ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пигмеи иногда развлекались тем, что строили человеческие пирамиды, вставая друг на друга. Одаренные отличным чувством равновесия, они могли образовывать живую колонну высотой двенадцать-тринадцать локтей и при этом передвигаться совершенно прямо. Находящийся внизу этой колонны человек шел маленькими шажками, держа на себе вес всех своих товарищей. Судя по всему, делал он это без напряжения: его мускулы и короткие ноги не дрожали от усталости.

Бандиты с открытыми ртами глазели на эти представления, завидуя подобной ловкости. С наступлением ночи пигмеи танцевали вокруг костра, соблюдая какой то сложный варварский ритуал, делавший их похожими на выскочивших из мрака демонов.

Однако возникла проблема, когда они дали понять, что им требуются женщины для удовлетворения их страсти, и потребовали, чтобы Нетуб срочно прислал им Ануну. Главарь решительно отказал им, и неудовлетворенность карликов грозила перерасти в ссору. Девушка дрожала при мысли, что Нетуб может уступить капризу этих ужасных человечков. К счастью, он поступил по-другому: послал своих сеидов в соседний город за проститутками, которые заработали на этом кучу медных дебенов.

— Мне иногда кажется, что на организацию этого ограбления ты тратишь столько меди и золота, сколько мы не заберем из гробницы. Откуда ты все это берешь?

— Я пользуюсь средствами Дакомона, — ответил Нетуб, избегая взгляда девушки. — Покинув Сетеп-Абу, он увез оттуда все свое состояние для финансирования этой операции.

— И у тебя никогда не было соблазна завладеть им? — удивилась Ануна. — Ведь этот так легко. И никакого риска. Ты никогда не думал, что богатство Дакомона, которое ты растрачиваешь на подкуп тысяч сообщников, возможно, больше твоей предполагаемой доли сокровищ Анахотепа? Между прочим, оно уже у тебя в руках… тебе достаточно скрыться с ним, ни с кем не поделившись. Ты не боишься поменять кукушку на воробья? Нетуб с досадой отмахнулся.

— Ты не понимаешь, — злобно прошипел он. — Дело не в золоте, не в богатстве. Затронута наша честь. Номарх должен ответить за свои преступления. Надо не только лишить его сокровища, но и осквернить его тело. Это главное. Ты и представить себе не можешь, как я сожалею, что не могу спуститься вместе с тобой и разделаться с его мумией. Ах! Как бы мне хотелось переломить ее о колено, разорвать… С каким наслаждением я топтал бы ногами ее лицо. Все это ты сделаешь за меня. Непременно. Нельзя допустить, чтобы в другом мире Анахотеп вел такую же нечестивую жизнь, как и здесь,

— Если он такой нечестивец, — возразила Ануна, — сорок два судьи Аменти взвесят его сердце и бросят Пожирателю, адскому псу, сидящему у весов. Это закон.

Нетуб презрительно захохотал:

— Как ты наивна, моя девочка. Богатые всегда договорятся между собой. Уже давно Анахотеп купил у богов отпущение грехов пожертвованиями и роскошными подарками. Его сердце будет весить столько же, сколько и сердце бедняков.

Тренировки возобновились. Как и предвидел Нетуб, пигмеи легко умещались в полых статуях вместе с мешками, инструментами, веревками. Они были необычайно выносливы и могли спокойно провести в закрытом саркофаге самое жаркое время дня. Чтобы избежать обезвоживания и не пить воды, они сосали кристаллики соли. Они же объяснили, что, когда им приспичивало, они мочились в пузырек, а потом выпивали мочу, чем поддерживали водный баланс и избегали риска утечки жидкости наружу. К тому же эти упрямые человечки, к огромной радости бандитов, по ночам танцевали на горящих углях.

И все-таки глиняные статуи, хоть и тонкие, но тяжелые, беспокоили Нетуба. Вначале он хотел делать их из дерева, но они оказались еще тяжелее. Мумия, лишенная внутренних органов, почти ничего не весит, поэтому не стоило возбуждать любопытство жрецов во время церемонии открытия рта. Когда речь шла о рядовых покойниках, божьи слуги не давали себе труда вынимать мумию из гроба. Они лишь приподнимали картонную или гипсовую маску, касались теслом губ и произносили священные слова, возвращающие мумии чувствительные способности, а затем переходили к следующему покойнику.

— Видишь ли, Ануна, — говорил Нетуб тихо, так, чтобы его не услышали другие, — вас перемешают с другими мумиями, настоящими, и вполне возможно, что служители почувствуют разницу в весе. В этом вся опасность. Мы должны облегчить глиняные статуи. Я даже подумал, а не заменить ли их картонными.

