A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
53

Сара не знала, что сказать. На первый взгляд его теория казалась абсурдной, но надо было учитывать ту магическую власть, которой Майнетт Соммерс пользовалась в городке. Почему бы и нет, в конце концов? Старая дама капризничала… играя с живой куклой, которую верный слуга тут же убирал в коробку, как только она перевозбуждалась.

— Я вернусь туда сегодня вечером, — продолжал Джейми. — Чувствую, что нащупал конец веревочки. Тайная комната в подвале, в этом я уверен, но подвал огромный, и очень трудно передвигать ящики с бутылками без шума. Там должен быть проход в стене, замаскированная дверь. По-другому и не может быть, иначе старухе было бы трудно туда добираться.

Он разговаривал сам с собой, не дожидаясь ответа Сары. Молодая женщина интуитивно почувствовала, что этот человек всегда будет одинок. Он ни в ком не нуждался, он хотел забрать с собой Тимми не для того, чтобы узнать своего сына, а из чувства долга. Ему необходимо было передать огонь семьи Морисеттов, продолжить род! В его задаче отцовской любви не было места. Просто биологическое предприятие. Дрессировка. Как только ребенок смог бы самостоятельно выпутываться из передряг, Джейми бросил бы его в лесу, на природе, как делают звери со своими детенышами.

Они расстались, едва забрезжил рассвет. Сара снова уставилась на мятый рисунок. Кончиками пальцев она гладила буквы, написанные острым карандашом с сильным нажимом. Настоящий след или очередной мираж? Каракули на рисунке казались ей давними. Это было произведение ребенка лет четырех. Шериф имел вид картошки. Тимми научился так рисовать за несколько месяцев до похищения. Майнетт скомкала листок, который потом потерялся, скатившись по ступенькам лестницы, и завалился под ящик с бутылками…

Сара зажмурилась, чтобы сдержать слезы. Она попыталась представить себе жизнь маленького мальчика в последние четыре года. Как он проводит свое время? Позаботилась ли Майнетт научить его читать и писать… или предпочла этого не делать? «Маленький дикарь, — подумала она. — Это так удобно, когда он не умеет писать и не может позвать на помощь. Когда он не в состоянии нацарапать записку и бросить ее на улице, надеясь, что кто-нибудь ее подберет».

Неграмотного ребенка гораздо проще контролировать.

* * *

Сара провела день как сомнамбула. Она все время возвращалась к рисунку на столе, изучала его, вертела в разные стороны. Она пыталась защитить себя от бессмысленной надежды, которую породила в ней находка Джейми. Мысли вернулись к плану, придуманному Морисеттом. Напасть на шерифа, когда тот будет переправлять ночью ребенка… Отбить Тимми. Все это ей казалось рискованным. С приходом ночи Сара окончательно измучилась и чувствовала себя словно с перепоя, хотя за целый день не выпила ни капли спиртного. Джейми проскользнул в дом. Он хотел пополнить запасы молотого перца, чтобы сбить собак со следа в случае погони. Он показал молодой женщине тряпочный мешочек с дыркой, подвешенный к поясу.

— Перец высыпается при каждом моем движении, — объяснил Джейми. — То тут, то там. Если собака захочет меня выследить, то перец попадет ей в нос и станет жечь, она и потеряет след. Когда-то такой штукой пользовались рабы, бежавшие с плантаций, из неволи.

Закончив свои приготовления, Джейми сделал жест, будто хочет положить руку Саре на плечо, но делать этого не стал.

— Я найду индейскую комнату, — заявил он твердо. — Я это чувствую. И тогда можно будет утверждать, что Тимми недалеко.

Молодая женщина смотрела, как он растворяется в ночи. Какое-то мгновение ей хотелось побежать за ним и спросить: «Когда ты найдешь Тимми, ты позволишь мне уйти вместе с вами туда, на болота?»

Но она промолчала, уверенная, что мужчина ответил бы отказом.

Сара приготовила кофе и устроилась у окна. Пассивная роль, отведенная ей Джейми, собственное бессилие сводили с ума. Она полагала, что такова доля всех подруг гангстеров. Страх ожидания. Вспотевшие руки. Неизбежная драма. Она и ненавидела и завидовала, все сразу.

