это ее напугало.

— Узнать правду будет трудно, — настаивала бедная женщина. — Вам нужно быть очень внимательной, чтобы догадаться о злых намерениях. Если у вас будут малейшие сомнения, не колеблясь приходите ко мне. У меня опыта в этой области гораздо больше, чем у вас. В конце концов, мы не можем знать, какого рода пришельцами был похищен мальчик. Надо быть осторожной. Космос наполнен народом, который воюет друг с другом. Кроме всего прочего, межзвездные войны портят погоду. Об этом никогда не говорят по телевизору, но мой маленький Деннис мне обо всем рассказал во сне.

«Она завидует, — сказала себе Сара. — Это нормально. Она потеряла Денниса, а Тимми скоро вернется. Она должна думать, что судьба несправедлива, поэтому хочет подпортить мне радость, но делает это не со зла. Безотчетный рефлекс несчастной матери».

— Вы правы, Мегги, — сказала Сара, взяв сумасшедшую за руки. — Я буду очень внимательна и обязательно попрошу у вас совета.

— Вы добрая, — прошептала та со слезами на глазах. — Я поговорю об этом с Деннисом сегодня же ночью, посредством телепатии. Попрошу его рассказать о похитителях Тимми. Таким образом, мы будем знать, как надо действовать.

— Очень хорошая мысль, — вздохнула Сара.

В ту же секунду ее мозг пронзил жуткий страх: эта чокнутая за что-то невзлюбила Тимми и вбила себе в голову, что ему надо навредить, обвинив в том, что он вернулся на Землю, чтобы уничтожить род человеческий. В этом не было ничего абсурдного!

«Надо бы за ней проследить», — подумала Сара, в то время как на висках у нее от страха выступил пот. В ее мозгу уже крутился тревожный сценарий. Она видела, как Мегги стреляет в Тимми из ружья, утверждая, что тело мальчика служит оболочкой для злобных существ, спустившихся со звезд. Кошмар! Едва обретенный ею, Тимми снова будет потерян! Нет. Этого не должно случиться!

Когда спустя час Мегги покинула ее дом, Сара, переполненная страхом, не удержалась и проследила за ней взглядом. «Она не злая, — размышляла Сара, — но не в себе, и об этом никогда нельзя забывать».

Сара решила обсудить это с Майком Колхауном, как только тот снова позвонит; она ничего не хотела пускать на самотек.

На следующее утро зазвонил телефон. Агент Колхаун.

— Сара, — объявил он, — мне очень жаль, но у меня для вас плохая новость. Это была шутка. Глупая шутка. Мы нашли отправителя письма. Это оказался кузен мальчишки из Хевен-Риджа. Он все проделал на своем компьютере, сканируя фотографии, появившиеся в газете четыре года тому назад. Мне очень жаль… на самом деле жаль.

28
{"b":"5043","o":1}