ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нужно было за ним ухаживать: промыть рану, зашить и перевязать. Необходимых лекарств и материалов в аптечке не было. Позвать доктора означало бы признать себя пособницей беглого преступника. Мортимер Камински, врач из Хевен-Риджа, с радостью донесет на нее шерифу. Укрывательство считается преступлением. Обвинение потребует прямым ходом отправить Сару в тюрьму года на четыре. Что касается ФБР, агенты, следуя букве закона, устроят допрос по поводу странных связей Сары Девон с ее мучителем.

Нет, ждать помощи со стороны она не могла. Особенно если Джейми кого-нибудь убил в Хевен-Ридже. Лучше всего было бы просто ухаживать за ним до тех пор, пока он не придет в сознание. Возможно, кто-нибудь из его родственников в Луизиане смог бы забрать Джейми?

При помощи воды и салфетки Сара как можно тщательнее отмыла лицо раненого. Рана оказалась не такой уж глубокой. Однако нужны были дезинфицирующие средства и сульфаниламиды.

— Сейчас вернусь, — прошептала она, сжимая руку Джейми. — Не волнуйся, я скоро.

И торопливо выбралась из подземелья. Надо было прежде всего умыться. Если шериф через минуту появится перед оградой — она погибла. Сара побежала к дому, радуясь утреннему туману, который уже начал рассеиваться. Забежав в дом, сразу сбросила одежду и умылась холодной водой над раковиной. Под ногтями осталась кровь, которую невозможно было вычистить даже щеткой. Сара старалась не терять головы, но тряслась от мысли, что перед домом вдруг затормозит патрульная полицейская машина. Помывшись, она поспешно переоделась. Одного взгляда было достаточно, чтобы определить, что в аптечке есть только обезболивающее и прокладки. Значит, придется ехать в магазин.

«Идиотизм, — подумала она. — Марк Фостер найдет очень подозрительным, что ты решила обновить содержимое аптечки как раз в тот день, когда бродяга попытался обчистить дом. Ты не можешь так поступить. Не здесь, не в Хевен-Ридже».

В этом случае лучше всего сесть в пикап и доехать до Паукау. Это почти двести километров туда и обратно. Перед отъездом она должна как следует устроить Джейми, перевязать его, заставить принять таблетку обезболивающего. Сара затолкала в сумку чистые тряпки, ножницы, мыло, салфетки и наполнила водой десятилитровый бидон. Нагрузившись, она вернулась в подземелье, чтобы обработать рану.

Джейми хрипло дышал, глаза были закрыты. Руки скребли циновку, ноги конвульсивно вздрагивали. Время от времени он произносил слова, понять которые было невозможно.

— Тимми, — спрашивала Сара, — ты видел Тимми?

А вдруг он попытался пробраться к шерифу, чтобы найти ребенка? Рана, кровоточившая на голове, могла быть огнестрельной.

Сара сняла с него грязную одежду. Джейми бил озноб. Она укрыла его пледом, а потом тряпками, нарезанными полосками, перевязала голову. У нее не было никакого опыта в таком деле, каждое движение выдавало полную беспомощность. Здесь нужен был доктор, больница…

Не затащить ли Джейми на заднее сиденье пикапа, а потом отвезти поближе к Паукау и оставить, позвонив анонимно шерифу этого местечка, чтобы его быстро забрали? «Нет, — ответила она себе. — Ты не сможешь свободно передвигаться, потому что скорее всего по дорогам ездят патрули и на выезде из Хевен-Риджа стоят посты. Тебя остановят, это точно, и большой хитрости не понадобится, чтобы проверить, что ты везешь сзади под брезентом».

Это можно было сделать, но спустя два или три дня, когда усердие любителей порядка поутихнет. Не раньше.

Закончив перевязку, она снова вернулась в дом и собралась в дорогу. Решено, она едет в город за запасами. Загрузит пикап под завязку, а среди консервов спрячет сульфаниламиды, иглы и шовный материал. Все это она без труда сможет купить в пригороде, где производственные травмы не редкость. Лесорубы обычно штопают себя сами, особенно когда работа в разгаре.

Сара села в машину, положила руки на руль и выдохнула. В зеркале заднего вида отражалась бледная женщина, лицо которой блестело от пота. Надо взять себя в руки, иначе остановят на первом же посту, подумала она.