— Картон непрочен, — возразила Ануна. — Его можно продырявить пальцем. А от тяжести инструментов половинки статуй вообще разойдутся.

— Знаю, — вздохнул Нетуб. — Потому-то я и остановился на глине.

— А сколько времени ты сможешь удерживать здесь всех этих людей? Они скоро заскучают, захотят вернуться в город… И там, в пивных, все разболтают проституткам.

— Долго мы здесь не пробудем, — ответил Нетуб, чье лицо скрывала темнота ночи. — Анахотеп умрет со дня на день.

— Вот как? — удивилась девушка. — Как ты можешь быть в этом уверен?

— Потому что мы убьем его, — спокойно ответил Нетуб Ашра.

15

Нетуб показал Ануне яд, который должен был поставить точку. Это был пузырек из матового стекла, чуть больше указательного пальца, заткнутый глиняной пробкой.

— Полагаешь, ты сможешь незаметно приблизиться к нему, чтобы влить эту дрянь в вино? — недоуменно спросила девушка.

— Нет, не я, — коротко ответил Нетуб. — Я передам пузырек двум детям, которые сопровождают Анахотепа в его ночных прогулках. Они — два брата, в которых номарх влюбился и которых он называет «живыми посохами», потому что привык опираться на них при ходьбе.

— Дети согласятся отравить номарха? — недоверчиво спросила Ануна.

— Они ненавидят его. Они его боятся. Анахотеп велел зашить им веки, чтобы они не могли увидеть его секреты. У них лишь одна мысль — избавиться от него и обрести зрение. Ты считаешь, что это недостаточно веская причина?

— Пожалуй, — согласилась девушка.

— Завтра я еду в Сетеп-Абу, — продолжил Нетуб. — Ты поедешь со мной, так как я не хочу оставлять тебя одну с моими людьми. Теперь, когда все готово, надо побыстрее покончить со всем этим. Два месяца, пока мумия Анахотепа будет мокнуть на троне, станут тяжелым испытанием, и я должен быть рядом.

Странным было возвращение девушки в Сетеп-Абу: она вошла туда как фантом. Сопровождаемая Нетубом Ашрой, Ануна проскользнула в город, переодевшись погонщиком верблюдов. Ей казалось, что прошла вечность с тех пор, как она покинула Дом бальзамирования. Хоремеб, Падирам, Хузуф вспоминались как товарищи из какой-то прошлой жизни, да и сама она не имела ничего общего с ничтожной благовонщицей, которой когда-то была.

Город пугал, он был не таким, как прежде. Обезлюдевшие в темноте улицы превращались в пустыню по мере того, как поднималась луна.

— Это из-за прихвостней Анахотепа, — шепнул ей Нетуб. — Каждую ночь они врываются в дома, воруют женщин и детей. Те, кто имел неосторожность улечься спать на террасе, становятся их первыми жертвами.

— Они делают из них мумий? — дрожащим голосом спросила девушка.

— Женщин? Да, — прошептал Нетуб. — Номарх хочет окружить себя гаремом мумий, а не деревянными куклами, а поскольку его верные придворные отказываются предоставить ему своих жен, он заставляет похищать самых красивых девушек в кварталах бедняков. Но в конечном итоге это нам на руку, потому что благодаря этим трупам вы сможете проникнуть в пирамиду.

Завернувшись в бурнусы, они прокрались по опустевшим улицам, наполненным зловещей тишиной. Слышно было, как мяукают три сотни кошек богини Бастет, но не было и намека на разудалые песни солдат, вываливающихся из какой-нибудь пивной. С наступлением сумерек жители Сетеп-Абу заперлись в своих домах, оставив улицы призрачным слугам номарха.

Нетуб и Ануна крались вдоль фасадов. Впереди шел главарь шайки с кинжалом в руке, готовый всадить его в любого, кто попытается встать у них на дороге. Наконец они проскользнули в садик у маленького домика из необожженного кирпича, дверь которого была помечена печатью Анахотепа. Преждевременно состарившаяся женщина, трясясь, ждала их. На каменной скамье бок о бок сидели два мальчика с зашитыми веками. Они были обнажены и носили на голове детские прядки. На них были дорогие украшения, а их тела пахли изысканными благовониями.

34
{"b":"5044","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
Найди точку опоры, переверни свой мир
Никаких принцев!
Вещные истины
Проверено мной – всё к лучшему
Автономность
Рестарт: Как прожить много жизней
Три нарушенные клятвы
Народный бизнес. Как быстро открыть свое дело и сразу начать зарабатывать