«Ты завидуешь, — говорила она себе, — потому что он может сделать то, чего ты не смогла за четыре года: пробраться в дома подозреваемых!» Но была ли то ее ошибка? Ведь в добропорядочных домах девушек не учат вскрывать замки, не оставляя следов.

Сара коротала ожидание, стараясь представить, как чувствует себя Тимми после столь долгого лишения свободы. Как такой подвижный мальчик перенес заключение? Конечно, телепередачи в больших количествах, видеоигры… а если транквилизаторы, которые используются сегодня в тюрьмах, где заключенных содержат по последней моде? Одним ударом разрешаются трудные проблемы заключения: из людей делают сонных ничтожеств. Когда Майнетт Соммерс желает видеть ребенка, его приводят в чувство, а потом снова дают наркотик, до будущего раза. Маленький шут, цирковой пудель, паж восьми лет. Как же старая дама рассчитывает искупить свой грех, если по-прежнему придерживается своих принципов? Думает сделать Тимми своим единственным наследником?

Было часа два ночи, когда Сара заметила оживленное движение со стороны Хевен-Риджа. Муниципальное освещение, обычно слабое в это время суток, горело так ярко, будто включили иллюминацию на улице. Обеспокоенная, Сара вышла из дома и поспешила к ограде. Она услышала лай собак. Машины, ездившие взад и вперед, освещали фарами темноту. Люди кричали, но разобрать смысл слов было невозможно. Сара кусала губы, уверенная, что для Джейми дело обернулось плохо. Его схватили! Вот что бывает, когда считаешь себя умнее всех!

В течение десяти минут она не сводила глаз с дороги. Патрульная машина пронеслась по главной улице. Сара заставила себя собраться. Добрые обыватели Хевен-Риджа бегали по городу. Если бандит, так напугавший жителей, еще не попал в их руки, значит, Джейми удалось проскользнуть в игольное ушко! Он сейчас вернется, его надо будет спрятать в подземелье, которое построил Джоб… накормить, успокоить.

Сара мерила шагами дорожку перед хижиной, дрожа от нервного напряжения. К ней никто не обращался, и она решила вернуться в дом, на тот случай если шериф зайдет его проверить. Не хватало, чтобы он застал ее полностью одетой. Вдали продолжали лаять собаки. Сара погасила керосиновую лампу и встала у окна, напряженно вглядываясь в темноту.

Злобный лай ее пугал.

«Он ничем не рискует, — успокаивала она себя. — У него с собой перец. Свора его не найдет. Собаки будут носиться по кругу».

Прошел час. Потом два. Пикап, забитый людьми, вооруженными охотничьими ружьями, проехал мимо ранчо. Никто не остановился, не поспешил предупредить ее, что в окрестностях гуляет грабитель. Через минуту все стихло, машина скрылась в Хевен-Ридже, собаки перестали лаять. Сара надеялась, что Джейми ждет затишья в какой-нибудь пещере в лесу.

Рассветало, когда она услышала шорох на улице. Кто-то карабкался на террасу. Сара открыла дверь.

Джейми лежал на боку. Лицо его было в крови, он шевелил губами, еле слышно произнося какие-то слова.

Глава 33

Сара опустилась перед ним на колени. Рана на голове была глубокой, с ровными краями, словно его ударили кочергой. Джейми снова что-то хотел сказать, но не смог издать ни звука. Сара подумала — а если задет мозг? Джейми потерял много крови. Его одежда вся была ею пропитана. Она не хотела оставлять его здесь, но и не могла положить на кровать: это было слишком опасно. Сара решила оттащить Джейми в подземелье: там по крайней мере он будет в безопасности на случай неожиданного обыска. Она помогла ему подняться. Мужчина еле держался на ногах, но изо всех сил старался не потерять сознания. Спуститься в галерею, построенную Джебом, было непросто. По счастью, худоба Джейми позволила Саре отвести его туда. Они достигли наконец потайной комнаты в конце туннеля. Сара вся перепачкалась кровью раненого и никак не могла его крепко обхватить — руки скользили по телу. Когда она уложила его на циновку, Джейми застонал. Он закатил глаза, его члены свела судорога. Сара задавала ему вопросы, но он как будто ее не слышал.

36
{"b":"5043","o":1}