Сара опустила стекла в машине, чтобы впустить как можно больше воздуха, затем включила зажигание. Если ее остановят, то она скажет, что едет за информационным материалом. Слово «информатика» производило на жителей Хевен-Риджа большое впечатление, потому что технический прогресс для них остановился на цветном телевизоре.

Пока пикап катился в сторону городка, Сара жалела, что не накрасилась. Она была очень бледна. Вскоре она заметила необычайное волнение, царящее на улице. Повсюду толпы жителей перешептывались и с очень серьезным видом качали головами. У каждого было такое выражение лица, будто объявили о неминуемой природной катастрофе. Простое неудавшееся ограбление не могло произвести такой переполох. Значит, что-то другое…

Сара остановилась у магазина с намерением что-нибудь купить, а заодно узнать у Марка Фостера, что произошло. В качестве приветствия старик, как обычно, сдвинул брови. Подпоясанный белым фартуком, он походил на служащего похоронного бюро, только что вкатившего дозу формалина кандидату на бальзамирование. Сара спросила, что случилось.

— Трагедия, — бросил бакалейщик, опустив голову. — Этой ночью бродяга залез к Майнетт Соммерс, чтобы ее обокрасть. Она его спугнула, выстрелив из револьвера своего покойного мужа, но ее тут же поразил сердечный приступ. Она умерла еще до приезда врача. Стресс, конечно… У нее уже несколько лет были проблемы с сердцем. Отдала Богу душу на руках у шерифа.

— Умерла?

— Да, это большая потеря для нашего общества. Майнетт столько сделала для Хевен-Риджа. Ее уход — большой удар для каждого из нас. Можно сказать без преувеличения, что она была душой этого города.

Сара больше не слушала. В ее голове смерть Майнетт Соммерс зажгла сигнал тревоги. Она должна была окаменеть при известии о смерти старой ханжи, однако почувствовала только ужас, который разрастался у нее внутри.

«Мертва, — подумала Сара. — Если заговора не было, то легко себе представить, что Тимми заперт у нее без всякой связи с внешним миром: значит, отныне больше никто не сможет о нем позаботиться…»

Руки у Сары дрожали так, что ей с трудом удалось достать деньги из кошелька, чтобы расплатиться с лавочником. В голове теснились страшные картины: Тимми заточен в индейской комнате, о существовании которой никто не знает, Тимми стучит кулаками в стену, Тимми умирает от жажды и напрасно взывает о помощи…

Страх сдавил ей горло, и Сара уронила коробку с провизией. Пошатываясь, она направилась к машине, голова была заполнена густым туманом, в котором тонуло все окружающее. Внутренний истерический голос продолжал вопить: «Если шериф не находился в сговоре с Майнетт Соммерс, если старуха никому не доверила своего секрета, даже нотариусу при составлении завещания, то очень может быть, что никто из жителей Хевен-Риджа и не подозревает о присутствии Тимми в стенах ее дома! Кроме тебя…»

Сара с трудом забралась в машину, но завести не смогла. Она впилась глазами в дом, где произошла драма. Большая двустворчатая дверь была распахнута настежь. Женщины с опущенными головами переговаривались в саду. Кое-кто изредка промокал глаза носовым платком, украшенным инициалами. Возможно, они пришли, чтобы подготовить тело для погребения? Казалось, что ими руководит Пигги Уолтерс. После смерти Майнетт она стала первой дамой Хевен-Риджа. «Должно быть, радуется про себя, — подумала Сара. — Я всегда подозревала, что эти две грымзы завидуют друг другу».

Кофейные чашки передавались из рук в руки с легким звоном. Саре чудилось: она слышит, как ее зовет Тимми. Крики ребенка проникали сквозь стену с такой частотой звука, которую улавливала только она. Мать понимала, что это невозможно, но ничего не могла с собой поделать. Поддавшись порыву, она выскочила из машины и направилась к дому. Добрые дамы Хевен-Риджа обернулись, перешептываясь. Под предлогом, что покойницу надо подготовить, они обшарили все шкафы, проверяя, что украли из мелочей, являвшихся предметом общей зависти многие годы. Сара толкнула садовую калитку. На что она надеялась? Обнаружить индейскую комнату за минуту, в то время как Джейми потратил на это столько времени? Она думала, что инстинкт матери пробудит телепатические возможности и приведет ее прямой дорогой к скрытой в стене панели с поворотным механизмом, за которой томится Тимми?

37
{"b":"5043","o":1}